Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Роль Афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря на Афоне в возрождении православия в Карпатской Руси

Иеромонах Алексий (Корсак), настоятель Подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря в Киеве Доклад настоятеля Подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря в Киеве иеромонаха Алексия (Корсака) на международной научной конференции «"Малый Афон" – монастыри и монашество на Закарпатье: традиции и современность» (3 октября 2015 г., г. Мукачево, Закарпатье, Украина).

Просветительско-миссионерская деятельность братии Свято-Пантелеимоновского монастыря как до начала Первой мировой войны, так и после ее окончания наиболее активно развивалась на Закарпатье (Карпатской Руси) среди проживавших там русинов (карпаторуссов).

Хотя в конце XIX — начале XX вв. этот край принадлежал Австро-Венгерской империи, там началось возрождение Православия. С 1890-х гг. насельники Руссика отправляли карпаторуссам иконы, священные изображения, духовные книги, брошюры и листовки; братия монастыря также поддерживала контакты с активными деятелями православного движения Карпатской Руси.

Духовным вождем этого движения стал прославленный в 2001 г. в лике святых преподобный Алексий Карпаторусский (в миру Александр Иванович Кабалюк). В 1905 г. он начал активную проповедь среди карпаторусского народа за возвращение греко-католиков к отеческой вере. Постепенно православное движение охватывало все большее число жителей Закарпатья и в 1907 г. на тайном собрании его активных деятелей в селе Ильницы было решено направить А. И. Кабалюка на Святую Гору, чтобы он привез оттуда православные святыни для укрепления духа верующих .

В следующем году Александр Иванович, побывав перед этим в Иерусалиме, на Святую Троицу прибыл в Свято-Пантелеимоновский монастырь. В обители к этому времени подвизался монах Вячеслав (Агоста), русин из села Березова, который познакомил А. И. Кабалюка с игуменом Мисаилом. Выслушав рассказ о православном движении на Карпатской Руси, игумен собрал Собор старцев монастыря, на котором 8 июля 1908 г. было решено торжественно присоединить Александра Кабалюка к Православной Церкви. Присоединение произошло третьим чином, через покаяние и отречение от католического вероисповедания. Причастившись Святых Таин, Александр получил из рук архимандрита Мисаила икону Божией Матери «Акафистная» со словами «Примите от меня эту икону Божией Матери и отвезите ее в свой край как благословение Святой Горы» .

На обратной стороне иконы было написано: «Святая Афонская Гора 1908 года июля 8 дня. Сия святая Икона Пресвятыя Богородицы, подобие видом и мерою чудотворной Афонской Зографского монастыря, писана и освящена на Афоне и даруется от игумена русского Афонского Пантелеимонова монастыря архимандрита Мисаила со всей о Христе братиею нововоссоединившемуся с Святою Восточною кафолическою Православною Церковию во святой обители нашей, отныне духовному сыну нашему, рабу Божию Александру Кабалюку, жителю и подданному Австро-Унгарии во благословение ему от Святыя Горы Афонския — земнаго удела Царицы Небесныя и нашей священной обители во имя святого и славного великомученика и Целителя Пантелеимона, в благодатную ему помощь от всяких бед, зол и напастей, от всяких врагов видимых и невидимых и во укрепление его в торжественно данном им обещании даже до смерти быть верным и послушным Святой Апостольской Православной Восточной Церкви, ея же Глава есть Всесвятой Господь наш Иисус Христос. Аминь. Пресвятая Богородице, спаси раба Твоего. Мати Божия, просвети всех заблудших» .

С этого акта, по благословению старцев Свято-Пантелеимоновского монастыря, началось возрождение Святого Православия в Карпатской Руси, которое возглавил преподобный Алексий.

Из Руссика А. И. Кабалюк уехал в родное село, а в 1909 г. отправился в Российскую империю послушником в Яблочинский Свято-Онуфриевский монастырь на Холмщине. 5 мая 1910 г. с благословения афонского игумена Мисаила он принял в этой обители монашеский постриг и 15 августа 1910 г. был рукоположен во иеромонаха .

Второй раз преподобный Алексий посетил Афон в сентябре 1910 г. уже в священном сане с заграничным паспортом подданного Российской империи. Целью этого приезда (через Одессу и Константинополь) была замена российских иноческих документов на афонские, что значительно облегчило бы ему возвращение на Родину со стороны австро-венгерских властей. Игумен Мисаил радушно принял его, разрешил служить в монастыре, а также добился разрешения у Протата Святой Горы на служение иеромонаха Алексия во всех обителях Афона. Четыре месяца о. Алексий жил на Святой Горе, пока в начале января 1911 г. не получил от архимандрита Мисаила удостоверение о том, что он является насельником Свято-Пантелеимоновского монастыря. Этот документ подлежал утверждению со стороны Константинопольского Патриарха как канонического епископа Святой Горы, поэтому иеромонах Алексий должен был направиться с Афона в Константинополь. В январе 1911 г. архимандрит Мисаил проводил его в дальний путь, снабдив сопроводительным письмом к Вселенскому Патриарху, тремя комплектами облачений, иконами, церковными книгами и золотой чашей для совершения святой евхаристии .

