afonit.info

Русь и Афон. Наследие святой горы

Православный портал о монашеском наследии Афона

НЕ ПОМНИТЬ ЗЛА. Духовная тайна 100-летнего русского старца Иеремии Афонского

Схиархимандрит Иеремия (Алехин)Каждый из нас на своем жизненном пути постоянно сталкивается с положительными и отрицательными событиями, поступками, опытом. При этом доброе и положительное мы нередко с легкостью забываем, как нечто для нас должное и обыденное, тогда как негативные моменты подолгу помним, ими подпитываемся в своем раздражении и неприязни к нашим обидчикам. Порой проходят годы, но старые обиды так и не отпускают нас, так и терзают наши сердца... Казалось бы это естественное человеческое качество. Но насколько оно естественно с христианской точки зрения? Что должен на самом деле человек помнить, пройдя через сложные испытания и трудности, нередко посылаемые нам Богом на нашем жизненном пути?

Задуматься над этим меня заставила недавняя беседа 100-летнего схиархимандрита Иеремии (Алехина) из Русского Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря с одним известным русским эмигрантским деятелем, о которой поведал бывший келейник старца монах Ермолай (Чежия).

Мало кто знает, что за неисчезающей с лица батюшки Иеремии любвеобильной и жизнерадостной улыбкой на самом деле скрывается горечь страданий и боли, пережитой им в советских и немецких лагерях и ссылках. Имея столетний жизненный опыт (родился батюшка в 1915 году!), ему довелось претерпеть множество тяжких испытаний и лишений, пройдя через которые не каждый способен остаться при здравом рассудке, не озлобиться и сохранить в своем сердце веру и любовь к ближним.

IgumenIeremiya5

Его детство припало на годы богоборческой революции и гражданской войны. В конце 1920-х годов в их дом пришла беда. Отца арестовали как «кулака». В то время у него уже было плохо со зрением. Старший сын Иван предложил себя вместо престарелого отца, чекисты забрали его и посадили в тюрьму. Вскоре, в 1928 или 29 году всю семью Алехиных "раскулачили" и отправили на Урал, в Верхнекамский округ Пермской области. Довезли до Соликамска, а отсюда на баржах их переправили в верховья Камы и высадили на пустынном берегу. Всего баржа доставила около 100 человек. Много было детей. Вокруг – ни одной избы, кроме домика у пристани, где жило начальство. «Абсолютно глухое место. Вышли на берег, перекрестились, и стали обживаться, сами построили себе избушки из сосен, и начали трудиться. Резали лес и сплавляли по речушке. Начальство за нами наблюдало, чтоб не сбежали, чтоб работали. Через полгода по прибытии на место ссылки от жизни в тяжелейших бытовых условиях, голода и холода заболела и умерла мать. Там её и похоронили, на пристани. Много детей поумирало». Отец и старшие братья приняли решение совершить побег. Стали переправляться через Каму, но тут их заметили и открыли стрельбу. После побега их с отцом и братьями разделили. Отца он больше никогда не видел. Братья позднее снова совершат побег, и своим путем будут добираться до Мариуполя.

Иакова Алехина поместили в лагерь. Господь умягчил сердце начальника караула: он дал юноше 3 рубля, чтоб оплатить переправу, и выпустил на свободу. Перебравшись на тот берег уже ночью, Иаков увидел там каплычку (часовню), залез в нею и переночевал. Но на утро его нашли комсомольцы. Они хотели было сдать беглеца обратно в лагерь, но пожалели и отпустили.
Пешком шел на родину, пробираясь проселочными дорогами от села к селу. Просил милостыню. «Три года скитался, – разсказывает старец, – пешком шел от деревни к деревне, и нигде люди не давали мне умереть с голоду, не оставляли без пропитания, хоть и рисковали из-за меня. Бог посылал добрых людей. Я помню. Спасибо за всё Господу!»

Будущий старец несколько лет скитался, пешком добирался в родные края, на Украину. Устроившись в 1935 г. на работу простым рабочим на металлургическом заводе в Мариуполе, он не пожелал отречься от веры и вступить в компартию, открыто засвидетельствовав, что является православным христианином. За это снова подвергся угрозе преследований и ареста. С приходом же немцев в 1941 г. был насильно угнан на тяжелые работы в Германию.

Отец Иеремия разсказывал, что немцы устроили в оккупированном Мариуполе облаву на молодых людей. Собрали человек 100, поселили в лагерь и потом вывезли в Германию в вагонах для скота. Среди них оказался и 26-летний Иаков Алехин. В Германии их привезли в маленький городок Зинген округа Констанц в земле Баден-Вюртемберг, где ему довелось рабски трудиться на фабрике 3 года. За пределы завода их не выпускали. Из цехов маршировали в казармы, из казарм – снова в цеха. Ему вновь довелось испытать каторжный труд, голод и нечеловеческия условия жизни.

Несмотря на пережитые страдания и горе, он, на удивление, так и не ожесточился, сохранив в сердце непоколебимую веру в Господа. И когда в 1945 г. его освободили, на вопрос советского офицера – чем планирует заниматься в дальнейшем? – ответил, что хочет провести остаток своей жизни в служении Господу. Можно только представить, какая реакция была у советского офицера… Лишь чудом Божиим он избежал нового ареста.

IgumenIeremiya2

Стать священником сразу по возвращении на Родину ему не удалось. Поэтому пришлось работать простым рабочим на хлебозаводе в Луганске. В этот период будущему старцу довелось претерпеть немало новых испытаний и даже гонений за веру, но все это не сломило его. Более того, новая волна атеистического наступления на религию при Хрущеве сподвигла к принятию решения окончательно уйти из мiра и всецело посвятить свою жизнь служению Богу.

Так в 42 года (в январе 1957 г.) Яков Алехин в Одессе принял монашеский постриг с именем Иеремия, а затем и священнический сан. Непростым оказался и его путь на Святую Гору Афон. Узнав, что в 1960 г. из Псково-Печерского монастыря некоторые из монахов будут направлены на служение в Русский Афонский Свято-Пантелеимонов монастырь, отец Иеремия, по совету своего духовного наставника – бывшего насельника этой святогорской обители преп. Кукши (Величко, + 1964) Одесского, тоже подает соответствующее прошение. Но попасть на Афон в те годы было крайне сложно. Целых 14 лет довелось о. Иеремии ждать разрешение. И все же, несмотря на все сложности, в 1974 г. патриарх Константинопольский Димитрий из шести заявленных монахов из СССР выбрал именно его, выдав соответствующее разрешение на поселение на Святом Афоне. С тех пор батюшка Иеремия, даже не мечтавший о такой милости Божией, безвыездно подвизался на Святой Горе, став в последствии игуменом русской афонской обители.

Ныне отцу Иеремии 100 лет. Из них ровно 40 лет он подвизается на Святой Горе и более 35 лет является игуменом Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря.

Схиархимандрит Иеремия (Алехин)

Несмотря на такой статус, батюшка всегда остается прост в общении и быту, нестяжателен, аскетичен, строг и требователен к себе, и в то же время очень добродушен и любвеобилен как по отношению к братии, так и к паломникам, вне зависимости от их социального статуса и положения. Одним словом монах. И главное, как оказалось, он за все в жизни благодарит Бога и постоянно молится за всех людей, особенно за тех, кто нанес ему столько страданий и боли.

Так вот, недавно старца Иеремию (Алехина) в Свято-Пантелеимоновом монастыре навестил его давний друг – один известный русский эмигрантский деятель (его имя я сознательно не называю), подобно батюшке также испытавший горькую чашу страданий в советских и немецких концлагерях. Завязалась дружеская беседа, обмен воспоминаниями…

Один из присутствующих монахов стал расспрашивать гостя о пережитом им в советских концлагерях… И тот поделился своими бедами и болью, подчеркнув, что люди в лагере были хуже собак, были невероятно жестоки, издевались… И тут же добавил, что отец Иеремия может рассказать не меньше ужасов, ведь там все прошли одно и то же. И обратился к батюшке…

В ответ отец Иеремия, немного помолчав, как-то спокойно и благоговейно говорил: «Да, да, я помню… Я помню, когда мои родители погибли, начальник лагеря вызвал меня, дал три рубля на карманные расходы и посоветовал ночью бежать… И я сбежал. Три года скитался, пешком шел от деревни к деревне, и нигде люди не давали мне умереть с голоду, не оставляли без пропитания, хоть и рисковали из-за меня. Бог посылал добрых людей. Я помню. Спасибо за все Господу!»

Собеседники почувствовали некую неловкость и чтобы как-то переключиться, присутствующий монах спросил у гостя о немецких концлагерях. Тот стал рассказывать, что в нацистских лагерях было еще хуже и что при виде немцев он до сих пор с трудом сдерживается… Не может забыть тех издевательств, что довелось пережить. И добавляет, что отец Иеремия тоже может рассказать, какие там были нечеловеческие условия…

В ответ батюшка, опять слегка помедлив, заулыбался, как будто вспомнил что-то приятное, и сказал: « Да, да, я помню… Помню немецких женщин, которые каждый день приходили и бросали нам через колючую проволоку хлеб, чтобы мы не умерли с голоду. Их хлеб был таким вкусным, что до сих пор помню его вкус. Спасибо за все Господу!»

Задумавшись над сказанным, я поразился, как старец Иеремия, пережив столько горя, страданий и лишений, не только не ожесточился, не потерял веру, но даже и из этих тяжких испытаний помнит только самое хорошее, доброе… Рассказывает о тех ужасных в его жизни событиях с улыбкой, как о чем-то приятном. И главное, за все благодарит Бога.

В этом, видимо, и кроется духовная тайна старца Иеремии. Тайна его внутреннего подвига и долголетия. Здесь и ответ на вопрос, что же должно помнить из сложных жизненных испытаний и трудностей, посылаемых нам Богом… Это же есть и рецепт духовного выздоровления и примирения нашего общества.

Составлено по рассказам  заведующего библиотекой Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря монаха Ермолая.

Сергей Шумило

 

 

 

 

Афонский православный портал «АФОНИТ» нуждается в поддержке и помощи >>>

Заказать паломничество на Святую Гору Афон можно здесь >>>

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «AFONIT.INFO» (www.afonit.info)

Смотри также:
Пустынник Новой Фиваиды: Схимонах Нил (Гарбарь). День памяти — 3 августа
Мы вошли в его хатку. Все было предельно бедно и убого. Ложе — почти голые доски. Но и у него моленная, иконки... Сам отец Нил имел вид несколько изумленный — точно казалось ему странным, почему это и
Невозмутимое спокойствие и бесконечное доверие Богу: Иеросхимонах Пинуфрий (Ерофеев). День памяти — 28 июля
Никто никогда его не видел гневающимся и раздраженным. Выполняя ответственные поручения и общаясь с людьми разных характеров, он умудрялся держать себя совершенно невозмутимо. Даже при разговоре с люд
Желал бы еще пожить, чтоб братии послужить: Схимонах Неофит (Васильев). День памяти – 26 июля
Схимонах Неофит (в миру Никита Васильевич Васильев) родился в 1807 году в крестьянской семье в Вятской губернии. На военной службе дослужился до чина унтер-офицера. Отдав 25 лет царю земному, вступил
Келейник великого старца: Схиархидиакон Лукиан (Роев). День памяти — 17 июля
Первые 15 лет он не имел ни келейника, ни послушника. После, по настоянию старцев обители, он согласился иметь одного келейника, но кандидаты на это послушание не выдерживали его строгой жизни. Они не
Прп. Ангелина Сербская в судьбе Русского Афона. День памяти - 14 июля
В истории Русского монастыря на Афоне удивительным образом переплелись судьбы нескольких братских православных народов, и прежде всего – русских (всех русских, вышедших из Днепровской Святой Руси), се
Греческий подвижник русского монастыря: Схиархидиакон Иларион. День памяти — 13 июля
В тихом раздумье и жалобах на слабость, из-за которой не докончил своего молитвенного подвига в честь русского святителя, он задремал, легкий сон успокоил его чувства. В это мгновение Иларион увидел п
Счастье быть мучеником: Схимонах Гавриил (Седлецкий). День памяти — 10 июля
Загудел страшный ветер, засверкали частые молнии, и загремел гром. Паисий не терял присутствия духа, стоял бодро и молился. Гроза усилилась еще более. Молния чрез отверстие проникла в храм и начала гу
Закарпатский святогорец схиархимандрит Гавриил (Легач). День памяти - 9 июля
9 июля – день преставления схиархимандрита Гавриила (Легача, 1901-1977), игумена Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря.Все, кто его знал, говорили о его особом трудолюбии. Если отец Гавриил не был
Простой, благочестивый и ревностный к подвигам: Схимонах Венедикт (Матвеев). День памяти — 8 июля
В июльскую ночь в саду при Георгиевской келлии встретились два схимонаха Венедикт (Матвеев) и Леон (Воскресенский). Поздоровавшись по-иночески, сели на траву под маслиной, чтобы подышать чистым, арома
Священномученик Иона (Санков). День памяти — 4 июля
Старец Аристоклий не благословил отца Иону возвращаться на Афон; велел ехать в Одессу и вообще служить в России, где определят. И еще советовал никогда не вмешиваться в смуту политики.

Последние обновления
Архив сайта
<<<Октябрь 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
192022232425
262728293031 
Видеогалерея

 

 

на верх