Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Благотворительность Афонского Пантелеимонова монастыря: построенные школы и больницы, помощь бедным и сиротам

Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырьОсобую и очень яркую страницу истории Русского на Афоне Свято-Пантелеимоновского монастыря составляет обширная благотворительная деятельность и помощь, которую оказывала его братия различным православным монастырям, приходам, учебным, богоугодным заведениям, бедным и сиротам как в России, так и за границей.

Построенные школы и больницы

Во второй половине XIX – начале XX веков братия Афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря устроила целый ряд различных учебных и лечебных заведений. Кроме того, она оказывала значительную благотворительную помощь уже существовавшим училищам, семинариям, школам, лазаретам, больницам и т. п.

17 октября 1876 года в создаваемом братией Руссика Ново-Афонском Симоно-Кананитском монастыре была открыта мужская школа на 20 учеников для местных жителей – абхазцев и грузин, куда принимали преимущественно сирот на полное содержание монастыря. Во время состоявшегося в этот день праздника освящения первого построенного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы три мусульманских мальчика из числа ее воспитанников приняли святое крещение, а учитель с учениками причастились св. Таин. Однако уже через 40 дней после своего открытия (29 ноября 1876 года), ввиду угрозы предстоящей русско-турецкой войны, школа по распоряжению местного начальства была закрыта, а ее ученики распущены по домам к своим родителям и опекунам, снабженные новой одеждой, бельем и обувью на средства обители . Возобновила свою работу школа только после окончания войны – в конце 1878 года. В начале 1880-х годов для нее был построен большой дом в нижней (приморской) части монастыря, где школа и функционировала вплоть до событий революции 1917 года и гражданской войны.

Мужская школа при Новоафонском Симоно-Кананитском монастыре. 1885 г.

Русские святогорцы много сделали для создания нескольких русских учебных заведений в столице Османской империи и ее пригородах. В частности, 30 мая 1897 года российский посол в Константинополе А. И. Нелидов известил игумена Руссика о. Андрея, что иеромонах Мисаил передал от его имени 100 турецких лир на устройство при посольстве русского училища (школы) – первого подобного учебного заведения в европейской части Османской империи. В своем письме А. И. Нелидов отмечал, что училище «было основано мною после многих стараний и с одобрения почившего отца игумена святой обители Вашей. От всего сердца радует меня теперь оказанная Вами помощь, благодаря которой станет возможным в будущем учебном году довершить дело школы при настоящей ее программе открытием высшего класса. Более 70 учеников получают в ней воспитание в духе православия и на русском языке и предохранены от поступления в руки иноверных пропаганд; некоторые из учеников перешли даже в нее из школ, содержимых этими пропагандами. Не сомневаюсь поэтому, что и на будущие годы святая обитель Ваша не оставит без поддержки единственного русского училища, призванного на утверждение святой нашей веры и русского влияния на Востоке» .

Непосредственно созданием училища занималась жена посла – госпожа Нелидова, обучались в нем в основном православные греки. Братия Руссика и в дальнейшем оказывала различную помощь этому учебному заведению. Так, например, 25 июня 1899 года его директор В. Мошков в письме игумену Андрею выразил благодарность за труды регента ученического хора о. Полихрония, благодаря которому 12 учеников-греков «сделались почти настоящими русскими певчими» . В своем письме игумену Андрею от 28 июля 1903 года посол И. А. Зиновьев сообщил, что получил через доверенное лицо монастыря в Константинополе иеромонаха Адриана 12 тысяч рублей, пожертвованных на постройку здания русского училища, и выразил «сердечную признательность за этот щедрый отзыв» на свое обращение. Посол также поблагодарил за разрешение участвовать иеромонаху Адриану в хозяйственной комиссии училища в качестве казначея и попросил содействия со стороны опытной в строительном деле братии Свято-Пантелеимоновского монастыря .

В 1902 году четыре крупные русские келейные обители на Афоне – свт. Иоанна Златоуста, Воздвиженья Креста Господня, Святой Троицы и свт. Николая Чудотворца (Белозёрка), входящие в состав «Братства русских обителей (келлий) Афона» при участии Свято-Пантелеимоновского монастыря и содействии российских дипломатов основали школу для детей младшего возраста бедных русских и славянских жителей столицы Османской империи, с интернатом на 14 детей. Освящение купленного на деньги святогорцев школьного здания состоялось 19 декабря 1902 года в присутствии российского посла в Константинополе И.А. Зиновьева и многих других высокопоставленных лиц .

Попечителем школы стал директор Русского археологического института в Константинополе (в 1894–1914 гг.) Федор Иванович Успенский. Ее создание было очень важным шагом, так как в Османской империи в те годы весьма активно действовали католические и протестантские миссионеры. Расходы на содержание этой школы взяли на себя в основном четыре русские афонские келлии: свт. Иоанна Златоуста, Воздвиженья Креста Господня, Святой Троицы и свт. Николая Чудотворца (Белозёрка). Всего они затратили на покупку дома для школы и ее содержание около 100 тысяч рублей, а на устройство при ней интерната (приюта) еще 3 875 рублей .

В последний 1913/14 учебный год в школе обучалось 88 детей, к этому времени ее закончили 8 человек. Закон Божий сначала преподавал помощник настоятеля посольской церкви протоиерей Николай Остроумов, вместо которого был назначен эконом Свято-Николаевского подворья келлии Белозёрка в Константинополе иеромонах Анатолий. 17 мая 1914 года, в последний учебный день был проведен литературный утренник, который посетили российский посол М. Н. Гирс с супругой . Вскоре после этого школа была закрыта турецкими властями в связи с началом Первой мировой войны.

В 1904 году главным образом усилиями настоятеля русской афонской келлии свт. Иоанна Златоуста иеросхимонаха Кирилла (в миру Капитона Илларионовича Абрамова) была создана трехгодичная церковно-приходская школа при русском храме-памятнике св. вмч. Георгия Победоносца в местечке Сан-Стефано (вблизи Константинополя). Школа открылась в ближайшей к Сан-Стефано греческой деревне Галатария, в нее принимали молодых людей 13-22 лет, умеющих читать и писать по-русски. Преподавание в школе велось на русском языке, учащиеся также изучали церковно-славянский язык и русский распев; в 1908 году в ней училось 15 человек (в основном греков) .

К 1908 году в Сан-Стефано также были открыты двухгодичные курсы для молодых послушников (иноков). По мнению некоторых исследователей Афона, к мысли о необходимости создания монашеской школы в Константинополе иеросхимонаха Кирилла привело его активное участие в возрождении Высоко-Дечанской лавры (Сербской Православной Церкви). Школа должна была готовить богословски грамотных монахов и для Сербии. На устройство и содержание этих курсов русские святогорцы затратили 16 193 рубля .

Значительную благотворительную помощь братия Руссика оказывала различным давно существовавшим учебным заведениям в России и за границей. Так, в 1880-е годы Московской женской учительской семинарией В. Чепелевской было пожертвовано четыре тысячи рублей . 12 декабря 1894 года директор Императорского лицея в память цесаревича Николая в Москве выразил благодарность игумену Андрею за передачу 6 декабря в дар от монастыря настоятелем московской часовни св. вмч. Пантелеимона иеромонахом Титом двух больших икон – Божией Матери «Скоропослушницы» и св. вмч. Пантелеимона, а также значительного количества маленьких икон для раздачи учащимся .

Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь

В ноябре 1900 года братия Свято-Пантелеимоновского монастыря пожертвовала 500 рублей школе в с. Богословском Каширского уезда Тульской губернии и еще 500 рублей – церковно-приходской школе в районе Галерной гавани Санкт-Петербурга .

9 мая 1902 года к игумену Руссика о. Андрею обратился инспектор северо-сирийских школ Императорского Православного Палестинского общества Иван Спасский с просьбой прислать несколько иерейских облачений для бедных церквей Сирии: «Здесь церкви так скудны денежными средствами, что во всех сельских церквах облачения из самого простого и дешевого ситца. Поэтому они будут весьма рады, если Вы благоволите прислать хотя поношенные ризы» . Эта просьба, скорее всего, была выполнена.

Постоянно оказывалась помощь и духовным учебным заведениям Российской Православной Церкви. Так, 10 августа 1901 года ректор Благовещенской Духовной семинарии архимандрит Никон в письме иумену Руссика о. Андрею поблагодарил за подаренную икону св. великомученика Пантелеимона. 18 сентября 1907 года студенты Казанской Духовной Академии выслали игумену Мисаилу письмо с благодарностью за теплый прием в монастыре и присланные позднее в Академию фотографии. Подобное благодарственное письмо в следующем году прислали игумену студенты Московской Духовной Академии, особенно отметив подаренные фотографии обители и икону св. великомученика Пантелеимона. 11 ноября 1910 года ректор Пермской Духовной семинарии выслал о. Мисаилу письмо с благодарностью за теплый прием в монастыре паломнической группы воспитанников и подаренную для семинарского храма икону св. великомученика Пантелеимона. 10 января 1913 года ректор Казанской Духовной Академии епископ Чистопольский Анастасий выразил благодарность игумену за высланные 18 декабря 1912 года для академической библиотеки монастырские издания и т. д. .

Из лечебных заведений, которые содержались на средства Свято-Пантелеимоновского монастыря, следует, прежде всего, назвать больницу самого Руссика, где бесплатно лечили паломников, насельников других обителей Святой Горы и бедных пустынников. В хранящейся в монастырском архиве «Описи построек о. Иеронима 1840–1874 годов» указывалось, что была «построена для всех бедных без различия больница с церковью», стоимостью две тысячи турецких лир .

Закладка храма и новой монастырской больницы в Руссике. 14 мая 1896 г.

8 января 1896 года собрание старшей братии Руссика с участием игумена Андрея постановило: 1) построить новую больницу с церковью по прямой линии главного корпуса, начиная от стены храма Рождества Богородицы и Святого во храм Ее Введения на пожертвованную заведующим Московским подворьем иеромонахом Аристоклием (Амвросимовым) сумму 85 тысяч рублей; в строящемся новом корпусе три верхние этажа определить для больницы и богадельни, переведя их из Иоанно-Богословской больницы, корпус которой преобразовать в жилое помещение. 14 мая 1896 года была совершена закладка нового здания больницы, приуроченная к коронации императора Николая II. После завершения строительства возможности оказания лечебной помощи в самой обители существенно могли расширится, но проект был лишь частично реализован – построили только храмовое здание, ныне называемое Святительским корпусом, а саму больницу возвести не удалось.

Насельники Свято-Пантелеимоновского монастыря, Свято-Андреевского скита и келлиоты приняли участие в постройке и содержании русской больницы св. вмч Димитрия Солунского в Салониках, учрежденной по инициативе российского консула А. А. Гирса . Идея ее создания появилась в 1903 году, а попечительство строительства лечебницы было образовано при Российском Генеральном консульстве в Салониках после поступления первых пожертвований на заседании 7 января 1905 года. Значительную часть этих пожертвований внесла братия Руссика, при этом и Братство русских обителей (келлий) Афона в дальнейшем пожертвовало на устройство и содержание больницы более 10 тысяч рублей.

Строительные работы велись в 1905–1909 годах при непосредственном участии насельников Свято-Пантелеимоновского монастыря. Так, 4 апреля 1909 года консульство по поручению Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках попросило игумена Руссика о. Мисаила в ближайшее время прислать иеромонаха Андрея (в миру Андрея Степановича Жекова) «для принятия на себя наблюдения за работами по постройке», поскольку архитектор закончить их не может. При этом о. Андрей ранее с большой пользой для дела уже участвовал в работе комитета .

Русская больница в Солуни. Фото начала XX в.

29 августа 1909 года состоялось XXIII заседание комитета, которое подвело итог основных строительных работ. В нем приняли участие председатель – управляющий генеральным консульством А. М. Петряев, семь членов комитета, среди них представители Руссика иеромонах Серафим и заведующий работами иеромонах Андрей, секретарь, почетный член – действительный статский советник А. А. Гирс, русский доктор Шабунин и местный болгарский врач Руменов. В кассе комитета в это время находилось 1 127 турецких лир, в том числе 263 пожертвованных императором Николаем II на устройство хирургического кабинета, и 58 лир, внесенных Мордвиновой на оборудование аптеки. На заседании было решено устроить клиническую больницу с амбулаторным приемом, аптекой и бактериологическим кабинетом. Так как в основном предполагалось лечить местное население, планировалось подготовить младший медицинский персонал из его среды и вести просветительскую работу среди населения – распространять листовки и брошюры на местных языках с изложением правил гигиены и т. д.

Через несколько дней, 1 сентября, прошло расширенное совещание Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках с участием, помимо насельников Руссика, впервые приехавших с Афона представителей Свято-Ильинского скита, Братства русских обителей (келлий), Зографского монастыря и келлии св. Игнатия Богоносца, то есть обителей, внесших свои пожертвования. Совещание отметило благополучное завершение строительства больницы (в которой продолжалась внутренняя отделка) и единогласно приняло ее наименование – «Русская лечебница во имя св. вмч. Димитрия Солунского». Также было решено устроить особую палату с двумя бесплатными койками для афонских монахов, которой присвоить название «Афонская палата». Кроме того совещание постановило оказать помощь пособиями пострадавшему населению Македонии и принять на работу в лечебницу, помимо русского, и местного врача .

При больнице в 1909 году была устроена маленькая домовая церковь св. вмч. Димитрия Солунского. Настоятелями этого храма с самого начала по традиции служили иеромонахи Свято-Пантелеимоновского монастыря . 16 января 1910 года председатель Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках Г. В. Чирков написал игумену Мисаилу, что ввиду полного окончания работ по ее внутренней отделке на 24 января намечено освящение и торжественное открытие больницы, и просил прислать представителей братии для участия в этом торжестве. Игумен ответил Чиркову, что из-за сильного волнения на море может направить только пребывавших в Салониках представителей Руссика – иеромонахов Андрея и Серафима, которые и приняли участие в освящении здания .

В дальнейшем русская лечебница начала успешно работать. Так, в ее отчете за июнь 1914 года указывалось, что в этом месяце было принято 292 амбулаторных больных, в том числе 11 монахов; находилось на излечении 28 стационарных больных, из них 4 монаха (директором больницы в это время был приват-доцент С. Софотеров). Российский генеральный консул в Салониках В. Ф. Каль пожертвовал в операционную икону, а различные афонские монахи – 15 книг духовно-нравственного содержания, 42 картинки, 2 лампады, 2 куска полотна, 4 бутылки красного вина и т.д. .

В 1875–1876 годах в основном на средства Свято-Пантелеимоновского монастыря была построена русская Никольская больница в Константинополе, в квартале Панджальди (Харбие), на большом участке земли, купленном за 5 тысяч лир. В дальнейшем эта больница (имевшая женское отделение) существовала в основном за счет взносов российского посольства и ластового сбора с русских судов, однако некоторые пожертвования по-прежнему вносил Свято-Пантелеимоновский монастырь, иеромонахи которого также периодически служили в больничной церкви свт. Николая Чудотворца и окормляли пациентов. 12 декабря 1898 года российское посольство в Османской империи выразило благодарность игумену Руссика о. Андрею за пожертвованные 20 ноября 220 турецких лир на постройку в Константинополе доктором Плесковым еще одной русской лечебницы .

Особую страницу составляет деятельность братии Свято-Пантелеимоновского монастыря по созданию и содержанию лазаретов для раненых и больных русских солдат и офицеров в период различных войн России, о чем будет рассказано в другом параграфе.

Благотворительность на нужды бедных и сирот

Братия Афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря весь период его истории, так или иначе, оказывала благотворительную помощь бедным и нуждающимся, но значительный характер она приобрела в середине 1850-х годов. Об этом хорошо было сказано в завещании духовника Руссика иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова): «Вам известно, как долго испытывал Господь обитель нашу великой бедностью и даже тяжкими долгами, ибо до Крымской войны она не имела состояния раздавать милостыню бедным. Но когда в то бедственное время монастырь наш с полным самоотречением решил поделиться с голодавшими сиромахами последним своим хлебом, то с того времени замечено было, что из всех стран и России начали присылать в Руссик изобильную милостыню, при помощи которой в то бедственное время обитель наша не имела нужды в содержании и еще многих бедных пропитывала. Столь боголюбезна добродетель общения и благотворения» .

Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь

Помощь оказывалась всем нуждающимся – как бедным святогорцам, так и жителям соседних с Афоном местностей – грекам и болгарам. Так, во время неурожая в Македонии в 1881 году братия Руссика раздала голодающим людям из близлежащих областей на 10 тысяч рублей хлеба, привезенного из России на монастырском судне или закупленного обителью в Салониках .

На подворьях Свято-Пантелеимоновского монастыря в России бедным ежедневно раздавали бесплат¬ную еду. На Московском подворье благотворительной деятельностью особенно активно занимался его многолетний заведующий преп. иеросхимонах Аристоклий. Старец обладал даром исцеления и прозорливости и принимал ежедневно сотни людей, нуждающихся в помощи. Многочисленные пожертвования верующих отец Аристоклий раздавал страждущим, оплачивал обучение детей из бедных семей.

В 1881 году при доме Московского подворья монастыря на Большой Полянке, 38 Николаевское попечительство в память взятия Плевны при содействии игумена Руссика о. Макария с братией учредило приют во имя св. вмч. Пантелеимона для призрения увечных воинов Русско-турецкой войны и получивших увечья служащих и рабочих российских железных дорог. Согласно правилам, утвержденным Министерством внутренних дел 2 мая 1881 года, в приюте должны были содержаться на средства монастыря и благотворителей не свыше 8 человек. Для этих целей игумен Макарий внес в государственный банк специальный капитал в размере 8 тысяч рублей. Приют управлялся комитетом из доверенных лиц от Николаевского попечительства и братии обители, его директором был назначен А. Вишняков . После возведения в первой половине 1910-х годов двух каменных трехэтажных зданий подворья Никольский приют разместился на первом этаже главного здания (1-й Петропавловский пер., 3) и просуществовал там до 1918 года.

15 сентября 1905 года братия Руссика пожертвовала Георгиевскому детскому приюту в память наследника великого князя Георгия Александровича в Москве две большие иконы – Божией Матери «Скоропослушницы» и св. вмч. Пантелеимона, общей стоимостью 240 рублей. Во время их торжественной встречи в этот день настоятель московской часовни св. вмч. Пантелеимона отслужил в приюте молебен. Свои благодарственные письма в монастырь прислали не только директор приюта О. Сиверс, но и служащие, и воспитанники . В марте 1901 года в сиротский приют г. Верный Семиреченской области братия обители подарила икону св. вмч. Пантелеимона .

Очень активной была благотворительная деятельность братии Одесского подворья Руссика. Построенная в 1895 году странноприимница нового здания подворья могла принимать до 600 постояльцев, за год их бывало более 2 000 человек, которые помимо крова над головой обеспечивались и питанием. Монахи помогали с получением паспортов, отвозили паломников на пароходы и железные дороги, встречали приезжающих со святых мест. Паломники были в подавляющем большинстве крестьянами и мещанами, зачастую неграмотными, им требовалась помощь в оформлении документов и сопровождение в незнакомом городе .

С 1895 года на подворье ежедневно беднякам по утрам выдавался кусок ржаного хлеба (от 250 до 500 грамм), на что каждый год расходовалось пять–семь тысяч рублей. Но и эту помощь богомольцам и беднякам братия подворья сочла недостаточной. Скоро она предприняла попытку выстроить собственный корабль для перевозки паломников. Кроме того, ежегодно вносилось 300 рублей в эмеритальную кассу духовенства Херсонской епархии, 300 рублей (а иногда и больше) ежегодно жертвовалось Свято-Андреевскому братству при храме Одесской Духовной семинарии и 50 рублей – бедным учащимся семинарии . В 1913 году было ограничено проживание на Одесском подворье нуждающихся и больных, которые ранее помимо паломников, приезжая в город на лечение или по другим надобностям, получали жилье и пропитание . Но в начале следующего года эта практика возобновилась.

Особенно выросла помощь бедным и нуждающимся в годы Первой мировой войны. В 1915 году на Одесском подворье были размещены около 300 беженцев с детьми из Галиции и Буковины, их бесплатное содержание и питание в течение трех лет стоило обители не менее 130 тысяч рублей. Все эти беженцы являлись греко-католиками (униатами), и по инициативе иеромонаха Кирика и при содействии епархиального миссионера Кальнева они, а также еще около других 700 беженцев из Галиции перешли в Православие. Униаты были приняты в Православие третьим чином через покаяние и отречение от католических заблуждений тремя группами – в праздник свт. Николая Чудотворца 9 мая, Вознесение – 19 мая и Введение – 21 ноября 1915 года Одесским архиепископом Назарием в кафедральном соборе города. После совершения присоединения каждый раз для всех устраивалась общая трапеза в подворье Руссика .

Все бывшие униаты и в дальнейшем получали наставления в вере от епархиальных миссионеров в здании подворья, где их кормили. Кроме того, с начала войны на Одесском подворье получали приют и бесплатное содержание приезжавшие в город для свидания с солдатами их жены и дети, матери и отцы, а также прибывавшие с фронта по поручению начальства полковые священники, офицеры и солдаты (всего за 1914–1917 годы их останавливалось на подворье около 110 тысяч человек). пять тысяч рублей братия пожертвовала бедным семьям запасных воинов, умерших на фронте, и, кроме того, этим семьям раздали хлеба на две тысячи рублей .

В годы Первой мировой войны насельники Одесского подворья также внесли 250 рублей в фонд Епархиального комитета по призрению беженцев духовного звания и 300 рублей – Обществу попечения о бесприютных детях погибших воинов . По свидетельству настоятеля архимандрита Кирика (Максимова), бесплатное кормление бедняков на Одесском подворье в 1918 году спасло его от «разграбления большевиками». За братию заступился бывший каторжанин, ранее получавший милостыню от подворья, а затем занявший видный пост в органах советской власти города .

В 1881 году игумен Макарий вступил в члены благотворительного братства при Успенском соборе в Таганроге, и Таганрогское подворье обители также стало вносить свои пожертвования на помощь бедным . В «отрасли» Руссика Ново-Афонском Симоно-Кананитском монастыре с 1880-х годов братия постоянно раздавала бесплатные медикаменты и продукты питания малоимущим.

Особенный же масштаб приобрела подобная помощь на самой Святой Горе. Во второй половине XIX – начале XX веков братия Свято-Пантелеимоновского монастыря активно помогала нуждавшимся афонским собратьям: сиромахам и пустынникам – бедным престарелым инокам, особенно во время игумена Макария (Сушкина) и духовника иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова), который сам ранее был отшельником и хорошо представлял все тяготы этого образа жизни . По указанию о. Иеронима иеросхимонах Пантелеимон (Сапожников) обошел всех афонских отшельников, и его заметки легли в основу книги, изданной, правда, значительно позже. За многих сиромах игумен Макарий вносил другим монастырям плату, в частности, за карульских пустынников. Если бы не помощь монастыря, то некоторых подвижников ожидала бы смерть от холода, голода и жажды. Так, в пустынных афонских келлиях в районе Карули, на южной оконечности Афонского полуострова, в 1840-х – 1860-х годах пребывало от трех до пяти старцев в возрасте 70-100 лет, которые нуждались в постоянном уходе и были уже не в силах подняться со своего ложа. Карульские пустынники получали от монастыря св. вмч. Пантелеимона регулярную помощь деньгами и продовольствием. Для бедняков в монастыре также имелась специальная больница . Благодаря заботам и материальной помощи иеросхимонаха Иеронима число русских иноков на Каруле к 1890-м годам увеличилось до 12 человек.

Об отношении отца Иеронима к пустынножителям хорошо свидетельствуют слова схимонаха Денасия (Юшкова): «Начало обильного раздавания милостыни деньгами, провизией, одеждой, обувью и прочими многообразными предметами положено блаженной памяти любвеобильным и милостивым духовником монастыря иеросхимонахом Иеронимом. Покойный «батюшка», как его все называли, в первые годы жительства в монастыре сам путешествовал по горе для раздачи милостыни и всего необходимого своим «духовным друзьям», как он выражался, иногда разыскивая их по самым непроходимым местам, так как до призвания в монастырь он сам жительствовал в пустыньке и хорошо знал тогдашнего времени замечательных подвижников.

В то время (после 1840 года) на Афоне русских иноков были единицы. Впоследствии при умножившемся русском братстве, по множеству занятий и при ослаблении здоровья он ограничивался тем, что, бывало, выйдет в воскресный день после трапезы из своей келейки в коридор, сядет на простой деревянный диван и начнет раздавать всякому по нужде, а нередко и более. Бывало, тут так тесно окружат его со всех сторон, что нет возможности пройти ни лестницей, ни коридором. Разгонять же эту бедноту у него, конечно, и в помысле не бывало. Тем же из многочисленных пустынников, которые по любви к строгому безмолвию или по дряхлой старости, или же по болезням и другим каким-либо причинам не могли лично или часто бывать в монастыре, отец Иероним посылал милостыню с нарочным из своих монахов или с их учениками, если таковые имелись и присылались» .

В 1882 году вблизи метоха Крумица игумен Макарий основал на земле обители специальный скит Новая Фиваида, где могли бы селиться русские пустынники и келлиоты, вытесняемые в то время греческими монастырями из купленных ими келлий. Инициатива устройства скита принадлежала о. Иерониму, написавшему для него устав. При жизни старцев-основателей отцов Иеронима и Макария число насельников Новой Фиваиды не превышало 150, но в начале XX века оно достигло 500 человек. В 1883 году для них был выстроен соборный храм во имя Всех преподобных Афонских, затем возведены две меньшие церкви Вознесения Господня и свв. Пантелеимона и Артемия, а в 1891 году построена двухэтажная церковь Пресв. Троицы и свв. апостолов Петра и Павла. Руссик также помогал деньгами, строительными материалами и деньгами в постройке келлий на земле скита и доставлял все необходимое для их насельников продовольствие . В 1912 году в Новой Фиваиде насчитывалось более 200 насельников, получавших от монастыря ежемесячное пособие продуктами, одеждой и самым необходимым.

В конце XIX – начале XX веков ежегодная помощь братии Свято-Пантелеимоновского монастыря афонским русским пустынникам-беднякам (сиромахам) и всем неимущим святогорцам других национальностей продовольствием, одеждой и т. п. составляла 15–20 тысяч рублей, в отдельные годы достигая 40 тысяч (не считая раздачи хлеба), помощь насельникам скита Новая Фиваида – 20–25 тысяч рублей, а бесплатная раздача книг и икон осуществлялась на 15 тысяч рублей . К 1914 году число русских сиромах, не имевших своих келлий и калив и живших только подаянием Руссика, составляло около 1000 человек. Кроме того, Руссик содержал приют на 40 человек и больницу для сиромах .

Подобную помощь бедным и нуждающимся оказывала также братия Свято-Андреевского и Свято-Ильинского скитов. Так, в частности, в летописи Свято-Андреевского скита говорилось о его основателе и первом игумене о. Виссарионе: «Старец наш был очень гостеприимен и радушен, ни богатому, ни убо¬гому не бывало отказа в приеме, как скуден он сам в это время ни был; поэтому в Серай охотно стекались беднейшие пустынники и келлиоты. Наступило 17 января, память святого Антония Великого, множество пу¬стынников сошлось на праздник; вина же, за недостатком денег, заготов¬лено было мало. Во время праздника заведовавший разливом вина схимо¬нах Пимен докладывает о. Виссариону, что вино на исходе. О. Виссарион успокоил о. Пимена, а сам отправился в церковь к иконе святого Антония, находящейся в иконостасе. И, помолившись перед ней, пошел и измерил вино в сосуде, сделав на палочке зарубку. Через несколько минут опять пришел и опустил палочку в сосуд – смотрит, вино, несмотря на розлив, стоит на том же уровне! Опять пришел: и опять то же! Свершившееся чудо он приписал благодати святой иконы, которую с того времени чтил как чудотворную» . Позднее в Свято-Андреевском скиту было устроено специальное помещение для болящих и бедных пустынножителей, при котором 1 февраля 1907 года митрополит Нил освятил храм Всех святых бессребреников и преп. Серафима Саровского.

Активной была помощь нуждающимся святогорцам и Братства русских обителей (келлий), основанного 14 мая 1896 года в память коронования императора Николая II. Братство ставило перед собой цели взаимной поддержки, оказания помощи бедным русским келлиотам, пустынникам, отшельникам и ведения миссионерской деятельности. Предполагалось также создавать приюты и лечебницы для престарелых иноков, монашескую школу для молодых иноков, издавать книги, брошюры, гравюры для бесплатного распространения.

В основных пунктах устава братства говорилось: 1. Оказывать пособие недостаточным русским кельям и каливам на содержание братии и беднейшим пустынникам и нищенствующим странникам на пропитание, одежду и обувь. 2. Бедным келлиям, храмы которых приходят в упадок, доставлять средства на поправку таковых. 3. Если в келлиях при бедности некому служить, то посылать туда безвозмездно священнослужителей. 4. Оказывать возможное содействие и материальную помощь русским старцам, когда господствующий монастырь покушается завладеть кельей или каливой путем отказа записывать в акт на владение наследников, избранных старцем из среды своих учеников и т. д.

Из келлиотов особенно известной была благотворительная деятельность настоятеля (с 1886 года) Благовещенской келлии Хиландарского монастыря схимонаха Парфения (в миру Петра Константиновича Гвоздева), бывшего насельника Свято-Пантелеимоновского монастыря. От него никто из афонских сиромахов и бедняков не уходил без «благословения», как на Афоне назывался дар. Отец Парфений также получал несколько десятков писем в день от российских бедняков.

«На широком дворе кучка нищих монахов пандахусов, болгар, греков – все ждали милостыни от старца схимонаха Парфения... С особой наивностью, которая бывает только лишь у невинных детей, да чистых сердцем и помыслом людей, он тщетно изыскивает способ накормить и напоить алчущих и жаждущих», – вспоминал позднее один из посетителей келлии. «Не забывайте бедных и помните, что дающему Господь воздаст вдвое; помните, что мы, бедные келлиоты, зависим от всего, от всяких случайностей, а вы человек, пишущий в газетах. Не пишите в них неправды», – эти слова, сказанные схимонахом при прощании, особенно запомнились русскому паломнику . Схимонаха знали далеко за пределами Афона. Так, святой праведный отец Иоанн Кронштадтский с сердечным приветом прислал о. Парфению в двух письмах 600 рублей на его благотворительную деятельность .

Михаил Шкаровский,
доктор исторических наук, профессор

Печатается по книге: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря с 1735 до 1912 года». Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 5. – Афон: Свято-Пантелеимонов монастырь, 2015

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Продолжатель традиции старчества. Духовник Афонского Пантелеимонова монастыря иеросхимонах Агафодор (Буданов)
17 (30) ноября 1920 года отошел ко Господу выдающийся подвижник Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, ученик его великих старцев Иеронима (Соломенцова) и Макария (Сушкина), а впоследствии
Отношение некоторых иностранцев к Русскому на Афоне Свято-Пантелеимонову монастырю в последние годы игуменства схиархимандрита Макария (Сушкина)
Доклад доктора философии Н. И. Феннелла на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рамках юбилейных торжеств, приуроченных к празднов
Русские старцы-отшельники на Афоне
Традиции русского пустынного и пещерного подвижничества никогда не иссякали как на Святой Горе, так и на Святой Руси. Со времен преподобного Антония Печерского, 1000 лет назад принесшего и утвердившег
Подвижник нашего времени. Жизнеописание 100-летнего игумена Афонского Пантелеимонова монастыря о. Иеремии (Алехина) (+ ФОТО)
Исполнилось 40 дней с момента блаженной кончины Игумена Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря схиархимандрита Иеремии (Алехина), преставившегося ко Господу 4 августа ( 22 июля ст. ст.) 2016
Святогорский игумен - схиархимандрит Андрей (Веревкин) и явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы
Чудесное явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы в 1903 году случилось в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон во времена игуменства в обители выдающегося святогорског
Русские князья — покровители Святой Горы и Русика в XVI веке
С 1497 года Россия со столицей в Москве, уже достаточно консолидированная (хотя и не восстановленная в прежних границах), фактически принимала на себя не только представительские, но и ктиторские функ
Равноапостольный князь Владимир и Русский Афон. К вопросу об основании древнерусского монастыря на Афоне во времена св. князя Владимира Киевского
Формирование монашеской традиции на Руси восходит ко временам Великого князя Киевского Владимира Святославовича (+1015), вскоре после его женитьбы на византийской принцессе Анне и Крещения Руси.
Прп. Ангелина Сербская в судьбе Русского Афона
В истории Русского монастыря на Афоне удивительным образом переплелись судьбы нескольких братских православных народов, и прежде всего – русских (всех русских, вышедших из Днепровской Святой Руси), се
Русь и Афон в XVI веке: Миссия игумена Паисия
Несмотря на всю поддержку православных государей в XVI веке, на регулярные пожертвования, святогорские обители все более и более впадали в бедность из-за непосильных турецких поборов. Россикон пережил
Русские княжества эпохи междоусобиц и Святая Гора в XII — XIII веках
Переход великого княжения к Андрею Юрьевичу Боголюбскому (ум. 1174), сыну Юрия Долгорукого, ознаменовался некоторым отдалением Руси от Византии. На Руси это период междоусобиц, дробления княжеств и ча
Последние обновления
Архив сайта
<<<Декабрь 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
141516171819
21222324252627
28293031   
Видеогалерея

 

 

на верх