В том же месяце настоятель подворья Руссика в Константинополе иеромонах Адриан представил о. Алексия Вселенскому Патриарху Иоакиму III и выразил просьбу братии монастыря благословить его на труды восстановления Православия в Закарпатье, Галиции и на Буковине. Святейший Патриарх выслушал рассказ о положении дел на Карпатской Руси, подтвердил удостоверение, выданное о. Алексию архимандритом Мисаилом и позволил ему служить в своей Патриаршей церкви. Первосвятитель также выдал преподобному грамоту на греческом языке с благословением на служение и вручил ему три освященных антиминса. Еще несколько антиминсов передала иеромонаху Алексию братия Свято-Пантелеимоновского монастыря. В следующем 1912 г. в Руссике были приняты в Православие два униата-украинца, прибывшие с этой целью на Афон из Галиции: 31 марта — Николай и 22 октября — Онуфрий. Восприемником их, как и Александра Кабалюка, был монах Денасий (Юшков). Из Константинополя отец Алексий приехал в г. Сремски Карловцы (в тот период на территории Австро-Венгрии), где Сербский Патриарх Лукиан (Богданович) благословил его и назначил помощником сербского православного священника с. Мищкольца о. Гавриила Мотина .

Вернувшись на Прикарпатскую Русь к Великому посту 1911 г., отец Алексий в качестве помощника Мишкольцского протоиерея устроил в Ясине домовую церковь и начал проповедь Православия среди греко-католиков. Приезд о. Алексия вызвал озабоченность жандармов, которым он предъявил грамоту Константинопольского Патриарха. Они отослали эту грамоту в Будапешт, откуда было получено разрешение иеромонаху служить в Ясине, не выезжая за пределы села. Но отец Алексий видел огромное количество православных русинов, нуждавшихся в священнике, и постоянно предпринимал попытки выезжать в различные селения Закарпатья. Его несколько раз арестовывали жандармы, но он не оставлял свою подвижническую деятельность, и объехал множество деревень, в которых люди нередко в первый раз видели православного священника. Отец Алексий совершал требы, служил зачастую ежедневно по нескольку недель кряду. В результате его миссионерских трудов к 1912 г. вернулись в Православие около 35 тысяч униатов в селах Иза, Великие Лучки, Ясиня, Хуст, Липча, Белки, Ильница, Чумалево, Теребля и др. Слава о православном священнослужителе разошлась по всей Карпатской Руси, что сильно обеспокоило власти. Слежка за отцом Алексием усилилась, и вскоре он практически не мог продолжать свою деятельность.

Затем, спасаясь от преследований со стороны австро-венгерских властей, отец Алексий был вынужден бежать в Америку, где находилась большая карпаторусская колония. Там он продолжил свой миссионерский подвиг, и тысячи русинов вернулись к вере отцов. Когда иеромонах вновь вернулся в Австро-Венгрию, власти страны организовали Мараморош-Сигетский судебный процесс (29 декабря 1913 — 3 марта 1914 гг.), на котором отец Алексий вместе с другими 95 деятелями православного движения Карпатской Руси был обвинен в «государственной измене» и заключен в концентрационный лагерь Талерхоф. Процесс вызвал большой резонанс во всем славянском мире, в особенности в России. После его окончания император Николай II даровал о. Алексию Кабалюку золотой напрестольный крест (на свободу преподобный вышел только в 1918 г.) .

До распада Австро-Венгрии осенью 1918 г. православное население Карпатской Руси формально принадлежало к автокефальной Карловацкой митрополии (с центром в г. Сремские Карловцы), которая в мае 1919 г. вошла в Сербскую Православную Церковь. Кроме того, в 1910 г. Константинопольский Патриарх Иоаким III предоставил будущему Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей архиепископу Волынскому Антонию (Храповицкому) титул экзарха Прикарпатской Руси, а также передал ему некоторое количество антиминсов для православного духовенства края. Однако из-за противодействия австро-венгерских властей и начавшейся вскоре Первой мировой войны Владыка Антоний не смог реализовать своих полномочий.

