Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Сподвижник духовника всех русских святогорцев: афонский старец схимонах Николай

Молитва на АфонеСхимонах Николай был верным сподвижником великого старца и общего духовника русских святогорцев иеросхимонаха Арсения. Из жизнеописания последнего известно, что, находясь в Киево-Печерской Лавре, будущий старец Арсений нашел там себе спутника по имени Никита, уроженца Тульской губернии, который с этого времени до самой смерти, более сорока лет, во всех скорбях, трудах и подвигах был ему соучастником. Взяв благословение у киевских чудотворцев и помолившись им, отправились они далее в путь.

В Молдавии, в Балашевском скиту, их обоих постригли в монашество и нарекли Алексею имя Авель, а спутнику и сотруднику его Никите — Никандр. Здесь же, не желая жить по своей воле, они совместно решили одному у другого быть в послушании и не разлучаться до самой смерти. Так и исполнили они это на самом деле. Хотя отец Никандр и желал отца Авеля иметь себе за пастыря, потому что тот был уже иеромонах и духовник, но отец Авель никак не соглашался быть за старца. Поэтому и решили жить одному у другого в послушании, по-братски.

На Афоне они продолжали исполнять свой договор и были друг у друга в полном послушании. Они не только жили вместе, но и воспитывали друг друга. Великий старец Арсений со своей безграничной добротой и любовью благотворно влиял на отца Никандра. Видя его Божественную любовь к людям, отец Никандр и сам умилялся и падал ему в ноги, плакал и просил прощения за свое жестокосердие, хоть и сам имел милостивое сердце. Так блаженные старцы соревновались в любви.

Вскоре оба постриглись в великую схиму. Отец Авель, духовник, наречен был Арсением и принял схиму от одного схимонаха, Арсения. А отец Никандр наречен был Николаем и принял схиму от своего же собрата отца Арсения, и стали они уже как старец с учеником.

Жили они по пустынному уставу. Никаких попечений житейских не имели: не занимались ни садом, ни огородом. Хотя у них и были масличные деревья, но они за ними не смотрели. Когда поспевали плоды, то отцы приглашали одного из нуждающихся, бедных людей и ему поручали набрать себе плодов.

Они к себе никого не принимали и говорили: «С нами жить никто не может. Мы едва за тридцать лет достигли того, что и теперь еще искушаемся и изнемогаем. Хотя дух и бодр, но плоть немощна, и если бы благодать Божья не подкрепляла нас, то и этого не смогли бы».

С того времени, как они пришли на Святую Гору, отец Николай прожил девятнадцать лет, а отец Арсений — двадцать четыре года. За все это время они не позволили себе вкусить ни рыбы, ни сыра, ни вина, ни масла. Пища их была сухари, моченные в воде. И те приносили они на своих плечах на гору из Иверского монастыря. Еще любили черные баклажаны квашеные, посыпанные красным перцем. Много солили стручкового красного перца.

Вот повседневная их трапеза: сухари, перец и баклажаны, случался и лук, если кто принесет. Соленые маслины и смоквы предлагали только гостям. И всегда вкушали однажды в день, в третьем часу пополудни, а в среду и пяток оставались без трапезы.

Устав их жизни был таков: после трапезы до вечерни занимались по кельям чтением духовных писаний. Потом правили по уставу вечерню, читали ее всегда со вниманием и со слезами, не спеша, тихо и кротко. Потом служили повечерие с каноном Богородице и на сон грядущий читали молитвы. Ночь всю препровождали в бдении, в молитве и поклонах. Если сон их преклонял, то, сидя, мало давали место сну, не более часа за всю ночь и притом неприметным образом, а более нудили себя, часто ночью прохаживались. Часов у них не было, но всегда знали они, который час, ибо под горою, в Иверском монастыре, на колокольне били часы, и они их слышали.

В самую полночь сходились отцы в церковь на соборную молитву и там читали полунощницу, а потом утреню по уставу. После утрени читали всегда канон с акафистом Пресвятой Богородице. Затем предавались безмолвию, пока рассветает. Днем занимались рукоделием — делали по десяти ложек на брата, работая в разных местах. Разговоров между собой никогда не вели, разве только о необходимом, и пребывали всегда в молчании, в хранении сердца и в беспрестанной умной молитве. Потом читали часы и молебен Божией Матери, а потом трапезничали. И так препровождали дни и ночи в беспрестанной молитве и рукоделии.

Афонский старец Арсений

Еще, когда были вино и просфоры, в которых они имели великую нужду, старец Арсений часто любил служить Литургию. Если представлялась такая возможность, то служили ее почти каждый день.

Служили Литургию вдвоем. Два старца, удрученные и иссушенные постом. Один в алтаре, пред престолом Господним, стоял и плакал и от слез не мог говорить возгласов, только едиными сердечными воздыханиями тихо произносил слова молитвы, а другой на клиросе стоял и рыдал. На их Литургии призревал Сам Господь по обетованию: «Вся бо сия сотвори рука моя, и сия суть вся моя, глаголет Господь. И на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес моих?» (Ис. 66, 2). Здесь трисвятую песнь припевали ни единого житейского попечения не имущие и воистину ничего земного не помышляющие. Здесь, посреди двоицы, Сам Господь пребывал по обетованию: «идеже бо еста два или трие собрани во имя мое, ту есмь посреди их» (Мф. 18, 20).

