Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Переписка библиотекаря Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря схимонаха Матфея (Ольшанского) с выдающимися деятелями России

схимонах Матфей (Ольшанский)В конце XIX — начале XX в. Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Святой горе Афон посетили практически все сколько-нибудь ставшие впоследствии известными как на родине, так и за ее пределами филологи, историки, востоковеды, искусствоведы России. Здесь, как в Русском монастыре, так и в других афонских обителях, они занимались поисками древних рукопи­сей, икон и произведений византийского искусства.

Неоценимую помощь русским ученым в их разыскании, съемках и копировании для дальнейше­го подробного изучения, оказал схимонах Матфей (Ольшанский), который с 1878 по 1911 гг. исполнял послушание библиотекаря и граматевса (секре­таря) русского монастыря. Обладая обширнейшими познаниями в бого­словии, истории, археологии, филологии отец Матфей, был много полезен молодым ученым, приезжавшим на Афон за материалами. Практически все они позднее состояли с ним в переписке. Ныне в архиве Свято-Пантелеимонова монастыря (АРПМА. Оп. № 38), хранятся письма отца Матфея от 210 корреспондентов из России, которые работали на Афоне. Краткому обзору этой переписки и архивному наследию Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой горе Афон и посвящена настоящая статья.

Примерно с последней трети XIX в. и вплоть до начала Первой ми­ровой войны библиотека и библиотекари Свято-Пантелеимонова мо­настыря начинают играть огромную роль в развитии отечественных гуманитарных наук[1]. В это время на Афон приезжает огромное число русских ученых, многие из них впоследствии состояли в переписке с монахами Свято- Пантелеимонова монастыря. Часть этих писем, адресованных библи­отекарю монастыря отцу Матфею (Ольшанскому)[2], в прошлом году была опубликована в 11-м томе 25-­томной серии книг «Русский Афон Х1Х-ХХ вв.», издание которой осу­ществляется Русским Свято-Панте- леимоновым монастырем в рамках подготовки к празднованию 1000- летия присутствия русских мона­хов на Святой Горе Афон. Никто еще эти исторические источники, эту переписку не анализировал. До недавнего времени неизвестен был даже состав корреспондентов монастыря[3].

Прежде всего следует обрисовать личность человека, который состоял в переписке практически со всеми видными филологами, историками, востоковедами, искусствоведами России конца XIX — начала XX в.

После смерти своего предшественника старца монаха Азария в 1878 г. отец Матфеи (в миру Михаил Павлович Ольшанский) «занял должность старшего библиотекаря и вместе с тем монастырского граматевса (секретаря)». Тридцать три года он заведовал библиотекой монастыря, привел ее в образцовый порядок, «обогатил ее многими ценными экземплярами греческих и южнославянских рукописей, име­ющих важное научное значение»[4], и благодаря его трудам и заботам библиотека Руссика «встала в один ряд с лучшими книгохранилищами Афона — Ватопедским и Великой Лавры»[5]. При отце Матфее библиоте­ка увеличилась более чем вдвое. Число книг достигло двадцати тысяч томов[6]. Кроме того, библиотекарь постоянно заботился о разыскании и приобретении обителью древних рукописей. В 1880 г. профессор Афинского университета Спиридон Ламброс описал всего 264 древних манускрипта, которые хранились в Свято-Пантелеимоновом монастыре[7]. По свидетельству А.А. Дмитриевского, уже к 1889 г. там имелось порядка 850 рукописей[8]. Трудами отца Матфея при библиотеке была создана прекрасная нумизматическая коллекция, которая до сих пор хранится в архиве монастыря (готовится к публикации ее каталог).

Интересовался библиотекарь монастыря и древними надписями на ар­хеологических памятниках[9].

По свидетельству паломников Свято-Пантелеимоновой обители, отец Матфей знал «наизусть все каталоги и названия книг, находящихся во вверенном ему книгохранилище»[10], а также состав всех монастыр­ских библиотек Афона[11]. Во втором отделе 50-й описи современного архива Русского Пантелеимонова монастыря содержится библиография об Афоне за период с 1880 по 1909 г., также составленная библиотекарем Руссика отцом Матфеем (Ольшанским)[12].

Историк Церкви и канонического права, византолог, ординарный профессор Санкт-Петербургской духовной академии, доктор церковной истории И. И. Соколов писал, что отец Матфей обладал обширнейшими познаниями в «богословии, истории, археологии, филологии», прекра­сно знал новогреческий, турецкий и французский языки. «Как знаток византиискои письменности, археолог и опытный палеограф, отец Матфеи был много полезен молодым ученым, приезжавшим на Афон за материалами» [13] .

С конца XIX в. и вплоть до Первой мировой войны на Афоне побывали «исследователи (византинисты и слависты) практически из всех россий­ских университетских и академических (в смысле духовных академий) центров — Петербурга, Москвы, Киева, Казани, Одессы и Харькова»[14]. Все ученые, кто посещал Св. гору Афон, имели дело с отцом Матфеем (Оль­шанским), и каждому он стремился помочь[15]. Сам библиотекарь и всего один-два его помощника не только копировали для исследователей рукописи в своей собственной библиотеке, но и разыскивали древние манускрипты и вручную копировали их по требованию по всему Афону[16] и даже за его пределами.

Поражает перечень имен тех людей, та бесконечная вереница русских ученых, которые один за другим поехали на Святую гору Афон именно с началом деятельности отца Матфея[17].

Так, в августе 1873 г. в ходе двухгодичной научной командировки на Афоне в Пантелеимоновом монастыре побывал историк Церкви, профессор Московской духовной академии Е. Е. Голубинский[18]. В июле 1874 г. монастырь посещает в то время приват-доцент славянских наре­чий Санкт-Петербургской духовной академии, а впоследствии доктор славянской филологии Антон Семенович Будилович[19]. На обратном пути из Палестины в июле 1883 г. на Афоне работает доцент, а впо­следствии профессор по кафедре грузинской и армянской словесно­сти факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета А.А. Цагарели[20]. С ноября 1883 по январь 1884 г. он изучает рукописи библиотеки Руссика, монастырей Симоно-Петра, Григориата, Диониси- ата и Св. Павла[21].

В августе 1886 г. на Афон прибыли профессор Санкт-Петербургской духовной академии И. Е. Троицкий и ординарный профессор Новорос­сийского университета А. А. Кочубинский[22]. А в сентябре 1886 г. Свято-Пантелеимонову обитель посетил профессор Киевской духовной академии К. Д. Попов[23]. В том же 1886 г. на Афон впервые приезжает

А.   А. Дмитриевский[24], тогда еще доцент Киевской духовной академии. С этого времени начинается его дружба и переписка с библиотекарем Пантелеимонова монастыря отцом Матфеем (Ольшанским). Следующие поездки А. А. Дмитриевского на Афон, согласно документу архива № 86[25], состоятся в 1887[26], 1891[27], 1893[28] гг.

В августе 1887 г. на Афон приехал ученый-славист, византинист и будущий создатель описания архива епископа Порфирия (Успенского)[29] профессор Санкт-Петербургского университета П. А. Сырку[30].

10 июля 1888 г. в книге отзывов Руссика оставил свой автог­раф доцент Казанской духовной академии, библеист-ветхозаветник П. А. Юнгеров[31]. Вслед за ним в той же книге 4 сентября 1888 г. распи­сался профессор Казанской духовной академии Н. Ф. Красносельцев[32], а 15 сентября 1888 г. — профессор Санкт-Петербургской духовной акаде­мии Н. В. Покровский[33].

В 1891 г. Свято-Пантелеимонов монастырь посетил литургист, кано­нист, историк Церкви, экстраординарный, а затем ординарный профес­сор Императорского Новороссийского университета, профессор Москов­ского университета, доктор церковного права А. И. Алмазов[34].

В 1894 и 1895 гг. на Святую Гору в ходе заграничной командировки дважды приезжал приват-доцент Московского университета, а в буду­щем академик, В. М. Истрин, также благодаривший братию за радушный прием в книге посетителей[35]. Здесь ученый работал не только в библи­отеке Свято-Пантелеимонова монастыря, но и в монастырских архивах Зографа, Ватопеда, Хиландара, Андреевского скита, Иверского монасты­ря, монастыря св. Дионисия[36], где составил детальное описание славян­ских рукописей, хранившихся в этих обителях.

Летом 1894 г. на Афоне работал филолог-славист, лингвист, при­ват-доцент Московского университета, а в будущем профессор Но­вороссийского (с 1898 г.), Петербургского (с 1900 г.) и Пермского (с 1916 г.) университетов, академик АН СССР П. А. Лавров. Основной его целью было изучение памятников южнославянской письменно- сти[37]. Кроме Свято-Пантелеимонова он посетил Зографский, Хилан- дарский монастыри и обитель Св. Павла[38]. Уезжая с Афона, 9 июля 1894 г. П.А. Лавров также выражал глубокую признательность мона­хам Свято-Пантелеимонова монастыря за содействие, оказанное ему в изучении рукописей[39].

В 1895 г. на Афоне побывал член Русского Археологического инсти­тута в Константинополе Александр Фаддеев[40]. Тогда же, в 1895 г., в Свято- Пантелеимоновом монастыре побывал магистрант Санкт-Петербургской духовной академии, а в будущем специалист по текстологии, профессор Санкт-Петербургской духовной академии и наиболее активный член ко­миссии по критическому изданию славянской Библии И. И. Евсеев.

В ноябре-декабре 1895 г. русский монастырь на Афоне посетил ди­ректор Русского Археологического института в Константинополе Ф. И. Успенский[41].

В 1896 г. с научными целями в Свято-Пантелеимонову обитель при­езжает Х. М. Лопарев, который также работает с рукописями монасты­ря[42]. В своем отчете о путешествии на Афон он писал: «Пользуясь драгоценными указаниями библиотекаря отца Матфея, я ознакомился с новым списком мучения святого Модеста, архиепископа Иерусалим­ского, и затем, встретив здесь редкое печатное издание Творений Иосифа Вриенния, списал слово его, сказанное по случаю смерти супруги им­ператора Иоанна Палеолога — Анны, дочери Великого князя Василия Димитриевича»[43]. Почти месяц затем он путешествует по Афону, знако­мясь с рукописными собраниями монастырских библиотек[44].

В июле 1896 г. на Афон для изучения памятников византийского искусства в научную командировку прибывает приват-доцент Казанско­го университета Д. В. Айналов[45]. Он также посещает многие афонские монастыри, останавливаясь в лавре св. Афанасия, Иверском, Ватопедском монастырях, в Андреевском скиту, монастырях Ксенофонт и Дохиар[46].

Затем с отцом Матфеем (Ольшанским) и библиотекой монастыря суждено было познакомиться специалисту в области христианского искусства Н. П.Кондакову[47]. Он возглавил в 1898 г. научную экспеди­цию Императорской академии наук, в составе которой был Н. Я. Марр, изучавший в Иверском монастыре грузинские рукописи Священного Писания и агиографические памятники[48].

В составе этой экспедиции, организованной Академией наук, Афон посетил историк и археолог, тогда еще магистр, а в будущем про­фессор Харьковского университета, доктор истории и теории искусств Е. К. Редин. В результате работы экспедиции, в которой также прини­мали участие вышеупомянутый Н. Я. Марр, архитектор Ф. Г. Беренштам и фотограф Е. И. Герман, «было составлено описание предметов древно­сти и художественных памятников восемнадцати обителей Афонской горы, дополненное альбомом из 200 фотоснимков и акварельными ри­сунками Ф. Г. Беренштама»[49].

В 1902 г. в монастыре св. вмч. Пантелеимона, лавре св. Афанасия, Ватопеде, Андреевском и Ильинском скитах побывал уже упомянутый выше историк Церкви и церковного права, византинист, магистр бого­словия, а в будущем профессор Ленинградского института истории, фи­лософии и лингвистики, доктор церковной истории И. И. Соколов[50].