Афонский Пантелеимоновский монастырь имел самое непосредственное отношение к возрождению Православия на закарпатской земле и после окончания Первой мировой войны. Примером этого являются несколько посланий к карпаторуссам, вышедших из стен обители. Так, 5 июня 1920 г. митрополит Антоний (Храповицкий), пребывавший тогда в Свято-Пантелеимоновском монастыре, в качестве Экзарха Константинопольского Патриарха в Прикарпатской Руси написал окружное «Послание к карпаторусскому народу», в котором говорил о своем намерении приехать в Закарпатье, однако при этом отмечал: «Если я к вам не приеду, обращайтесь к Сербии, к православной митрополии в Карловцах. Там православные архиереи научат вас, что делать». С благословения игумена Мисаила это послание, содержавшее призыв ко всем карпаторуссам возвращаться в Православие, было напечатано в монастырской типографии в количестве нескольких тысяч экземпляров для дальнейшего распространения в Закарпатье .

В дальнейшем Владыка Антоний так и не смог приехать в Прикарпатскую Русь, между тем в августе 1920 г. этот край посетил сербский епископ Нишский св. Досифей (Васич), которого 1 октября того же года Архиерейский Собор Сербской Церкви назначил своим официальным представителем в Чехословакии. В 1921–1924 гг. Владыка Досифей рукоположил в священный сан в Закарпатье 17 человек, а в 1922 г. назначил председателем местного Епархиального Совета отца Алексия (Кабалюка) . Еще в 1921 г. возведенный в сан игумена о. Алексий принял активное участие в организации церковного съезда, который инициировал образование Карпаторусской Восточной Православной Церкви в юрисдикции Сербской Церкви. 19 августа 1921 г. этим съездом был одобрен и передан для рассмотрения в Сербский Священный Синод устав Карпаторусской православной епархии . Правда официально православная епархия в Прикарпатской Руси в юрисдикции Сербского Патриархата была основана только осенью 1931 г.

После присоединения Закарпатья в 1919 г. к Чехословацкой Республике процесс перехода греко-католиков в Православие приобрел массовый характер. Если в 1910 г. там проживало лишь 558 православных жителей, то согласно переписи 1921 г. — уже 60 599 человек — 16% населения, в 1924 г. эта цифра выросла до 100 тысяч человек, а в 1928 г. — до 112 тысяч .

В 1922 г. было написано «Отеческое послание с Афона из Пантелеимонова монастыря игумену Алексию (Кабалюку) и православному карпаторусскому народу», в котором отмечалось, что восстановление в Карпатской Руси Святого Православия произошло ныне при участии русского монашества Афона и при «действенном попечении и благословении русского Пантелеимонова монастыря». К этому времени о. Алексий служил настоятелем единственной православной обители на Карпатской Руси — основанного им Свято-Никольского монастыря в селе Иза. Братия Руссика давала благословение на наименование своего «духовного чада» Кабалюком Афонским и просила священноначалие возвести его в сан архимандрита с предоставлением, по афонской традиции, права ношения при богослужении митры, архиерейской мантии и жезла. В заключительной части послания карпаторуссов призвали «стоять крепко в святом Православии» .

Послание было написано 30 ноября 1921 г. монахом Денасием (Юшковым), после чего оно читалось и редактировалось соборными старцами и пребывавшими на Афоне русскими архиереями. В частности, епископ Гермоген (Максимов) 12 января 1922 г. в своей резолюции отмечал, что этот труд желательно напечатать в большом количестве экземпляров для распространения на Карпатской Руси. Редакторская работа завершилась к началу февраля, и 3 февраля 1922 г. послание было освящено и подписано игуменом Мисаилом со старшей братией. В это время насельники Руссика продолжали отправлять карпаторуссам большое количество икон, брошюр и священных изображений . Просьба братии Руссика была удовлетворена, в 1923 г. епископ Досифей возвел о. Алексия в сан архимандрита. Затем Владыка назначил его председателем Духовной консистории и настоятелем прихода г. Хуста.

10 апреля 1931 г. было подготовлено новое «Послание карпаторусскому народу от Святой Горы Афонской», подписанное игуменами Свято-Пантелеимоновского монастыря, Свято-Андреевского и Свято-Ильинского скитов — архимандритами Мисаилом, Митрофаном, Иоанном и обращенное прежде всего к «братьям, русским униатам»: «Утверждайтесь в Святой Православной вере! Бережно храните дарованное вам туне неоцененное сокровище! Проникайтесь духом православным! Очищайте обряды восточные от западной порчи, которой засорили их латиняне! ...Вас называют греко-католиками, а на Великом входе за литургией поминают «православными». Почему же вас, русских, именуют греко-католиками? Потому что вы приняли веру от греков. Значит, какая вера греческая, такая должна быть и ваша. Знайте же, что греки никогда не были католиками, а хранили всегда и днесь хранят в полной неповрежденности и чистоте Святую Православную Восточную Кафолическую веру. И у нас, на святом Афоне, много греческих монастырей, и все они православные и Римского Папу не признавали и не признают. Греков называют православными все народы мира, а с греками и всех других, исповедывающих вместе Восточную веру, как то: русских, сербов, болгар др. Двух Православий быть не может: или православный весь Восток, а вас католики держат обманом в заблуждении; или только вы, малая горсточка униатов — православные, а все — греки, русские, сербы, болгары, словом, весь древний православный Восток, — ложно присвоили себе это наименование... Ваше обращение в дом Отчий, в лоно Православной Церкви, послужит искупительной жертвой не только вашего личного греха — заблуждения, но и ваших предков, 300 лет назад, по своему неведению и простоте, обманом же и насилием латинян отторгнутых от Тела Христова — Святой Церкви Православной. Ваши молитвы за них, освящаемые истинными таинствами святой Матери-Церкви Православной, будут возноситься к Богу как фимиам, Ему благоприятный, и дерзновенно ходатайствовать о помиловании и возвращении их на лоно Авраамово из огня геенского» .

Это послание было напечатано в виде отдельной брошюры издательством православного монастыря преп. Иова Почаевского в с. Ладомирова (Чехословакия) и активно распространялось в Карпатской Руси. Семена православной веры, посеянные русскими святогорцами, дали скорые и обильные всходы.

В 1930 г. в качестве полномочного делегата Карпаторусской Церкви ее паству на Соборе Сербской Церкви в Сремских Карловцах представлял архимандрит Алексий (Кабалюк), который выступил на нем с сообщением «Чешская политика в отношении Православной Церкви в Карпатской Руси» . Во время так называемого «Савватиевского раскола», направленного на отделение Карпаторусской Церкви от Сербской, и переподчинения ее юрисдикции Константинопольского Патриархата, отец Алексей остался верен Сербской Церкви.

В 1944 г. он стал инициатором организации Православного съезда в Мукачево, на котором присутствовали многие известные карпаторусские священники, ученые и общественные деятели, составившие обращение на имя И.В. Сталина, в котором просили включить Карпатскую Русь в состав СССР в качестве самостоятельной Карпаторусской республики или включить ее в РСФСР. Кроме того, 23 священника, участвовавшие в съезде, подписали обращение к Священному Синоду Русской Православной Церкви, с просьбой о принятии Мукачевско-Пряшевской епархии в состав Московского Патриархата. Также было принято решение направить в Москву делегацию русинов.

В 1944 г. во главе делегации карпаторуссов архимандрит Алексий совместно с архимандритом Феофаном (Сабовым) и профессором П. Линтуром прибыл в Москву с ходатайством о принятии Закарпатской Руси в состав РСФСР. Отец Александр был одним из инициаторов перехода Мукачевско-Пряшевской епархии из Сербской Православной Церкви в Русскую Православную Церковь и объединения православных приходов Сербской и Константинопольской юрисдикций в Закарпатской Руси под омофором Московского Патриарха, что произошло 22 октября 1945 г.

Выдающийся карпаторусский миссионер и проповедник схиархимандрит Алексий скончался 2 декабря 1947 г. в с. Иза Хустского района Закарпатской области, приняв перед смертью схиму, и был похоронен на братском кладбище Свято-Никольского монастыря. В 1997 г. были отмечены 120-летие со дня рождения и 50-летие кончины о. Алексия, в декабре 1999 г. обретены нетленные мощи подвижника, и через два года состоялась канонизация преподобного Алексия Украинской Православной Церковью Московского Патриархата. 21 октября 2001 г. митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) совершил в Свято-Никольском монастыре Изы его прославление в лике святых .

В 1920–1930-х гг. в Карпатском крае наблюдался заметный расцвет монашеской жизни, было основано несколько новых монастырей, где вводятся строгие афонские уставы. Большинство этих новообразованных обителей поддерживают тесные связи со Святой Горой, а наиболее ревностные искатели подвижнической жизни сами направлялись на Афон, преимущественно в Свято-Пантелеимоновский монастырь, где со временем они составили заметную долю братии обители — почти одну десятую его часть. Так, в 1928 г. среди насельников Руссика было 22 уроженца Закарпатья. На запрос игумена Мисаила управляющий Карпаторусской епархией епископ Мукачевско-Пряшевский Серафим (Йованович) 5 сентября 1928 г. сообщил, что находящиеся в составе братии Свято-Пантелеимоновского монастыря 16 карпаторуссов перешли в Православие в 1920–1921 гг. и должны считаться православными на законном основании .

Из числа карпаторуссов — насельников Руссика наиболее известны: игумен монастыря схиархимандрит Гавриил (Легач), иеродиакон Давид (Цубер, в схиме Димитрий) и иеросхимонах Серафим (Текза).

Схиархимандрит Гавриил (Легач) родился в 1901 году в селе Копашнево Хустского уезда Марамарошской губернии, находящейся в Карпатской Руси, которая между Первой и Второй мировыми войнами принадлежала Чехословакии. Его мать звали Марией. «Родной дед научил его читать и писать. При хорошей памяти он за короткое время освоил то, что могло ему дать домашнее образование». На Афон он поехал вместе с группой молодых людей, желавших поступить в монашество. 4 июня 1924 года он был принят в монастырь святого великомученика Пантелеимона, где 24 марта 1926 года был пострижен в рясофор с именем Гавриил, а 20 марта 1930 года в мантию с тем же именем. Первое послушание он проходил в кровельной мастерской. Тогда многих монахов отправляли в Сербию для сбора пожертвований, и одним из посланников стал отец Гавриил. Он установил очень хорошие контакты с Сербской Православной Церковью и приобрел благосклонность отдельных ее представителей. Там же в Сербии 22 июля 1937 года святителем Николаем (Велимировичем) он был рукоположен в иеродиакона. А 24 января 1949 года уже в обители он был рукоположен в иеромонаха. Вернувшись из Сербии в обитель он продолжал выполнять послушание кровельщика. «С удивлявшим братию бесстрашием он выполнял работы по ремонту и окраске кровель. Монастырское начальство посылало его и на другие послушания. Все, кто его знал, говорили о его особом трудолюбии. Если отец Гавриил не был в храме или на келейной молитве, то непременно был занят трудом. Он позволял себе лишь незначительный отдых ночью. Более чем за 50-летнюю жизнь в обители не было случая, чтобы он когда-либо с кем-то празднословил. Отец Гавриил любил храм. Ежедневно, утром и вечером, он приходил в храм на службу. И если не был служащим-чередным, то пел и читал на клиросе. Он отлично знал Устав церковных служб и, в частности, усложненный устав Пантелеимонова собора, где соединяются русская и греческая службы. Отец Гавриил свободно служил по-гречески, хорошо читал греческое Евангелие. Духовное руководство над ним имели старцы высокой духовной жизни. Отец Гавриил был иноком-молитвенником. Он всегда творил молитву Иисусову. В своей келье в ночное время почти не пользовался светом: молитвы келейного правила он прочитывал на память» . С 1965 года отец Гавриил был наместником, 9 апреля 1971 года был избран игуменом, 26 апреля был интронизован и 13 мая митрополитом Никодимом (Ротовым) был возведен в сан архимандрита.

Игумен Гавриил продолжил линию своего предшественника, видя спасение для монастыря исключительно в укреплении связи с Русской Церковью. В письме на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена от 9 сентября 1972 года схиархимандрит Гавриил писал: «Наш монастырь находится в крайне затруднительном положении и особенно из-за неимения братства. С течением времени постепенно число братии уменьшается — старики вымирают, а пополнения нет. Такое положение и уже здесь живущих приводит в уныние и безнадежность. Мы, зная любовь русского народа к Святому Афону, верим и надеемся, что Вашим Святейшеством и всей Русской Церковью будут приняты все возможные меры к тому, чтобы этот русский (почти последний на Афоне) уголок с его святынями оставался и продолжал свое существование для утешения каждого верующего русского человека» . 4 июля 1975 года по причине болезненного состояния отец Гавриил оставил игуменский пост, но до смерти помогал советами и молитвой новому игумену. Преставился отец Гавриил 26 июня 1977 года.

Схииеродиакон Димитрий (Цубера) был выдающимся деятелем русского Афона. Родился он в 1905 году в селе Колодном, находящемся в тогдашней Марамарошской губернии (Чехословакия) Карпатской Руси (ныне Тячевский район Закарпатской области). В 1928 году юношей он отправился на Афон и был принят в Русский Пантелеимонов монастырь, где 16 марта 1929 года был пострижен в рясофор с именем Давид, а 22 марта 1930 года — с тем же именем в мантию. 14 сентября 1941 года митрополитом Иерофеем он был рукоположен в иеродиакона. Отец Давид был душой монастыря. Оскудевший и людскими, и финансовыми ресурсами монастырь предпринимал тогда крайние усилия, чтобы поддерживать самый элементарный уровень жизни. На протяжении полувека отец Давид почти в одиночку стоял на защите интересов монастыря. «Зная восемь различных языков и в совершенстве владея греческим, иеродиакон Давид в течение долгих лет был представителем Пантелеимонова монастыря в Священном Киноте Святой Горы и одновременно исполнял послушание эконома Русской обители. Отец Давид обладал незаурядными административными и дипломатическими способностями, пользовался большим авторитетом во всех афонских монастырях. Все это позволяло ему практически в одиночку с успехом отстаивать интересы монастыря, так что, несмотря на крайнее оскудение братии, голос Пантелеимонова монастыря был по-прежнему уважаем на Афоне. Притом что обитель не получала никакой помощи со стороны, отцу Давиду все же удавалось десятилетиями обеспечивать ее всем необходимым» . В июне 1962 года, во время празднеств 1000-летия Афона, Московской Патриархией за заслуги перед Церковью он был награжден орденом равноапостольного князя Владимира. Достигнув глубокой старости, 2 января 1883 года отец Давид принял схиму с именем Димитрий. Преставился схииеродиакон Димитрий 12 июня 1987 года, прожив в монастыре почти 60 лет.

Иеросхимонах Серафим (Текза) родился в 1901 году в крестьянской семье села Березово Марамарошской губернии (Чехословакия) Карпатской Руси. Его мать звали Еленой. Степан вместе с большой группой своих земляков приехал на Афон и 15 августа 1925 года поступил в монастырь святого великомученика Пантелеимона, 24 марта 1928 года он был пострижен в рясофор с именем Серафим, а 21 августа того же года в мантию с тем же именем. Он был помощником заведующего аптекой и больницей отца Фомы, а по смерти старца занял его место. В то же время он исполнял послушание письмоносца и старшего в гостинице. Имея мягкий и общительный характер, и в то же время будучи сострадательным к нуждающимся, стараясь всех утешать и всем помогать, отец Серафим стал близким человеком как для монахов, так и для приходящих богомольцев. Особую радость отцу Серафиму доставляли посещения русских паломников. С радушием принимал он их в своей келье, угощал, старался одарить ладаном, книгами, иконами. Часто ездил с ними по обителям Афона, со многими потом поддерживал переписку. 28 июля 1940 года отца Серафима рукоположили в иеродиакона, а в 1959 году - в иеромонаха. Отец Серафим, как заведующий аптекой, собрал много гомеопатических рецептов и изучал действие многих лечебных трав, растущих в лесах Афона. Он был всегда готов помогать страждущим братьям. Сам уже старый и немощный он часами сидел у изголовья больного брата, возводя к Господу молитвы за него. Братья шутили, что его любвеобильное сердце приносит больше пользы больным, чем травы, которые он им предлагал для лечения. 25 октября 1972 года Патриарх Пимен во время своего визита на Афон наградил его наперсным крестом. 27 января 1982 года отца Серафима постригли в схиму. Но вскоре серьезное заболевание принудило отца Серафима удалиться на покой, который был непривычен и труден для деятельного старца. За месяц до кончины здоровье его резко ухудшилось и он вынужден был лечь в солунскую больницу, а через несколько дней, в среду 18 / 31 марта 1982 года, он мирно отошел ко Господу . Отец Серафим был погребен на монастырском кладбище.

Далеко не все желающие подвизаться на Святой Горе русины смогли осуществить свое намерение из-за различных препятствий со стороны греческого государства после принятия закона от 10 сентября 1926 г., в частности отказов в выдаче виз на пребывание на Святой Горе.

В результате многим карпаторуссам пришлось возвратиться с Афона на Родину. Некоторые из них по благословению игумена Мисаила и преподобного Алексия, взяв разрешение у местного правящего православного епископа Серафима, в 1930 г. поселились в пяти километрах от Хуста, в урочище Городилово. Так был основан Свято-Троицкий мужской скит в Городилове . Благословение на его основание преподали старцы Афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря. В частности, ими с Афона в дар новообразованной обители была прислана частица мощей святого великомученика Димитрия Солунского. Среди основателей Свято-Троицкого скита были братья иеромонахи Пантелеимон и Иов (Кундря). Младший из них, о. Иов, дважды пешком ходил на Афон, после чего стал иноком Городиловского скита. В 1940 г. он по надуманному обвинению был арестован советскими властями и отправлен в Воркутинские лагеря, где чудом избежал смерти. Спустя некоторое время тюремное заключение было заменено отправкой на фронт, где иеромонах служил в чехословацкой добровольческой бригаде генерала Свободы. После войны о. Иов вернулся в свой монастырь и в 1946 г. был избран игуменом. Под его руководством обитель стала расширяться и процветать, однако в начале 1960-х гг. — во времена так называемых «хрущевских» антирелигиозных гонений — скит был закрыт. Отец Иов поселился в с. Угольке, где служил как приходской священник, приобретя широкую известность как опытный и духоносный старец. Сотни людей со всех концов Советского Союза приезжали к нему за духовным наставлением и поддержкой . Священным Синодом УПЦ о. Иов причислен к лику местночтимых святых.

Брат прп. Иова иеромонах Пантелеимон (в миру Георгий Кундря) стоял у истоков основания в 1924 г. Липчанского Рождества Богородицы женского монастыря. В 1936 г. епископ Мукачевско-Пряшевский Дамаскин именно в этот монастырь назначил духовником многолетнего насельника Руссика старца схиигумена Кассиана (Корепанова) .

Постриженником о. Иова был основатель мужского скита во имя св. Димитрия Солунского в с. Дубовом иеромонах Иларион (Рыбарь). В 1923 г. он отправился на Святую Гору, где поступил в число братии Свято-Пантелеимонова монастыря и принял монашеский постриг. В 1929 г. иеромонах вернулся на родину, где был назначен духовником основанного его родственниками монастыря в с. Чумалево Тячевского округа. В 1933 г. на о. Илариона местными властями было заведено судебное дело. Волокита в судах завершилась тем, что в 1939 г. он под давлением властей вынужден был оставить служение в скиту и переехать в с. Дубовое. После объявления всеобщей мобилизации, чтобы не идти в венгерскую армию и избежать ареста, иеромонах Иларион 6 октября 1940 г. перешел границу СССР. Здесь он был арестован НКВД и обвинен в шпионаже в пользу Венгрии, но вскоре вышел на свободу. В 1941 г. иеромонах вернулся в родное село, где вместе со своими послушниками построил храм и несколько корпусов, основав новый монашеский скит в честь св. Димитрия Солунского, просуществовавший до середины 1950-х гг. В 1956 г. скит был ликвидирован, а о. Иларион переведен в мужской монастырь в Тереблю. Некоторое время о. Иларион отказывался признать распоряжение о ликвидации скита, за что был запрещен в священнослужении. После этого он вынужден был переехать сначала в монастырь в с. Теребля Тячевского района, а в декабре того же 1956 г. — в Благовещенский скит в с. Горбки Виноградовского района. В последующие годы, не имея постоянного места служения, о. Иларион часто направлялся для совершения треб в различные села Тячевского района. Скончался он в 1969 г.

Еще одна обитель, мужской скит в честь св. великомученика и целителя Пантелеимона вблизи г. Хуста — урочище «Колесарово», был основан другим выходцем с Афона — иеросхимонахом Лукой (в миру Михаилом Федоровичем Рущаком). Он родился в 1902 г. в г. Густаве Марамарошской губернии и под влиянием сестры 16-летним юношей перешел в Православие. Познакомившись после окончания Первой мировой войны с о. Алексием (Кабалюком), который в то время служил в Хусте, Михаил по его благословению в 1924 г. ездил паломником на Святую Гору. Через три месяца он вернулся в Хуст, но в конце 1925 г. еще раз поехал на Афон и 31 января 1926 г. поступил послушником в Руссик. Своим благочестием молодой человек обратил на себя внимание архимандрита Мисаила, который 18 августа 1926 г. постриг его в рясофор с именем Мелетий. Отец Мелетий пробыл на Афоне до 10 мая 1928 г., проходя послушание на Крумице, но затем из-за болезни был вынужден вернуться домой . После выздоровления монаха архимандрит Алексий (Кабалюк) назначил его экономом курсов для православных священников в Хусте. 29 апреля 1931 г. епископом Иосифом он был рукоположен во иеродиакона, а 1 мая — во иеромонаха. В 1934 г. о. Мелетий снова поехал на Афон, где принял великую схиму с именем Лука, и после шестимесячного пребывания на Святой Горе пешком вернулся в Хуст. С разрешения епископа Дамаскина он поселился в лесу в пяти километрах западнее города — в урочище «Колесарово», или иначе «Камень», где выдолбил в скале пещеру и начал вести в ней затворнический образ жизни. Со временем здесь была построена небольшая келья и часовня в честь св. великомученика и целителя Пантелеимона. Отец Лука завел в своей келье афонский порядок: богослужение начиналось в 12 часов ночи, в праздники оно продолжалось всю ночь; трапеза была только два раза в день. Своей аскетической жизнью о. Лука привлек к себе немало молодых людей, склонных к монашеской жизни. Вскоре они построили небольшой корпус на пять келий и новую церковь, в которой богослужения совершались по афонскому уставу. Так был образован монашеский скит в честь св. Пантелеимона, просуществовавший до 1952 г. (неоднократно подвергавшийся гонениям со стороны советских властей о. Лука скончался 30 сентября 1983 г.) .

В 1939 г. на Закарпатье, где во времена Австро-Венгерской империи не существовало ни одного православного прихода, насчитывалось уже 115 приходов и около 150 тысяч православных верующих, было построено 127 храмов, а также открыто несколько монастырей и скитов. И в значительной степени заря Православия воссияла на карпатской земле со Святой Горы. Многие жители Карпатской Руси откликнулись на призывы насельников Афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря, дав из своей среды великих подвижников, украсивших своими именами историю как Закарпатья, так и самого Афона.

Настоящая конференция свидетельствует о том, что потребность в духовной связи с Афоном в Карпаторусском крае является насущной и в наше время. Сам факт проведения нашей конференции говорит об осознанном стремлении постичь всю полноту этих взаимоотношений и сохранить их на будущее время. Будем надеяться, что духовные узы, связывающие Закарпатье и Пантелеимонов монастырь на Афоне, будут крепнуть и развиваться. Глубокая и насыщенная история, некогда пройденная нами совместно, да будет основанием для развития дальнейших духовных взаимоотношений.

Иеромонах Алексий (Корсак),
настоятель Подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря в Киеве

 

 

 Дополнительно см.:

Влияние Афона на возрождение православия на Закарпатье рассмотрели на международной конференции в Мукачево

 

Приветствия Предстоятеля и архиереев УПЦ (МП) к участникам международной конференции «"Малый Афон" – монастыри и монашество на Закарпатье: традиции и современность»

 

Схиархимандрит Иеремия (Алехин): «История Православия в Карпатской Руси неразрывно связана со Святым Афоном»

 

Конференция о влиянии Афона на возрождение православия состоится в Закарпатье

 

100-летие Второго Мараморош-Сиготского процесса против православных на Закарпатье

 

Закарпатский святогорец схиархимандрит Гавриил (Легач)

 

Исторические связи Карпатской Руси со Святой Горой Афон

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Продолжатель традиции старчества. Духовник Афонского Пантелеимонова монастыря иеросхимонах Агафодор (Буданов)
17 (30) ноября 1920 года отошел ко Господу выдающийся подвижник Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, ученик его великих старцев Иеронима (Соломенцова) и Макария (Сушкина), а впоследствии
Отношение некоторых иностранцев к Русскому на Афоне Свято-Пантелеимонову монастырю в последние годы игуменства схиархимандрита Макария (Сушкина)
Доклад доктора философии Н. И. Феннелла на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рамках юбилейных торжеств, приуроченных к празднов
Русские старцы-отшельники на Афоне
Традиции русского пустынного и пещерного подвижничества никогда не иссякали как на Святой Горе, так и на Святой Руси. Со времен преподобного Антония Печерского, 1000 лет назад принесшего и утвердившег
Подвижник нашего времени. Жизнеописание 100-летнего игумена Афонского Пантелеимонова монастыря о. Иеремии (Алехина) (+ ФОТО)
Исполнилось 40 дней с момента блаженной кончины Игумена Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря схиархимандрита Иеремии (Алехина), преставившегося ко Господу 4 августа ( 22 июля ст. ст.) 2016
Святогорский игумен - схиархимандрит Андрей (Веревкин) и явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы
Чудесное явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы в 1903 году случилось в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон во времена игуменства в обители выдающегося святогорског
Русские князья — покровители Святой Горы и Русика в XVI веке
С 1497 года Россия со столицей в Москве, уже достаточно консолидированная (хотя и не восстановленная в прежних границах), фактически принимала на себя не только представительские, но и ктиторские функ
Равноапостольный князь Владимир и Русский Афон. К вопросу об основании древнерусского монастыря на Афоне во времена св. князя Владимира Киевского
Формирование монашеской традиции на Руси восходит ко временам Великого князя Киевского Владимира Святославовича (+1015), вскоре после его женитьбы на византийской принцессе Анне и Крещения Руси.
Прп. Ангелина Сербская в судьбе Русского Афона
В истории Русского монастыря на Афоне удивительным образом переплелись судьбы нескольких братских православных народов, и прежде всего – русских (всех русских, вышедших из Днепровской Святой Руси), се
Русь и Афон в XVI веке: Миссия игумена Паисия
Несмотря на всю поддержку православных государей в XVI веке, на регулярные пожертвования, святогорские обители все более и более впадали в бедность из-за непосильных турецких поборов. Россикон пережил
Русские княжества эпохи междоусобиц и Святая Гора в XII — XIII веках
Переход великого княжения к Андрею Юрьевичу Боголюбскому (ум. 1174), сыну Юрия Долгорукого, ознаменовался некоторым отдалением Руси от Византии. На Руси это период междоусобиц, дробления княжеств и ча
Последние обновления
Архив сайта
<<<Октябрь 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   123
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Видеогалерея

 

 

на верх