Эти два старца так возлюбили Господа своего, что ни на одну минуту с Ним не хотели разлучаться, но всегда с Ним услаждались беседой умом, и сердцем, и устами. Только у них и было разговоров, что о молитве или о любви к Богу и к ближнему, а если кто начинал при них говорить плохое о своем брате, то они прекращали беседу. Всякого ближнего любили больше, чем себя, что явно показывали дела их. Они всегда старались, чтобы каждый был спокоен. Кто бы к ним не пришел, с какою нуждой, они никого из кельи своей не выпускали скорбящим. Последние книги свои отдавали в залог и уже после, как им Бог поможет, выкупали. А кто душевную скорбь имел, то того утешали благими своими беседами. Бедные имели в них помощников, скорбящие - утешителей, странники и немощные грехами — скорое исправление и освобождение.

Наконец отец Николай упросил духовника, чтобы тот приходящих посещать их в келью к нему никого не допускал, чтобы его не беспокоили. За год до смерти отца Николая было им обоим во сне откровение. Отцу Николаю был голос, что он уже переплывает великое и многоволнистое море и достигает тихого пристанища. И отцу Арсению был голос, что и он приближается к великому и прекрасному городу и заканчивает свой путь. Оба старца поведали друг другу об откровении и познали, что оно от Бога, и уразумели, что приближается их кончина. Тогда приложили они пост к посту и к слезам слезы и начали готовиться к отшествию своему.

За полгода до смерти отец Николай лишился зрения. И хотя телесными очами ничего не видел, но душевными зрел совершенно. Ибо открыл ему Бог угодников Своих, на Святой Горе Афонской в живых еще пребывающих, о чем рассказывал он отцу Арсению, боясь, да не впадет в какую бесовскую прелесть. Отец же Арсений весьма предостерегал его и не велел ему доверять видениям, а только плакать пред Богом и просить за грехи свои прощения.

Отца Николая посетили и другие телесные болезни. Он не мог уже ходить в церковь, но более сидел на одре, и то понуждая себя делать это, так как не хотел лежать на боку.

Когда в субботу или в воскресенье духовник хотел отслужить Литургию, то приходил в келью к отцу Николаю и говорил ему:

— Отец Николай, Литургию бы надобно отслужить.
Он же веселым гласом ему отвечал:
— Служи, отче.
Духовник тогда скажет:
— Как я буду служить? Ты болен, а одному невозможно?
Отец Николай ответит:
— А я приду и помогу тебе.

И встанет с одра своего, и пойдет, и правило прочитают, и Литургию отслужат. Отец Николай причастится Тела и Крови Христовой, возьмет просфору, и ей почти неделю питается, а другой пищи никакой не берет.

И так жили они целых полгода. Каждую неделю была Литургия, а иногда и две. А певец и чтец был больной и слепой, однако за ним не было остановки, он всегда был готов исполнить свое послушание.

В субботу мясопустную также служили Литургию, и отец Николай был причастником Святых Таин. После Литургии он пошел в свою келью, а духовник, убрав в алтаре, — в свою. Но вскоре отец Николай пришел к духовнику в келью, пал ему в ноги и сказал ему: «Прости меня, отче святый, что я не вовремя к тебе взошел, ибо имею нужное тебе сказать». Духовник отвечал: «Бог тебя простит, говори, что имеешь». Тогда отец Николай, исполненный слез, начал говорить: «Отче святый, когда после Литургии я прошел в келью и сел на одре моем, вдруг открылись очи мои, и начал я видеть хорошо. Вдруг отворилась дверь кельи моей, и вся она исполнилась света. В келью мою вошли три человека: двое юношей со свечами, а посреди них муж в священнической одежде, сияющий в неизреченной славе. Они подошли ко мне. Муж в священнической одежде говорит мне:

— Благослови, отец Николай.
Я убоялся и промолчал. Он же вновь сказал мне:
— Узнал ли меня? Кто я?
Тогда я исполнился дерзновения и ответил ему:
— Воистину узнал, кто ты!
Он вновь спросил:
— А кто я?
Я ему ответил:
- Ты — отец Аникита, наш друг и сопутешественник во Иерусалим, и уже третий год пошел, как ты помер.

Он же говорит мне:

- Воистину, отец Николай, это я. Видишь ли, какой славой наградил меня Царь Небесный Иисус Христос. И тебя такой же наградит. Через четыре дня освободишься от всех скорбей и болезней, и меня Господь послал утешить тебя.

И вдруг они вышли из кельи, а я остался един, и вновь закрылись очи мои, но наполнилось сердце мое неизреченной радостью».

Отец духовник, выслушав все это, сказал ему:

— Осторожно, отец Николай, да не искушен будешь, а этому не доверяй, но уповай на Бога и проси Его милости.