В 1906 г. о своих впечатлениях об Афоне писал бывший (до 1903 г.) управляющий Придворной певческой капеллой в Петербурге С. В. Смоленский[51]. На Святой Горе он занимался розысками нотированных сла­вянских и греческих рукописей. В библиотеках лавры св. Афанасия, Андреевского скита, а также Иверского, Есфигменского, Ватопедского и Кутлумушского монастырей ему удалось обнаружить значительное число греческих рукописей с певческой нотацией. Его экспедицией было сделано более 2000 фотоснимков этих практически неизученных памятников. После окончания экспедиции, которую организовало Об­щество Любителей Древней Письменности, все фотографическое обору­дование было подарено Свято-Пантелеимонову монастырю[52]. Вот далеко не полный перечень тех ученых, которые побывали на Афоне при би­блиотекаре Матфее (Ольшанском).

Библиотекарь Свято-Пантелеимонова монастыря

Теперь перейдем к анализу такого уникального явления, как перепи­ска отца Матфея (Ольшанского) с выдающимися деятелями науки России того времени. Она хранится ныне в архиве Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон (АРПМА. Оп. № 38).

Так, отец Матфей переписывался с выдающимся искусствоведом, ординарным профессором Санкт-Петербургского университета Д. В. Айналовым[53]. В своих письмах Дмитрий Власьевич часто обращается к библиотекарю монастыря с просьбами сфотографировать те или иные произведения византийского искусства[54] или отдельные листы руко­писей. В свою очередь, как можно видеть в письме от 6 февраля 1898 г., он обещает прислать в библиотеку монастыря свой отчет о проделанной им на Афоне работе[55].

В 1893-1899 гг. отец Матфей получал письма от будущего докто­ра церковной истории, ординарного профессора Казанской духовной академии, с марта 1912 г. епископа Чистопольского, а с мая 1913 г. епископа Ямбургского и ректора Санкт-Петербургской духовной акаде­мии Анастасия (А. А. Александрова). В своих письмах он просит отца Матфея, как, например, в письме от 27 сентября 1893 г., сделать для него список сербской редакции службы свв. Кириллу и Мефодию. К этому письму приложен фрагмент ответа отца Матфея, что данное поруче­ние А. А. Александрова выполнено[56]. Причем такие пометы на письмах с просьбами встречаются довольно часто в архиве Свято-Пантелеимо- нова монастыря.

Интересна переписка отца Матфея со специалистом по литургике, профессором Казанской духовной академии, в будущем, в 1906-1907 гг. членом Предсоборного Присутствия, а в 1910-1912 гг. — проректором Новороссийского университета и с 1912 г. профессором церковного права Московского университета А. И. Алмазовым[57]. В своих письмах, отправ­ленных в январе-феврале 1893 г., он просит приобрести для Казанской духовной академии и лично для себя те или иные издания на греческом языке. В свою очередь, в письме от 26 декабря 1898 г. он сообщает о вы­полнении просьб монахов Пантелеимонова монастыря и о присылке в обитель необходимых для библиотеки книг.

В письме от 6 апреля 1893 г. изложена просьба А. И. Алмазова о пе­реписывании рукописей для научных изысканий. Такие просьбы звучат на всем протяжении переписки, и, по свидетельству корреспондента, выполнение их, как мы можем судить из письма от 23 сентября 1899 г., имеет для него лично и для науки огромное значение[58].

Фактически библиотекарь Свято-Пантелеимонова монастыря высту­пал в то время агентом на Востоке по поиску тех или иных древних рукописей для русских ученых. Например, тот же А. И. Алмазов, зная о связях афонцев с о. Патмос, просит сделать для него копию части руко­писи Номоканона из тамошней библиотеки. Постоянно звучали просьбы скопировать те или иные рукописи из библиотек того или иного афон­ского монастыря.

Состоял в переписке с отцом Матфеем и византинист, ординар­ный профессор историко-филологического факультета Петербургского (затем Петроградского) университета В. Н. Бенешевич. Впоследствии он являлся помощником секретаря Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг.; в 1920-х гг. принимал участие в работе Русско-византийской комиссии при Академии наук. В июле 1922 г.

В.   Н. Бенешевич был обвиняемым на процессе митрополита Петрог­радского Вениамина и около полугода находился в заключении. Осво­божден «за недоказанностью вины». Вновь арестован в 1924 г., и вновь освобожден из заключения. Затем еще трижды был арестован и в конце концов в 1938 г. был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 27 января того же года.

В 1902 г. В. Н. Бенешевич побывал на Афоне и работал, как видим мы из его писем[59], с рукописями в монастырях: Ватопед, Кутлумуш, Иверском, Филофее, лавре св. Афанасия, св. Павла, Дионисиате, и конеч­но же, в монастыре св. вмч. Пантелеимона.

В архиве Свято-Пантелеимонова монастыря сохранились письма 1908­1909 гг. филолога, доктора русской словесности, профессора на кафедре русского языка и словесности, председателя Историко-филологического общества Новороссийского университета С. Г. Вилинского[60]. В письме от 27 августа 1908 г. он обращается с просьбой скопировать для него две рукописи (Пантелеимонова и Иверского монастырей) жития св. Василия Нового. Согласно его письму от 5 мая 1909 г., для него в Иверском мо­настыре делали копию Евангелия, написанного и иллюстрированного в Константинополе в XIII в.

Также в архиве монастыря сохранились письма 1886-1911 гг. рус­ского византиниста, историка Церкви, профессора кафедры церковной археологии и литургики Киевской духовной академии, почетного члена Императорского православного палестинского общества, с 29 декабря 1903 г. члена-корреспондента Российской академии наук по Отделению русского языка и словесности А.А.Дмитриевского[61]. В 1886 г. он не­сколько месяцев провел на Афоне и описал там 38 типиконов и около 100 богослужебных рукописей. Впоследствии он еще семь раз побывает на Афоне: в 1887-1888[62], 1889, 1891, 1893, 1898, 1903 и 1910 гг. У него сло­жатся дружеские, даже сердечные отношения со многими насельниками Свято-Пантелеимонова монастыря, и он фактически станет доброволь­ным бытописателем жизни русских монахов на Святой горе Афон[63]. Не всегда, правда, и не всеми читателями его литературные труды будут восприниматься благосклонно. В письме к отцу Матфею от 8 марта 1908 г. А. А. Дмитриевский писал: «Статья о келлиотах[64] озлобила сих послед­них. Создался даже целый журнал „Монастырь“ под редакциею извест­ного. Павловского для борьбы со мною. Что же? Я литературный талант получил под руководством Милюкова и Успенского, а книгу „Русские на Афоне“ писал по вашему подкупу. Да кажется вы подкупили меня и на статью о келлиотах. И богатый же я человек! Одного жаль, что меня не могут подкупить келлиоты»[65].

Из писем А. А. Дмитриевского мы также узнаем, что он интересо­вался богослужением на Афоне[66], просил копировать для него рукописи не только из библиотеки Пантелеимонова монастыря, но и из книгохра­нилищ других афонских обителей, сообщал о своих находках в патри­аршей библиотеке Иерусалима[67] (например, «Чина службы страстной седмицы и Пасхи в Иерусалиме» К-К в.[68]), делился своей радостью по поводу представившейся ему возможности прочесть рукописи семнадцати типиконов (в том числе XII в. лавры Саввы Освященного и XIII в. Синайской обители), хранившихся на Синае[69], сообщал о наход­ке духовного завещания самого Саввы и рукописи Евхология 1159 г.

В письме от 4 ноября 1888 г., отправленном из Киева, А. А. Дмитриев­ский интересуется особенностями «афонской практики при совершении Таинств (например, елеосвящения, священства и др.) и важнейших чинопоследований (погребения, пострижения в монахи, освящения церквей и т. д. и т. п.)», и хочет знать: какие особенности «ныне отличают Гре­ческую Церковь от нашей при совершении Таинств»[70]. Он просит мо­нахов Свято-Пантелеимонова монастыря, в частности отца Мину, вести записи со своими замечаниями по поводу совершения Таинств и важ­нейших чинопоследований, и отправлять эти заметки в его распоря­жение. Впоследствии эти заметки были А. А. Дмитриевскому высланы и использованы им в своих работах[71].

В своем письме отцу Матфею от 10 октября 1891 г. из Рима А. А. Дмит­риевский сообщает о прочтении им в Ватиканской библиотеке типико­на, написанного для монастыря Богородицы в Сицилии на реке Мили. При этом он делится с отцом Матфеем особенностями этого типикона, как с равным себе заинтересованным коллегой-исследователем.

Письма А. А. Дмитриевского порой содержат очень емкие по сути определения, касающиеся научной деятельности некоторых его коллег. Так, в письме из Санкт-Петербурга от 26 июля 1908 г. он пишет: «Ваш знакомец Карабинов выпустил свою диссертацию под названием „Анафора“. Вы, как и я, ждали от него Постной Триоди, но, увы, ныне моло­дежь практичная, и Триодь отложил Карабинов на докторство, а теперь преподносит почтеннейшей публике „Анафору“ в сто шестьдесят одну страничку в качестве магистерской диссертации[72]. Я читаю и возмуща­юсь — белиберда и протестантизм чистой воды»[73].

В письме из Санкт-Петербурга от 7 октября 1910 г. он замечает: «„Триодь“ Карабинова вышла[74], но меня не удовлетворяет. Литургическо­го в ней ничего. Автор занимается гимнографией, а Вы сами хорошо ве­даете, как трудно разобраться в надписаниях разных имен над стихира­ми и канонами в Триодях и Минеях. Только Крумбахер путем изучения ритма и стиха мог сказать что-нибудь любопытное, а Карабинову далеко до Крумбахера. Книга читается без интереса»[75].

Данные отзывы совершенно не означают, что А. А. Дмитриевский давал только негативную оценку деятельности своих коллег. В том же письме от 7 октября 1910 г. он пишет: «Сейчас печатается диссертация моего ученика, протоиерея Лисицына, „Первоначальный славяно-рус­ский Типикон“[76]. Я просматриваю корректуру. Прелюбопытная кни­жица — стоит посмотреть. Автор основательно доказывает, что у нас до Алексеевского ктиторского устава действовал в практике устав Вели­кой Церкви. Появилась очень интересная книжица „История Византии“ профессора Кулаковского[77]. Закажите, не будете меня бранить за трату денег»[78].

Затем опять и опять мы видим в его письмах бесконечные просьбы о присылке к нему скопированных по его просьбе рукописей и ар­хивных документов, которые, как и у многих других исследователей того времени, ложились в основу их диссертаций и научных статей. Судя из опубликованных писем, можно с большой долей уверенно­сти заключить, что успех научной деятельности А. А. Дмитриевского в значительной степени зависел от помощи и трудов на благо науки его афонских друзей.

Отцу Матфею (Ольшанскому) приходилось состоять в переписке с аб­солютно разными в своих мнениях и непростыми по характеру людьми, но при этом он имел ровные, дружеские отношения со всеми. Он пони­мал их греховные слабости, относился к обращавшимся к нему за помо­щью и советом с настоящей христианской любовью.

Так, например, о деятельности самого А. А. Дмитриевского мы читаем отзыв в письме к отцу Матфею от 11 сентября 1899 г. профессора кафе­дры патристики Киевской духовной академии К. Д. Попова: «.Теперь считаю необходимым следующее пояснение относительно тех справок о книге Дмитриевского, какие Вы, благодаря Вашей любезности, сде­лали для меня. Дело вот в чем: Дмитриевский представил свою книгу „Русские на Афоне“, представленную на премию, выдаваемую за ценные сочинения. Но это не ученая книга, но просто дурная книга. Совет Академии поручил мне составить рецензию на эту книгу. В рецен­зии я, между прочим, высказал следующие замечания. Дмитриевский неправильно оценил характер иночества Пантелеимонова монастыря. Иноки этого монастыря киновиты, а не анахореты, или представители одиночного образа жизни в трущобах. Но Дмитриевский хвалит иноков Пантелеимонова монастыря как анахоретов, а не киновитов, отсюда происходит следующее: на словах он превозносит вас, а описывает то, что опровергает эти похвалы. О духовной, собственно монашеской жизни он ничего не говорит, но зато наполнил всю книгу рассказа­ми о том, сколько тот или другой собрал денег, какие открыты новые источники доходов и пр.

Все это необходимо для земного существования человека, но только нужно больше писать о монашеском житии, а не о деньгах. В про­тивном случае читатель книги Дмитриевского подумает, что иноки Пантелеимонова монастыря занимаются только собиранием денег. И действительно, читать эту книгу — настоящий соблазн. На одной странице Дмитриевский рассказывает о том, что иноки Вашего монастыря выбрали было место на Кавказе, подобающее для спасе­ния, но отказались от него, потому что тяжко иным в этом месте; на другой странице он говорит, что иноки Пантелеимонова монасты­ря, когда собирали милостыню в России, творили чудеса афонскими камешками. Я никак не могу понять, каким образом Вы могли дове­рить некоторые документы Дмитриевскому — человеку ненадежному и клеветнику? Его книга „Русские на Афоне“ служит лучшим доказа­тельством сказанного»[79].

Работа видного церковного историка А. П. Доброклонского[80] над до­кторской диссертацией также отражена в его письмах на Афон. В письме из Одессы от 1907 г. он обращается со следующей просьбой к отцу Матфею (Ольшанскому): «Ваше Преподобие многоуважаемый отец Матфей! Зара­нее прошу извинить... Я знаю по опыту Вашу любезность и отзывчивость на запросы ученого характера, поэтому и осмеливаюсь опять беспокоить Вас. Не можете ли Вы навести нужные мне справки: Надписано ли имя автора и как начало жития Феодора Студита в рукописи № 44 афонского монастыря Симонопетры fol. 761 (по ка­талогу Lampros’a изд. Кэмбридж I, 118); соответствует ли его редакция 1 или 2-му из житий, изд. в Patrolog. Migne?.. Очень хотелось бы, чтобы выписанные справки были сделаны насколько возможно скорее; я при­ступаю к печатанию своей работы и не желал бы задержек в этом». Со­гласно помете на этом письме, хранящемся ныне в архиве монастыря, ответ был дан практически незамедлительно, 30 января 1908 г.[81].

Выполняя описание четырех тысяч славянских манускриптов для предпринятого в Геттингене в 1909 г. издания греческого библей­ского текста Септуагинты, будучи уже профессором кафедры истории русского и церковно-славянского языков и истории русской литературы Санкт-Петербургской духовной академии, доктор богословия Е. Е. Евсеев в своем письме от 13 июня 1910 г. также обращается за справкой к би­блиотекарю Пантелеимонова монастыря. Он пишет: «Досточтимый отец Матфей! Обращаюсь к Вам с просьбой по научному делу. Очень не хо­телось бы в своем инвентарном описании, которое уже теперь у меня насчитывает до 1000 номеров, обидеть Вашу почтенную библиотеку. Между тем у меня решительно нет никаких сведений о Ваших рукопи­сных текстах Ветхого Завета.

Кроме библейских книг в собственном смысле требуется дать сведе­ния о Триодях, Минеях и Паремийниках, где есть чтения Ветхого Завета, равно как в Псалтирях следованных и Часословах. Рукописи этого рода у Вас несомненно есть. Не имея возможности обратиться к кому-нибудь за этим делом, кроме Вас, покорнейше прошу Вас не отказать помочь мне в моем затруднении. Инвентарное описание желательно дать по следующим рубрикам: место хранения рукописи, №, век, материал, формат, содержание (наименование книги), имя писца или владельца, литературу, если таковая есть о данной рукописи. На обороте я дам при­мерный образец такого описания»[82]. Просьба, несмотря на объем постав­ленной задачи, естественно, была выполнена. Причем выполнение ее требовало от монахов монастыря обладания специальными знаниями. Вот, собственно, еще один пример их плодотворного сотрудничества с русскими учеными.

Из письма от 22 июня 1902 г. директора Русского археологического института в Константинополе Ф. И. Успенского мы узнаем о просьбе командировать фотографа монастыря для съемок «фресок и мозаик в Кахриэ, равно для фотографических работ в султанской библиотеке»[83]. Таким образом, мы видим, что монастырь принимал самое непосредст­венное участие в выполнении исследовательских программ института.

Архив Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой горе Афон содержит письма: 1906 г. — И. Д. Арсеньева (АРПМА. Док. 1585); 1896, 1910 гг. — И. Е. Ев­сеева (АРПМА. Док. 1642); 1907-1909гг. — Г.А.Ильинского (АРПМА. Док. 1594); 1894-1896 гг. — В. М. Истрина (АРПМА. Док. 1793); 1904 г. — И. А. Кара­бинова (АРПМА. Док. 1607); 1884 г. — В. В. Качановского (АРПМА. Док. 1569); 1891 г. — А. И. Кирпичникова (АРПМА. Док. 1672); 1888-1897 гг. — Н. Ф. Крас- носельцева (АРПМА. Док. 1620); 1894-1911 гг. — П.А. Лаврова (АРПМА. Док. 1584); 1901г. — Х.М. Лопарева (АРПМА. Док. 1605); 1899 г. — Н.Я.Марра (АРПМА. Док. 1616); 1910 г. — С. Ф. Ольденбурга (АРПМА. Док. 1579); 1898 г. — А. С. Павлова (АРПМА. Док. 1627); 1884-1910 гг. — И. С. Пальмова (АРПМА. Док. 1623); 1896-1906гг. — Б.А.Панченко (АРПМА. Док. 1639); 1898 г. — И.И.Петрова (АРПМА. Док. 1575); 1896-1911 гг. — Н.В.Покровского (АРПМА. Док. 1588); 1895 г. — И. В. Помяловского (АРПМА. Док.1626); 1893-1899гг. — К. Д. Попова (АРПМА. Док. 1596); 1907 г. — А.В. Преображен­ского (АРПМА. Док. 1595); 1895-1899гг. — В.Э. Регеля (АРПМА. Док. 1615); 1898-1903гг. — Е.К.Редина (АРПМА. Док. 1614); 1907-1911гг. — А.В.Ры- стенко (АРПМА. Док. 1587); 1906-1907 гг. — С. В. Смоленского (АРПМА. Док. 1583); 1902-1909 гг. — И.И. Соколова (АРПМА. Док. 1609); 1899-­1901 гг. — П.А. Сырку (АРПМА. Док. 1613); 1889 г. — И.Е. Троицкого (АРПМА Док. 1638); 1910-1911гг. — Н.Л. Туницкого (АРПМА. Док. 1608); 1896-1906 гг. — Ф. И. Успенского (АРПМА. Док. 1639) и др.

На подавляющем числе писем стоит дата ответа. А значит, та или иная просьба корреспондента по переписке была выполнена.

Поневоле возникает вопрос: а смогли бы состояться как ученые многие из наших выдающихся филологов, историков, археологов, искус­ствоведов без помощи библиотеки, монахов Свято-Пантелеимонова мо­настыря? Наверное, смогли бы! Но труд исследователей во многом был значительно облегчен бескорыстной помощью русских афонских мона­хов, которые разыскивали рукописи и изготавливали их рукотворные копии, фотографировали произведения искусства и переправляли сведе­ния о них в Россию. На основе этих материалов были защищены десятки диссертаций, опубликованы сотни статей и изданы многочисленные труды выдающихся деятелей нашей отечественной науки.

Вне всякого сомнения, отец Матфей обладал талантом гениального модератора обширной научной деятельности монастыря. «Уменье на­ходить талантливых и усердных сотрудников для нее, и путем постоян­ной переписки и удовлетворения всех их запросов и нужд ободряющая и живительная поддержка и воодушевление их, какие он почерпал в себе, принесли незаменимую пользу этому прекрасному и достойному великой обители делу»[84]. И здесь библиотекарь Свято-Пантелеимонова монастыря играл заглавную роль, не чуждаясь при этом и молитвы.

В августе 1911 г. отец Матфей занемог. «27 августа он принял постриг великой схимы с именем Матфий. Умирал он напутствованный всеми таинствами Святой Церкви, окруженный всеобщей любовью и заботой. До последнего вздоха шептал молитвы и был в полном сознании. В ночь на 3 сентября в последний раз старец удостоился приобщиться Святых Христовых Таин и затем тихо и мирно предал дух свой в руки Господа. На другой день после Литургии и соборного отпевания многочислен­ная братия проводила тело искренно уважаемого всеми отца Матфия на место вечного упокоения»[85].

С его кончиной была перевернута еще одна страница истории связей Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с ученым сообще­ством России. И в наше время, в XXI в., в Русском монастыре на Святой горе Афон есть достойные продолжатели дела, начатого еще в XIX в. би­блиотекарем схимонахом Матфеем (Ольшанским).

Священник Димитрий Пономарев

Источники и литература:

[1] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России и других стран. Святая Гора Афон, 2015 (Серия «Русский Афон Х1Х-ХХ вв.». Т. 11). С. 16 (далее: Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России...).

[2] Из 210 корреспондентов, с которыми переписывался отец Матфей (Ольшанский), в томе 11 полностью опубликованы письма только 49 из них, т. е. меньше четверти писем. Полный список всех корреспондентов отца Матфея с указанием дел, в которых эти письма хранятся в Архиве Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне (АРПМА), можно найти в седьмом томе серии «Русский Афон ХIХ-ХХ вв.» (Каталог рукопи­сей, печатных книг и архивных материалов Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Русский Афон ХIХ-ХХ вв.. Святая Гора Афон, 2015 (Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ вв.». Т. 7. Ч. 4). С. 183-197).

[3] Описи 26-46 АРПМА охватывают всю переписку монастыря за последние 200 лет (как входящие, так и исходящие письма). Общее число этих писем около полумиллиона. Это письма к его игуменам, переписка с подворьями и метохами монастыря (оп. 26-34), переписка с насельниками монастыря, собиравшими пожертвования в России (оп. 33), переписка с Солунским подворьем (оп. 39), переписка со светскими и церковными деяте­лями России (оп. 40-41), переписка обители с официальными светскими и церковными

учреждениями (оп. 44) и т. д. Эти материалы никогда еще не использовались в качестве исторических источников (см. подробнее: Каталог рукописей, печатных книг и архивных материалов Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Русский Афон XIX-XX вв.. Святая Гора Афон, 2015. (Серия «Русский Афон Х1Х-ХХ вв.». Т. 7. Ч. 4.). С. 10). Нас прежде всего интересует переписка (входящие письма) библиотекаря Руссика схимонаха Матфея (Ольшанского) с разными лицами за 1862-1911 гг. (оп. 38).

[4] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России... С. 6-7.

[5] Там же. С. 7.

[6] Русский Афонский Отечник XIX-XX вв.. Святая Гора Афон, 2012 (Серия «Русский Афон Х1Х-ХХ вв.». Т. 1). С. 202.

[7]Августин (Никитин), архим. Афон и Русская Православная Церковь (Обзор церковно­литературных связей) // Богословские Труды. М.: Изд-во Московской патриархии, 1997. Вып. 33. С. 102.

[8]Дмитриевский А.А. Библиотеки рукописей на Синае и Афоне под пером профессоров-палеографов В. Гардтгаузена и С. Ламброса (Библиографическая заметка) // ТКДА. 1889. № 12. С. 48.

