Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Отношение некоторых иностранцев к Русскому на Афоне Свято-Пантелеимонову монастырю в последние годы игуменства схиархимандрита Макария (Сушкина)

Доктор философии Н. И. Феннелл Доклад доктора философии Н. И. Феннелла на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рамках юбилейных торжеств, приуроченных к празднованию 1000-летия присутствия русских монахов на Святой горе Афон (выездное заседание: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 22 сентября 2016 года).

В последние годы своей жизни игумен Макарий (Сушкин) один отвечал за неуклонно растущий Свято-Пантелеимонов монастырь и за всю русскую святогорскую общину [1]. Его советник и настоятель, старец Иероним (Соломенцов), тяжко болел и, наконец, в 1885 году, умер. Русские на Афоне процветали, а собратья-греки смотрели с завистью на их новые здания, стремительный рост населения и толпы паломников из России.

Греки находились в почти рабском положении, так как значительная часть доходов большинства их монастырей приходила из их бессарабских метохов, которые российское правительство периодически конфисковало. Летом 1883 года премьер-министр Греции Харилаос Трикупис командировал на Афон двух известных академиков-богословов, Николаоса Дамаласа и Панайотиса Павлидиса. Профессора боялись агрессивной русской экспансии и готовили для Афин доклад, рекомендующий укрепление положения греческого Афона [2].

Почти одновременно, в канун Пантелеимонова дня, приехал в монастырь Ватопед англичанин Ательстан Рейли. С ним ехал его приятель и оксфордский сокурсник, англиканский священник Оуэн Бриско. Получив от Константинопольского Патриарха рекомендательную грамоту, молодые люди провели приблизительно один месяц на Святой Горе и объехали почти все монастыри и главные скиты. Рейли подробно описал путешествие в своей книге «Афон, или гора монахов» [3].

Исследователю афонской истории эта книга, на первый взгляд, может показаться поверхностной и не совсем серьезной. Рейли и Бриско были состоятельные, довольно праздные джентльмены, наслаждающиеся приключенческим путешествием по Ближнему Востоку. Их юношеская веселость очевидна. Однако систематическое и подробное описание каждой обители, ими посещаемой, напоминает знаменитое путешествие пешехода инока Василия Григоровича Барского: Рейли кропотливо записывал не только статистические данные всех монастырских зданий (размеры, число братии, в них живущих, и т. д.), но и прикреплял несколько фотографий, хотя не в таком количестве, как рисунки Барского.

Рейли, как его предшественник сто лет раньше, представляет читателю четкое изображение Святой Горы определенного кризисного момента конца столетия. Мало того, Рейли удалось познакомиться с наиважнейшими участниками афонских событий 1880-х годов — Вселенским Патриархом, игуменом Макарием, афинскими профессорами и др. Таким образом, он описывает материальное и психологическое состояние обеих соперничающих на Афоне партий — русских и греческих. Было бы логично предположить, что он разделял мнения греков о положении на Афоне.

Рейли и Бриско провели больше всего времени в Ватопеде, посещали главным образом греческие обители и путешествовали почти все время с Кавалским и Ксанфийским митрополитом Феофилом, с которым они тесно сошлись. К тому же, они долго разговаривали с одним из афинских профессоров, который прекрасно владел английским языком. Но веселые молодые снобы из Англии постоянно насмехались над греками. Владыку они считали ленивым, многие из иноков, гостеприимно их принявших в греческих обителях, нелепо и наивно разговаривали.

Даже услужливый, явно культурный Патриарх Иоаким ІІІ англичанам казался немного смешным. Он вел с ними интересный разговор без переводчика, но, вместе со своим секретарем, вдруг отвлекся и с ребяческим любопытством стал осматривать грамоту, адресованную ему одним англиканским епископом [4]. А начитанным профессорам нельзя было верить, потому что они преувеличивали.

Когда англичане собирались вернуться в Русик в последний раз, профессора отказались их сопровождать, «так как страшно обиделись на то, что их неучтиво приняли в Русике. Это меня мало удивило, потому что г-н Павлидис был пресловутым врагом русских и часто писал статьи в некоторых афинских журналах русофобского наклонения» [5].

Везде на Афоне греки жаловались на русских. Например, англичане нашли, что из библиотеки Свято-Павловского монастыря множество ценных рукописей пропало. Им объяснили, что «может быть, русские их взяли» [6]. Несмотря на всю помощь, оказанную им русскими, [7] святопавловцы особенно враждебно настроились против них. Когда Рейли собирался снять фотографию монастыря, к нему «подбежал маленький старичок, крича и размахивая руками, как будто боялся, что я намерен украсть все его имущество ... Узнав, что я иностранец, он спросил, не русский ли я. „Нет ... я — англичанин“. Услышав это, его настроение тут же совершенно изменилось, и мы подружились» [8].

А как относился Рейли к самим русским? Как верный патриот он считал Россию одной из враждебных Великих держав, которую Британская империя сравнительно недавно победила в Крыму. Хотя, писал он, «я во многом преклоняюсь перед великой христианской империей», весьма очевидно, что «Россия ... является врагом Англии и алчно взирает на новые земли, которые мечтает себе присвоить» [9].

К тому же, Рейли смотрел с опасением на неуклонный рост Свято-Пантелеимонова монастыря: «Русский монастырь динамичен; его монахи гордятся тем, что они являются подданными ведущей европейской державы, они презирают греческую цивилизацию, которую считают остатком восточного варварства. Вся обитель похожа скорее на городок, чем на монастырь ... она окружена вплоть до самого моря мастерскими, складами и жилыми корпусами. Сами монахи постоянно и безостановочно строят, так что этот огромный монастырь растет с каждым годом» [10].

Ясно, что Русик произвел сильное впечатление на англичан. Они удивились, что их не впускали в алтарь, несмотря на то, что священнику Бриско разрешили отслужить у себя в комнате англиканскую Евхаристию, на которой присутствовало множество любопытных русских монахов. Главным образом, британских гостей поразили порядок, чистота и дисциплина монастыря, тогда как во многих греческих обителях было грязно, еда была отвратительная и их мучили клопы. В пантелеимоновской библиотеке все было на месте, монахи сидели и тихо читали, а в Ставрониките, к примеру, те книги, которые уцелели после недавнего пожара, «лежали кипами на полу в таком беспорядке, что невозможно было разобраться в них» [11].

Богослужения в Русике «вопреки неряшливому исполнению <греческого> обряда исполнялись организованно, с крайней точностью и с достоинством» [12]. Неудивительно, что, по мнению англичан, игумен вел себя намного сановитее и достойнее, чем Cвятейший Патриарх и все прочие греки. Несмотря на свою крайнюю занятость, архимандрит Макарий дважды уделял время молодым гостям. Общего языка между ними не было и толкового разговора не вышло, однако игумен оказался первым «цивилизованным» иностранцем, которого они встретили на востоке: «<Это> красивый мужчина с длинной бородой с проседью. Своим поведением он напоминает западного аббата. Лицо у него умное, он достойно себя держит, от него веет авторитетом. Сразу видно, что именно он возглавляет 1 600 русских монахов на Святой Горе» [13].

БИБЛИОГРАФИЯ

Athelstan Riley. Athos, Or the Mountain of the Monks. (London, Longmans, Green & Co, 1887).
Герд Л.А. Русский Афон 1878–1914 гг. (М.: Индрик, 2010 г.)
История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с 1735 до 1912 года. // Том V, Серия «Русский Афон XIX–XX веков» (Афон: Издание Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2015 г.)
[1] «Благодаря личности о. Макария, Пантелеимоновский монастырь сделался чем-то вроде посредствующей инстанции между посольством и консульством в Салониках, с одной стороны, и всем русским Афоном — с другой», — так отозвался об игумене секретарь посольства в Константинополе А. Смирнов. Герд Л.А. Русский Афон 1878–1914 гг., Москва, 2010. С. 51.
[2] Герд Л.А. История русского Cвято-Пантелеимонова монастыря в 1857–1912 годах. Часть ІІІ. Афон, 2015 г. С. 243–245.
[3] Athelstan Riley. Athos, Or the Mountain of the Monks. London, 1887.
[4] Речь идет о епископе г. Личфильд, рукоположившем Оуэна Бриско. A. Рейли. Указ. соч. С. 30: «Не меньше самого текста их интересовали приклеенная печать и тонкая папиросная бумага грамоты. Патриарх, как и Великий логофет, поворачивал документ в всевозможные стороны, стараясь понять, как он был составлен».
[5] Там же. С 387. Рейли с насмешливой иронией передает фантастические опасения русофобских академиков: «... По мнению греков, многочисленные пожары, бушевавшие в их обителях за последние пятьдесят лет, зажигали русские. Часто рассказывали об огнях, явно передвигающихся ночью по горе между этими обителями (свято-Андреевским скитом и русским монастырем), доказывая, что между обителями ведутся тайные сношения под пологом темноты ... Самый главный русский заговорщик не игумен Макарий, а некий призрачный человек (πνευματικός), который давно вышел на покой в Русике. Именно у этого человека ищут русские поклонники духовного и даже материального совета. Его обвиняют в том, что он сильно на них влияет, от чего и растет его репутация святости. Почти все паломники приезжают через Константинополь, и во время их пребывания в этом городе их опрашивают секретные агенты <„святого“>, которые передают ему имена паломников и некоторые их характерные черты. По их приезде в Русик их представляют этому пневматикосу», который, к великому их изумлению, сразу разбирается в их семейных делах. «Ну, Иван, как поживает твоя жена Надежда? — А ты, Николаевич, небось, Катенька была здорова, когда ты уехал?» — Таким образом, по мнению греков, он приобрел репутацию пророка, которого сам Бог непосредственно воодушевляет". Там же. С. 248–249.
[6] Там же. С. 218.
[7] Братия Святопавловского монастыря назначила пантелеимоновца-грека новым игуменом вместо старого, который постоянно отсутствовал в Константинополе. Отцы Иероним и Макарий распорядились, чтобы проходили сборы в России в пользу Святопавловской обители. И наконец, когда скончался игумен Ксенофонтского монастыря, был выбран еще раз пантелеимоновец-грек новым настоятелем. Герд Л.А. История русского свято-Пантелеимонова монастыря в 1857–1912 годах. С. 243–245.
[8] Рейли А. Указ. соч. С. 219.
[9] Там же. С. 250.
[10] Там же. С. 241.
[11] Там же. С. 128.
[12] Там же. С. 254.
[13] Там же. С. 252–253. Н. И. Феннелл (Уинчестер, Великобритания).

По материалам сайта monasterium.ru.

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
А.Н. Тахиаос. Революция 1917 года и её последствия для русского монашества на Афоне в XX веке
Удивительный расцвет, которого достигло русское монашество на Афоне в XIX в., подвергся тяжёлому удару российской Революции 1917 года. Внезапно оборвались все связи России со Святой Горой.
Святогорский игумен-схиархимандрит Андрей (Веревкин) и явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы
Чудесное явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы в 1903 году случилось в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон во времена игуменства в обители выдающегося святогорског
Игумен Русика прп. Исаия Афонский. День памяти - 21 августа
Афон не раз выдвигал из своей среды яркие личности государственного масштаба. Достаточно вспомнить игумена Исаию, возглавлявшего монастырь Св. Пантелеимона в 70-е годы XIV века. В научной литературе е
Равноапостольный князь Владимир и Русский Афон. К вопросу об основании древнерусского монастыря на Афоне во времена св. князя Владимира Киевского
Формирование монашеской традиции на Руси восходит ко временам Великого князя Киевского Владимира Святославовича (+1015), вскоре после его женитьбы на византийской принцессе Анне и Крещения Руси.
Прп. Ангелина Сербская в судьбе Русского Афона. День памяти - 14 июля
В истории Русского монастыря на Афоне удивительным образом переплелись судьбы нескольких братских православных народов, и прежде всего – русских (всех русских, вышедших из Днепровской Святой Руси), се
Благотворительность Афонского Пантелеимонова монастыря: построенные школы и больницы, помощь бедным и сиротам
Особую и очень яркую страницу истории Русского на Афоне Свято-Пантелеимоновского монастыря составляет обширная благотворительная деятельность и помощь, которую оказывала его братия различным православ
Издательская деятельность Пантелеимонова монастыря в XIX — начале XX вв.
Во второй половине XIX века Пантелеимонов монастырь стал одним из крупнейших издателей церковной литературы для России. Издательская деятельность тех лет служила двуединой цели — донесению до российск
Научная деятельность иноков Пантелеимонова монастыря в XIX — начале XX вв.
В XIX столетии ученые из Европы, России, Греции и других стран почти непрерывно посещают Святую Гору, исследуя художественные и книжные памятники ее монастырей. Все без исключения исследователи сетую
Пасха красная или испытание веры. 23 апреля - память мученической кончины покровителей Русика свщмч. Григория V Константинопольского и князя Скарлата Каллимаха
23 апреля на Афоне в Свято-Пантелеимоновом монастыре уже более 190 лет из года в год свято чтут память мученической кончины покровителей Русика – священномученика Григория V, Патриарха Константинополь
Русские старцы-отшельники на Святой Горе Афон
Традиции русского пустынного и пещерного подвижничества никогда не иссякали как на Святой Горе, так и на Святой Руси. Со времен преподобного Антония Печерского, 1000 лет назад принесшего и утвердившег
Последние обновления
Архив сайта
<<<Ноябрь 2016>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
141516171920
21222324252627
282930    
Видеогалерея

 

 

на верх