Отец Николай ответил ему:

- Отче святый, прости меня! Буди воля Господня надо мной. Но исполнилось сердце мое неизреченной радости. Прошу тебя, отче святый, служи теперь каждый день Литургию, а я буду готовиться и причащаться Тела и Крови Христовой.

Отец духовник сказал ему:

— Хорошо, я буду служить, только чтобы за тобой не было остановки.

И так пошел отец Николай в свою келью.

Литургия была и в неделю, и в понедельник, и во вторник. Отец Николай был причастником на ней, и ему стало легче. В среду на сырной неделе служили часы, а в четверток вновь была Литургия. Отец Николай читал и пел на Литургии, и был причастником Тела и Крови Христовой.

После Литургии духовник по обычаю дал ему просфору, но он не взял, а только сказал:

— Отче, взойди ко мне в келью.

Отец духовник пришел к нему. Отец Николай сел на одре своем, спиною оперся на стену, и начало лице его изменяться, играть румянцем, и он, возведя очи свои в небо, был как в исступлении. Потом пришел в себя и начал говорить:

— Благодарю тебя, отче святый, что ты претерпел от меня до кончины моей все мои недостатки и довел меня до Царствия Небесного.

Духовник спросил его:

— Отец Николай, что видишь?

Он же ответил:

— Вижу, отче святый, что пришли за мной посланники и разодрали мое греховное рукописание. Уже, отче, благослови!

Духовник сказал:

— Бог тебя благословит.

Он же сказал:

— Рукой благослови.

Духовник благословил рукой. Он же, взяв руку, поцеловал ее и, еще не выпустив из своих рук руки духовника и подняв очи свои на небо, тихо проговорил:

- Господи, в руки Твои прими дух мой! — и тут же испустил душу свою Господу. Ему же от юности своей работал и верой и любовью послужил. Воистину «Честна пред Господем смерть преподобных его» (Пс. 115, 6).

Случилось это 6 февраля 1841 года, на сырной неделе, в четверг. На погребение отца Николая пришло много русских братий — все ученики отца Арсения. И все удивлялись: лежит отец Николай как живой, в лице не изменился, руки и ноги — как у живого, не окоченели, все члены и составы мягки, а из уст исходит приятное благоухание. И вся братия радовалась и прославляла Бога. Похоронили почившего в неделю сырную и разошлись по своим местам.

Печатается по книге: "Русский Афонский Отечник XIX - XXвеков". - Святая Гора, Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012

 

Дополнительно см.:

Восстановитель русского святогорского монашества старец–иеросхимонах Арсений Афонский (+1846)

 

 

 

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Первые славянские обители на Святой Горе Афон
С первых дней существования на Афоне монашества святогорские обители отличались необычайным гостеприимством в отношении каждого, кто приходил туда для иноческого подвига. Никого здесь не спрашивали о
Славянское наследие монастыря «Агиа Павла» на Афоне
Предлагаем вниманию читателей портала «Русский Афон» работу церковного историка и богослова, доцента Санкт-Петербургской духовной академии архимандрита Августина (Никитина), посвященную славянскому на
Афонский молчальник старец-схимонах Андрей (Путилин)
15 февраля 1906 года преставился русский афонский старец Андрей (Путилин), более 30 лет исполнявший на Святой Горе особый подвиг абсолютного безмолвия (молчания).
Русские и другие славянские обители на Афоне
Путешествуя в Святую Землю, благочестивые русские паломники не забывали побывать и на Святой горе Афонской, куда устремлялись православные люди со всех концов света. Афон - «Агион-Орос», гористый и ле
Афон и Болгарская Православная Церковь
По преданию, хранимому Болгарской Церковью, епископская кафедра в г. Одесс (нынешняя Варна) появилась еще в I веке. Возглавлял ее ученик апостола Павла Амплий (15, 245). Массовое крещение болгарского
Из истории «казачьего» Свято-Ильинского скита на Афоне
Скит св. пророка Илии на Святой Горе Афон основан был в 1757 г. Его основателем является один из известнейших отцов нашей Церкви преп. Паисий (Величковский), известный во всем православном мире как вы
Религиозно-культурное влияние горы Афон на Сербию
С Х века главным центром православного монашества становится Афон – гористый полуостров северной Греции, омываемый Эгейским морем и увенчанный пиком высотой 1935 метров над уровнем моря. Известный под
В.Мешалкин. Афон, Сербская и Болгарская Православные Церкви
Сербы приняли христианство в VII веке и состояли то в римской, то в греческой, а то и в охридской юрисдикциях. Но ни западные, ни восточные проповедники не могли полностью христианизировать сербов, по
Аскетический идеал христианства и его осуществление в монашестве южных славян
День славянской письменности и культуры традиционно называют церковно-государственным праздником. Именно в нем Церковь и государство нашли точки соприкосновения в осмыслении нашей истории. Но в то
Славянские рукописи на Афоне
В монастырских собраниях Святой Горы Афон наряду с греческими рукописями находится значительное количество славянских (свыше 1400 кодексов и отрывков), датируемых XI - нач. XX в. Кроме того, в архивах
Последние обновления
Архив сайта
<<<Февраль 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
91011121415
16171819202122
232425262728 
Видеогалерея

 

 

на верх