[9] Из письма директора Русского археологического института в Константинопо­ле Ф. И. Успенского от 25 июля 1898 г. мы узнаем, что именно от отца Матфея он впервые узнал о существовании близ Солуни, в месте Нарыш-Кей, лежащей на земле колонны, на которой имелась греческая надпись, говорящая о границах Византии и Болгарии (Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России... С. 498).

[10]Смирнов А.А. Две недели на Святой Горе. М., 1887. С. 14.

[11] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 9.

[12] Каталог рукописей, печатных книг и архивных материалов Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. С.11.

[13]Соколов И. И. Афонское монашество в его прошлом и современном состоянии. СПб., 1904. С. 72–73.

[14] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 15.

[15] Русский Афонский Отечник XIX-XX вв. ... С. 202.

[16] Русский Афонский Отечник XIX-XX вв. ... С. 16.

[17] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 13-30.

[18] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 18. См. также: АРПМА. Док. 86. С. 55.

[19] АРПМА. Док. 86. С. 61.

[20] АРПМА. Док. 86. С. 134.

[21] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 20.

[22] АРПМА. Док. 86. С. 202.

[23] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 21.

[24] АРПМА. Док. 86. С. 204.

[25] Ввиду того, что структура АРПМА в последние годы складывалась в ходе разноас­пектной работы над ним и сопутствующими издательскими проектами, а его публика­ция была начата еще до завершения формирования всех описей и дел, то в монастыре было принято решение каждому документу присвоить неповторимый номер, который он сохранил бы даже в случае своего перемещения в другие дела или описи. Этот уникальный номер является шифром электронной копии документа, который состоит из латинской буквы А (АгсЬгуе) и порядкового шестизначного номера (например А000001, А0000002 и т. д.). Аналогичные шифры единиц хранения в библиотеке монастыря начи­наются с латинской буквы ^ ^Ъгагу). Более подробно ознакомиться со структурой архива можно в четвертой части седьмого тома серии книг «Русский Афон Х1Х-ХХ вв.» (Каталог рукописей, печатных книг и архивных материалов Русского Свято-Пантелеимонова мо­настыря на Афоне. С. 12-13. Том доступен для чтения и скачивания на сайте «Русский Афон». URL: http://afonit.info/biblioteka/knigi/elektronnaya-versiya-kataloga-arkhivnogo-fonda-russkogo-svyato-panteleimonova-monastyrya-na-afone (дата обращения 10.06.2016)). В нашей статье в ссылках мы опускаем литеру А и соответствующее число нулей перед номером документа.

[26] АРПМА. Док. 86. С. 223.

[27] АРПМА. Док. 86. С. 342.

[28] АРПМА. Док. 86. С. 351.

[29]Сырку П. А. Описание бумаг епископа Порфирия (Успенского), пожертвованных им в Императорскую Академию Наук по завещанию. СПб., 1891.

[30] АРПМА. Док. 86. С. 220.

[31] АРПМА. Док. 86. С. 231.

[32] АРПМА. Док. 86. С. 236.

[33] АРПМА. Док. 86. С. 237.

[34] АРПМА. Док. 86. С. 344.

[35] АРПМА. Док. 86. С. 373. Запись за 24 сентября 1894 г.

[36] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 24.

[37]Лавров П.А. Записка о путешествии по славянским землям // Известия Император­ской академии наук. 1899. Т. 6. С. 97-130.

[38] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 24.

[39] АРПМА. Док. 86. С. 367.

[40] АРПМА. Док. 86. С. 395.

[41] АРПМА. Док. 86. С. 401.

[42]ЛопаревХ.М. Краткий отчет о поездке на Афон летом 1896 г. // Сообщения Императорского православного палестинского общества. СПб., 1897. Февраль. С. 22-59.

[43] Там же. С. 25.

[44] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 28.

[45]Айналов Д.В. Отчет о заграничной командировке на Афон // Ученые записки Казанского университета. 1897. Т. 64. Кн.3. С. 51-58; см. также: Айналов Д.В. Византий­ские памятники Афона // Византийский временник. 1899. № 6. С. 57-96.

[46] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 29.

[47] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 8.

[48]Марр Н.Я. Из поездки на Афон // ЖМНП. 1899. Ч. 322. № 3. Отд. 2. С. 1-24.

[49] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова а монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 422.

[50]Соколов И. И. Константинопольская церковь в XIX в.. Опыт исторического исследова­ния. СПб., 1904. Т. I. С. IV.

[51]Смоленский С. В. Из дорожных впечатлений. СПб., 1906.

[52] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 29-30.

[53] Письма 1894-1896гг. // АРПМА. Док. 1795.

[54] См., например, письмо от 27 августа 1896 г..

[55]Айналов Д.В. Византийские памятники Афона. С. 57-96; ГУ-М илл.

[56] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 41.

[57] АРПМА. Док. 1618.

[58] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 77.

[59] АРПМА. Док. 1591.

[60] АРПМА. Док. 1610.

[61]АРПМА. Док. 1576.

[62]Дмитриевский А. А. Путешествие на Восток и его научные результаты. Отчет о за­граничной командировке в 1887/88гг. с приложениями. Киев, 1890.

[63] См., напр.: ДмитриевскийА.А. Русские на Афоне. Очерк жизни и деятельности игумена, священно-архимандрита Макария (Сушкина) // Странник. 1892. Т. 1. С. 291-299, 508-531, 680-701; Т. 2. С. 82-106, 266-296, 481-502; Т. 3. С. 75-96, 295-316, 506-518; Дмитри­евский А.А. Русские на Афоне: Очерк жизни и деятельности игумена Русского Пантелеимоновского монастыря священноархимандрита Макария (Сушкина). СПб., 1895.

[64]Дмитриевский А. А. Русские афонские монахи-келлиоты и их просительные о ми­лостыне письма, рассылаемые по России // ТКДА. 1906. № 10. С. 67-107; № 11. С. 298-360. То же в: СИПЛО. 1907. Т. 18. Вып. 1-2. С. 71-98, 232-248 (Отд. оттиск: Киев, 1906).

[65] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 226-227.

[66]Дмитриевский А.А. Современное богослужение на Афоне и в Константинополе. I. Об истории святогорского Афонского Устава. II. Богослужение на Афоне и в Константинополе. Святогорский (Афонский) Типикон. (Происхождение, историческая его судьба и краткая характеристика.) // РдСП. 1887. № 1. С. 29-39; № 3. С. 79-87; № 4. С. 106-115; № 5. С. 150-164.

[67] Письмо от 4 апреля 1888 г. на Афон с Синая.

[68]Дмитриевский А. А. Богослужение Страстной и Пасхальной седмиц в св. Иерусалиме по уставу IX-X в. // Православный Собеседник. 1889. №3. С.1-24; № 10. С. 25-32; 1890. № 2. С. 33-48; № 4. С. 49-72; № 8. С. 73-80; 1891. № 2-3. С. 81-96; № 5-6. С. 97-112; № 7-8. С. 113-176; № 9. С. 177-184; 1892. № 1. С. 185-192; № 2. С. 193-208; № 3-4. С. 209-288; № 6-7; С. 289-320; № 8. С. 321-336; № 9. С. 337-344; 1893. № 12. С. 345-360; 1894. № 5-6. С. 361-376; № 7. С. 377-392; № 8. С. 393-408; № 12. С. 409-426 (Отд. отт.: Богослужение Страстной и Пасхальной седмиц в св. Иерусалиме по уставу IX-X в.. Казань, 1894. XVI+426 с.).

[69] Письмо от 4 апреля 1888 г. на Афон с Синая.

[70] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 112.

[71] См. напр.: Дмириевский А.А. Современное богослужение на православном Востоке: Историко-археологическое исследование. Вып. 1 (вступительный). Киев, 1891.

[72]Карабинов И. А. Евхаристическая молитва (анафора). Опыт историко-литургического анализа. СПб., 1908.

[73] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 228.

[74]Карабинов И.А. Постная Триодь: исторический обзор ее плана, состава, редакций и славянских переводов. СПб., 1910.

[75] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 233.

[76]Лисицин М. А. Первоначальный славяно-русский типикон (историко-археологиче­ское исследование). СПб., 1911.

[77]Кулаковский Ю.А. Лекции по истории Византии. Киев, 1909.

[78] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 233.

[79] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 411-412.

[80]Доброклонский А. П. Преподобный Феодор, исповедник и игумен Студийский. Одесса, 1913.

[81] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 438.

[82] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 242.

[83] Там же. С. 505.

[84] Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России. С. 10.

[85] Русский Афон ХIX-ХХ вв.: Издание Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне в 25 томах. Святая Гора Афон, 2012. Т. 1: Русский Афонский Отечник XIX-XX вв.. С. 203-204.

 

Дополнительно см.:

Электронная версия 11-го тома «Переписка библиотекаря Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне отца Матфея с учеными востоковедами России и других стран»

 

Ученый схимонах и библиотекарь о. Матфей (Ольшанский)

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Учение старца Иеронима Афонского о монашеском общежитии и старчестве
Доклад кандидата богословия, первого проректора РПИ св. Иоанна Богослова игумена Петра на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рам
Свт. Феофан Затворник и Афон. К истории контактов свт. Феофана с насельниками Афонского Пантелеимовнова монастыря
Предлагаем читателям портала «Русский Афон» доклад первого проректора Казанской духовной семинарии игумена Евфимия (Моисеева), прочитанный им на международной научной конференции «Русь – Святая Гора А
Наследование афонских традиций в чине Погребения Богородицы в Киево-Печерской Лавре
Служба Погребения Божией Матери с величественным молитвенным настроением уже не одно столетие совершается в Киево-Печерской Лавре, главный храм которой посвящен Успению Пресвятой Девы.
Без любви нет самопожертвования
Игумен Пантелеимонова монастыря схиархимандрит Иеремия (Алехин) рассказал о юбилее Русского Афона, как в русской обители на Святой Горе молятся о своей родине и что самое главное в духовной жизни.
Глаголическое Мариинское Евангелие – древнейшая реликвия первой Русской Лавры на Афоне
24 мая – память свв. Равноапостольных Кирилла и Мефодия и День славянской письменности и культуры. Святые равноапостольные просветители славян братья-фессалоникийцы Кирилл и Мефодий около 861 года, п
Святые русские святогорцы, пострадавшие за Христа во время богоборческих гонений в СССР
Гонения за веру Христову, постигшие Святую Русь в ХХ ст., не обошли стороной и Русский Афон. Русские святогорцы, промыслительно оказавшиеся (по долгу послушания или по личным причинам) в России, в это
Иконописная мастерская,  иконы и росписи Афонского Пантелеимонова монастыря
В течение многих веков, несмотря на разные политические, экономические и другие сложности, русские иноки стремились на Святую Гору, а возвращаясь на родину, привозили в качестве благословения иконы, к
«Не ищи на земле ничего, кроме Бога и спасения души». Святогорский старец Иероним и его изречения
14/27 ноября чтится память великого русского святогорского старца Иеронима (Соломенцова; 1802–1885). Иеросхимонах Иероним на протяжении более 100 лет является одним из самых почитаемых подвижников Рус
Завещание афонского старца и духовника иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова, +1885)
«Прошу и молю отцов и братий моих обратить внимание ваше на мою последнюю предсмертную просьбу, соединенную с великим моим желанием, — утверждения навеки общего нашего спасения, заключающегося в благо
Древнейший список чудотворной Казанской иконы Богоматери из Пантелеимонова монастыря на Афоне
4 ноября в Афонском Свято-Пантелеимоновом монастыре молитвенно почтили память Казанской чудотворной иконы Божией Матери, - сообщает корреспондент портала «Русский Афон».
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх