Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Русь и Афон в XVI веке: Миссия игумена Паисия

PanteleimMonastirStarFoto2Несмотря на всю поддержку православных государей в XVI веке, на регулярные пожертвования, святогорские обители все более и более впадали в бедность из-за непосильных турецких поборов. Россикон пережил за это столетие не одно запустение; надежда была только на ктиторов.

Имеются свидетельства, что сам валашский господарь Раду Великий способствовал тому, чтобы русский монастырь на Афоне обратился к московским князьям за помощью. Вполне возможно, что он рассчитывал на помощь Москвы и всей Святой Горе в целом (несомненно, валашский правитель хорошо представлял себе материальные возможности расцветавшей и укреплявшейся Москвы).

При этом обитель, отсчитывавшая свою историю от Крестителя Руси великого князя Владимира, пожалуй, имела больше всего оснований искать поддержки у его наследников. Можно предположить даже, что само название Русского монастыря, хоть его братия и состояла большей частью из сербов, должно было послужить усилению у русских правителей интереса к нему — а следовательно, и к тому месту, где он находится.

По всей видимости, в 1495 или в самом начале 1496 года игумен Россикона Паисий находился в Бухаресте, при дворе Раду Великого (тот только что занял престол после смерти отца, и не исключено, что визит Паисия был связан с необходимостью представиться новому государю). Можно предположить, что там он встретил русских послов, был им представлен правителем и сподвигнут на паломничество в Москву.

Так или иначе, в 1497 году он прибыл туда вместе с двумя (по другим данным, тремя) старцами из монастыря, с валашским послом Иваном Питаром, посольством молдавского воеводы Стефана Великого и с русскими послами в Валахию — Иваном Ощериным и Лукой Волошаниным.

О результатах этого путешествия летопись сообщает так:
«Август 7004 года прииде посол из Волох Иван Питары и отпустил его князь великой месяца сентября 3 дня; да с тем же послом Волошским приидоша к великому князю игумен Паисий да три старца из Святой Горы милости ради, и князь великой пожаловал, милостинию издоволил, и на иные монастири Святыя Горы послал с ними милостыню, и отпустил их с тем же послом вместе, понеже из старины монастырь Святого Пантелеимона в Светей Горе строение бяше прежних великих князей Руских от великого Володимере».

Итак, смелые надежды святогорцев оправдались: игумен Паисий испросил милостыню у великого князя Ивана III Васильевича (1462–1505) не только для своего монастыря, но и для всего Афона, став на этом этапе своего рода посредником между ним и Русью. Этот эпизод знаменовал собою установление на официальном уровне отношений между Святой Горой и великими князьями Московскими, а также и Русской митрополией.

kn Ioann IIIВеликий князь Иван III Васильевич (1462–1505).

Православные московские цари оказались готовы возложить на себя поддержку не только русского, но и других афонских монастырей. Это была забота об осколке Византии, на преемственность по отношению к которой претендовали русские правители. Интересно, что если в 1497 году афонские иноки пришли в Москву совместно с валашским послом, то двенадцатью годами позже, в 1509-м, они явились почти одновременно с посланцами из сербских земель, и Василий III одновременно отправил грамоты и милостыню на Афон и в Сербию. Это особенно ярко свидетельствует о тесной связи «судеб Афона после турецкого завоевания с судьбами южнославянских и молдовлахийских земель, о надеждах православного балканского населения на помощь Русского государства».

Приход игумена Паисия в 1497 году явился важным событием и в жизни Московского княжества. На такое заключение наталкивает и торжественный слог, который использован в летописной записи, и отчетливый акцент на традиции обретения обители русской общиной при великом князе Владимире Святом, то есть тотчас после принятия на Руси христианства. По значению его можно даже сравнить с относительно недавним 1472 годом, когда династия русских великих князей породнилась с последней династией византийских императоров (кстати сказать, не исключено, что супруга Ивана III София Палеолог могла приложить свое ходатайство за «монашескую столицу» исчезнувшей империи). Московская Русь все отчетливее осознает себя главной наследницей православного мира, ответственной за судьбу Православия на землях, захваченных турками.

Кроме того, стойкий интерес русских правителей и дипломатов к Афону имел и более прагматические мотивы. Устойчивые контакты с монастырями Восточных Патриархий, появившиеся после 1497 года, позволяли им получать в значительной степени достоверную информацию как о внутрицерковном положении на территории Османской Империи, так и о международной обстановке. Такие доверительные отношения могли быть поддерживаемы только регулярными тесными контактами.

kn Ioann III 2Государь и великий князь Иван III.

К сожалению, в настоящее время мы не обладаем свидетельствами о них в достаточной мере. До нас не дошли документы Посольского приказа, которые давали бы четкое представление о сношениях с Востоком за XV век. Однако по сохранившимся бумагам, датируемым начиная с 1509 года, можно сразу же отметить живые и активные русско-афонские связи. Едва ли они могли мгновенно возникнуть «на пустом месте» — значит, они наверняка существовали, развивались и до этого года.

Академик М. Н. Тихомиров определил прибытие в 1497 году Россиконовского игумена Паисия от Валашского господаря ко двору великого князя Ивана III как начало «патронального периода» во взаимоотношениях России и Россикона. Но в действительности это совсем не означает, что все проблемы обители были автоматически решены могущественными заступниками. Проанализировав хозяйственную деятельность Россикона за 1000 лет, мы выявили по меньшей мере десять запустений, которые приводили к пресечению не только материальной, но и молитвенной жизни обители; они происходили и после 1497 года, в том числе в XVI веке.

С другой стороны, если бы (что, впрочем, почти невозможно себе представить) поддержка России отсутствовала вообще, то русский монастырь, вероятно, существовал бы, но имел бы совсем другой внешний облик. Возможно, он сохранил бы то же название «Россикон», но не имел бы в числе братии ни одного русского — то есть ему была бы уготована такая же драматическая судьба, как Иверону. К счастью, помощь обители оказывалась. Однако нужно отметить, что в целом, по данным актового собрания, руководство Россикона на протяжении XVI века было менее активно в сношениях с Россией, чем, например, игумены Лавры, Ватопеда, Хиландара и того же Иверона.

kn Ioann III 3Иван III разрывает ханскую грамоту.

Полученная в 1497 году финансовая помощь сыграла значительную роль в возрождении русского монастыря. Кроме того, она давала основание надеяться на поддержку из того же источника и в будущем. Сохранился список XVIII века с жалованной грамоты Ивана III, датированной концом 1499 года, о свободном проезде в Россию монахов Пантелеимонова монастыря для сбора милостыни.

Тем не менее, период турецкого владычества подверг Русский монастырь на Афоне серьезным испытаниям. Экономическое положение обители продолжало оставаться тяжелым, иногда она даже оказывалась полностью заброшенной. Она долго не могла оправиться от последствий сильных землетрясений, неоднократно наносивших ей большой урон (только за XVI век — 1500, 1552, 1560, 1572 и 1585 годы), после которых требовалось отстраивать разрушенные здания и оборонительные сооружения, необходимые для защиты от пиратов и сухопутных разбойников.

Численность братии в разные годы существенно различалась: по данным архивов и по подсчетам сербского историка А. Фотича, в 1489/начале XVI века в Россиконе было примерно 120 иноков (что совпадает с приведенными выше данными «Сказания» хиландарского инока Исайи), в 1530/31 — всего 25, а в 1561 году — 170 человек. В конце XV — XVI веке в Россиконе жили главным образом сербы, по крайней мере из них состояла администрация обители, что отражено в переписке с московскими властями, дошедшей до наших дней в русских копиях Посольского приказа: она сохранила явные следы сербской лексики и орфографии. Однако в афонских актах рубежа XV–XVI веков встречаются подписи и русских иноков — «старца Серапиона» (1483) и «старца Вавилы» (1504/05).

 канд. экон. н. Д.В. Зубов

Публикуется по книге: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря с древнейших времен до 1735 года».
Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 5. – Афон: Свято-Пантелеимонов монастырь, 2015.

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Продолжатель традиции старчества. Духовник Афонского Пантелеимонова монастыря иеросхимонах Агафодор (Буданов)
17 (30) ноября 1920 года отошел ко Господу выдающийся подвижник Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, ученик его великих старцев Иеронима (Соломенцова) и Макария (Сушкина), а впоследствии
Отношение некоторых иностранцев к Русскому на Афоне Свято-Пантелеимонову монастырю в последние годы игуменства схиархимандрита Макария (Сушкина)
Доклад доктора философии Н. И. Феннелла на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рамках юбилейных торжеств, приуроченных к празднов
Русские старцы-отшельники на Афоне
Традиции русского пустынного и пещерного подвижничества никогда не иссякали как на Святой Горе, так и на Святой Руси. Со времен преподобного Антония Печерского, 1000 лет назад принесшего и утвердившег
Подвижник нашего времени. Жизнеописание 100-летнего игумена Афонского Пантелеимонова монастыря о. Иеремии (Алехина) (+ ФОТО)
Исполнилось 40 дней с момента блаженной кончины Игумена Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря схиархимандрита Иеремии (Алехина), преставившегося ко Господу 4 августа ( 22 июля ст. ст.) 2016
Святогорский игумен - схиархимандрит Андрей (Веревкин) и явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы
Чудесное явление Светописанного образа Пресвятой Богородицы в 1903 году случилось в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон во времена игуменства в обители выдающегося святогорског
Русские князья — покровители Святой Горы и Русика в XVI веке
С 1497 года Россия со столицей в Москве, уже достаточно консолидированная (хотя и не восстановленная в прежних границах), фактически принимала на себя не только представительские, но и ктиторские функ
Равноапостольный князь Владимир и Русский Афон. К вопросу об основании древнерусского монастыря на Афоне во времена св. князя Владимира Киевского
Формирование монашеской традиции на Руси восходит ко временам Великого князя Киевского Владимира Святославовича (+1015), вскоре после его женитьбы на византийской принцессе Анне и Крещения Руси.
Прп. Ангелина Сербская в судьбе Русского Афона
В истории Русского монастыря на Афоне удивительным образом переплелись судьбы нескольких братских православных народов, и прежде всего – русских (всех русских, вышедших из Днепровской Святой Руси), се
Русские княжества эпохи междоусобиц и Святая Гора в XII — XIII веках
Переход великого княжения к Андрею Юрьевичу Боголюбскому (ум. 1174), сыну Юрия Долгорукого, ознаменовался некоторым отдалением Руси от Византии. На Руси это период междоусобиц, дробления княжеств и ча
Русский Афон и Святогорский Пантелеймонов монастырь: 1000-летие стояния в молитве
Предлагаем нашим читателям коллективную статью сотрудников редакции портала «Русский Афон», посвященную 1000-летию древнерусского монашества на Святой Горе Афон и истории Русского на Афоне Свято-Панте
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх