afonit.info

Русь и Афон. Наследие святой горы

Православный портал о монашеском наследии Афона

Святая Гора XVIII – XX вв. Исторический контекст эпохи. Краткий исторический очерк

athos lit piece 001Святая Гора всегда интересовала Россию и сама по себе (с религиозной точки зрения), и — с XV века — как часть Османской империи, с которой Россия многократно воевала. В Монастыри совершались многочисленные паломничества, а вопрос об их владении был на протяжении веков частью так называемого «восточного вопроса», который периодически приковывал к себе внимание мировой политики.

Оглавление:

 

1. Екатерина II и Александр I

 

2. Восстание 24 февраля 1821 гю

 

3. Иоанн Каподистрия

 

4. Россия 14 (26) апреля 1828 г. объявила войну Турции

 

5. «Никогда еще имя наше не было в такой силе и славе на Востоке...»

 

6. Босфор и Дарданеллы переходили под русский кон­троль сроком на восемь лет

 

7. Англо-турецкий договор l838 г.

 

8. Спор о Святых местах

 

9. Крымская, или Восточная, война 1853—1856 гг или Война из-за ключей от Вифлеемского храма

 

10. Крымская война: последствия

 

11. Афон в русско-турецкой войне 1877—1878 ггю

 

12. Сан-Стефанский мир

 

13. Берлинский конгресс

 

 

1. Екатерина II и Александр I

Святая Гора всегда интересовала Россию и сама по себе (с религиозной точки зрения), и — с XV века — как часть Османской империи, с которой Россия многократно воевала. В Монастыри совершались многочисленные паломничества, а вопрос об их владении был на протяжении веков частью так называемого «восточного вопроса», который периодически приковывал к себе внимание мировой политики.

К XVIII веку положение было следующим: Святая Гора входила в состав Османской империи, и христианские Монастыри находились во владении мусульманского государства, сложился некий status quo в вопросе о владении главными христианскими святынями.

К концу XVIII в., после многих русско-турецких войн и столкновений, Россия была уже черноморской державой, Крым по Ясскому мирному дого¬вору 1792 года принадлежал ей (ранее, по Кучук-Кайнарджийскому дого¬вору 1774 года, Крым объявлялся независимым), и ее чрезвычайно волновал вопрос о средиземноморских проливах — Босфоре и Дарданеллах. С 1774 г. русский флот имел свободный проход через проливы, хотя в 1787 г.

Турция вновь потребовала согласия России на досмотр ее судов и отказа от россий¬ского покровительства Грузии, но, не получив ответа и начав войну, проиг¬рала ее. Русско-турецкая война 1806—1812 гг., во время которой русский флот под командованием Д.Н. Сенявина блокировал в 1807 г. Дарданеллы, закончилась победой России и присоединением к ней Бессарабии.

Со времен правления Екатерины II Россия пропилила политику под¬держки антитурецких движений в Османской империи и объявляла себя покровительницей православных подданных турецкого султана.

По условиям Кучук-Кайнарджийского мирного договора Турция обязаны была обеспечить «твердую защиту христианскому закону и церквам оного», а Россия получила право представительствовать за своих единоверцев и Турции , что чрезвычайно не нравилось европейским державам не хотев¬шим распространения влияния России на Востоке.

В 1770—1780-х гг. Екатерина II сформулировала свой так называемый «Греческий проект»: о «совершенном истреблении Турции и нос становле¬нии древней Греческой империи в пользу младшего великого князя»

Александр I во многом продолжил восточную политику Екатерины II. считаясь «августейшим покровителем» Восточной церкви. Политическая поддержка России стала важнейшим фактором существования православных подданных турецкого султана, контроля над святыми места¬ми Греческой церкви и самого ее финансового обеспечения...

Еще начиная с XVI века Россия финансово поддерживала Восточную церковь, после большого пожара в Храме Гроба Господня 1808 г. значи¬тельная часть средств на его реконструкцию и на подкуп турецких чинов¬ников прибыла из России, Иерусалимскому патриархату принадлежали доходы с поместий в Бессарабии и Валахии, которые перешли во владение России по Бухарестскому мирному договору 1812 года.

Но к 1821 г. отношение турецких властей к православным грекам на Афоне начало быстро ухудшаться, греческих монахов все чаще стали обвинять в шпионаже в пользу России, в укрывательстве русских солдат и оружия, что давало почву для открытого преследования монастырей, из¬биения монахов, их арестов и даже пыток.

К моменту начала греческого восстания против власти Порты (1821) Россия после очередной победы над Турцией, закрепленной в статьях Бухарестского мирного договора 1812 г., и победы над Наполеоном была очень влиятельным государством на Востоке, ее влияния чрезвычай¬но опасались все европейские державы.

Александр I, верный принципам «Священного союза» о поддержании любой законной власти против вос¬станий подданных, осудил греческое национальное движение против «за¬конной» власти султана. Кроме того, оно наносило урон внешнеполитичес¬ким интересам России в Турции.

Но одновременно Россия не могла не со¬чувствовать борьбе за освобождение от многовекового турецкого ига своих единоверцев греков, особенно когда стали известны ужасные подробности расправы над греческим патриархом Григорием V и тремя митрополита¬ми, повешенными в полном облачении на воротах Греческой патриархии в Стамбуле 10 (22) апреля 1821 г. (в день Пасхи).

 

2. Восстание 24 февраля 1821 г.

Восстание началось 24 февраля 1821 г. с воззвания генерал-майора рус¬ской службы князя Александра Ипсиланти «В бой за веру и отечество» опубликованного в Яссах. Через месяц восстание уже распространилось на саму Грецию. Несмотря на увольнение А. Ипсиланти с русской службы и официальное осуждение восстания Российским правительством, отно¬шения с Портой стремительно ухудшались.

В Министерстве иностранных дел России столкнулись две партии; графа К.В. Нессельроде, сторонника Австрии и ее канцлера Меттерниха, и графа И.А. Каподистрия, уроженца острова Корфу (входившего в Республику Семи островов), сторонника сближения с Францией, осво¬бождения европейских владений Турции от власти султана и создания там христианских государств под эгидой России (оба руководили Российским МИДом с 1816 г.).

Но даже граф Каподистрия неодобрительно отнесся к греческому восстанию, считая его преждевременным. Однако вскоре он, захваченный событиями, начал оказывать повстанцам не только мораль¬ную (приветствуя независимость Греции), но и финансовую поддержку. Каподистрия выдвигал планы вооруженного вмешательства России, от-вергнутые Александром I, склонившимся к мнению Нессельроде.

За свои грекофильские настроения граф Каподистрия был в 1822 г. отправлен в бессрочный отпуск и поселился в Женеве.

Тем временем события развивались: в июне 1821 г. было образова¬но Временное правительство Греции, в январе 1822 г. народное собрание постановило считать Грецию федеративным государством, летом 1822 г. сдался турецкий гарнизон, находившийся в афинском Акрополе.

Усилия Александра I, предпринятые им совместно с европейскими державами для стабилизации обстановки (в том числе Венская конфе¬ренция держав по Восточному вопросу весной 1822 г.), не дали поло¬жительных результатов. Более того, Турция начала нарушать прежние русско-турецкие договоры и вводить санкции против России: не пропус¬кать российские корабли через проливы, арестовывать русских моряков и купцов и т.д.

Исчерпав дипломатические возможности, Россия начала готовиться к войне, подтягивая войска к турецкой границе. Именно для знакомства с обстановкой Александр I отправился на юг осенью 1825 (в Таганроге его и застала смерть). Дальнейшую подготовку к войне вел уже Николай I.

Николай I в самом начале своего 30-летнего царствования сказал фран¬цузскому послу Сен-При: «Брат завещал мне крайне важные дела, и самое важное из всех: восточное дело...» Можно усмотреть некое предвестие в этих словах царя, начавшего с победоносных войн с Турцией и Персией л закончившего свое царствование разгромной для России Восточной (Крымской) войной.

 

3. Иоанн Каподистрия

В 1827 г. президентом Греции был избран Иоанн Каподистрия.

Весной 1826 г. Великобритания предложила свое посредничество в рус¬ско-турецком конфликте, которое было отвергнуто Россией, подписавшей при этом в Петербурге совместный российско-английский протокол по гре¬ческому вопросу: Турции предлагалось признать Грецию автономным го¬сударством.

Султан был вынужден признать претензии России по поводу нарушения прежних соглашений и заключить осенью 1826 г. Аккерманекую конвенцию, но отказался признать автономию Греции.

В это время, в апреле 1827 г., президентом Греции был избран Иоанн Каподистрия, бывший статс-секретарь по иностранным делам России Таким образом, греки вновь продемонстрировали свою веру в русскую помощь, граф же Каподистрия начал проводить политику, открыто ори¬ентированную на Россию (что вызвало серьезное недовольство Англии Франции, инспирировавших в 1830—1831 гг. восстание против правитель¬ства Каподистрия, и в октябре 1831 г. президент был убит).

 

4. Россия 14 (26) апреля 1828 г. объявила войну Турции

Летом 1827 г. Франция присоединилась к петербургскому протоколу, и после отказа Турции признать автономию Греции объединенные эскадры России, Англии и Франции блокировали турецко-египетский флот в бухте Наварин, где 8 (20) октября 1827 г. произошло знаменитое Наваринское сражение, в котором Турция потеряла свой флот.

Тем не менее султан Махмуд II отказался вести переговоры с союзниками, что привело к раз¬рыву дипломатических отношений России, Англии и Франции с Турцией. В декабре 1827 г. султан обратился к подданным с манифестом, в котором обвинял Россию в подстрекательстве греков к восстанию и отказался вы¬полнять условия Аккерманской конвенции.

После успешного окончания русско-иранской войны (февраль 1828 г.) Россия 14 (26) апреля 1828 г. объявила войну Турции. Николай I не ставил перед собой задачи разделить Турцию и захватить проливы («Греческий проект» Екатерины II ушел в прошлое), т.к. понимал, что подобный по¬ворот приведет к столкновению с европейскими державами.

Канцлер Нессельроде сообщал командующему русской армией на Балканах ге¬нералу-фельдмаршалу И.И. Дибичу (под начальством которого служил А.Н. Муравьев, просивший фельдмаршала отпустить его в 1829 году в путешествие к Святым местам):

«Его Императорское Величество считает, что положение вещей, существующих в Османской империи, должно быть сохранено самым строгим образом. Мы не хотим Константинополя. Это было бы самым опасным завоеванием, которое мы могли бы сделать» . Николай I придерживался принятого еще в 1802 г. правительственного ре-шения о том, что «выгоды от сохранения Оттоманской империи в Европе превышают невыгоды».

В мае 1828 г. русские войска перешли Прут и стремительно двинулись через Балканы к Стамбулу, так что в августе 1829 г. султан был вынужден отправить своих представителей в г. Адрианополь (Эдирне), завоеванный к тому времени русскими войсками.

Несмотря на давление Англии на ту¬рецких представителей, 16 статей Адрианопольского мирного договора, подписанного 2 сентября 1829 г., закрепили роль России как самой влия¬тельной державы на Востоке

 

5. «Никогда еще имя наше не было в такой силе и славе на Востоке...»

А.Н. Муравьев, находившийся на диплома¬тической службе при 2-й армии и праздновавший вместе с ней заключение мира в Адрианополе, писал о влиянии России: «Никогда еще имя наше не было в такой силе и славе на Востоке...» .

Такое положение стало чрезвычайно беспокоило европейские держа¬вы, настолько, что Великобритания потребовала пересмотра условий Адрианопольского мира, считая, что Россия нарушила европейское равно¬весие, но Николай I отказался обсуждать этот вопрос. Турция, наконец, признала автономию Греции, которая провозгласила свое независимое государство в январе 1830 г.

По инициативе России независимость Греции была признана основными европейскими державами на Лондонской конференции в феврале 1830 г. Восточный кризис 1820-х годов был завершен.

В этот исторический момент и отправляется в далекое путешествие в Палестину некий Стефан, которого — вероятно, не случайно — прини¬мает перед отъездом сам Николай I, только что доказавший всей Европе и силу русского оружия, и собственные дипломатические способности.

Стефан может спокойно плыть из Одессы в Константинополь, ничего не опасаясь, т. к. в VII статье Адрианопольского мирного трактата было ска¬зано, что «ход через Константинопольский канал и Дарданелаьский про¬лив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих приходить из Черного моря в Средиземное или из Средиземного в Черное».

Дальнейшее пребывание русских паломников на территории Османской империи также уже не представляло опасности («Российские суда и товары будут ограждены от всякого насилия и притязания; пер¬вые исключительно будут состоять под судебным и полицейским заведыванием министра и консулов российских, а суда российские не будут под¬лежать никакому внутреннему досмотру со стороны оттоманских властей ни в открытом море, ни в гаванях, пристанях или на рейдах Турецкой им¬перии», — как сказано в той же статье договора), мало того, султанский фирман охранял их от поборов местных властей, что в дневнике Стефана неоднократно подчеркивается. Он даже утверждает, что турки, например в крепости Дарданеллы, очень ласковы к русским и желают показать пре¬данность русскому царю.

Православное же монашество Афона, пережившее все сложное для них время греческого восстания и русско-турецкой войны и подчиненное власти султана и — что гораз¬до разорительнее и опаснее — власти местных чиновников, встретило православных паломников с восторгом.

 

6. Босфор и Дарданеллы переходили под русский кон¬троль сроком на восемь лет

На арене же большой политики после окончания греческого восстания и русско-турецкой войны продолжали происходить события, отражавшиеся на положении Афона, его христианских святынь и паломничества на Святую Гору.

В 1830-х годах европейские правительства, стремясь потеснить Россию на Ближнем Востоке, старались усугубить финансовую и торговую зави¬симость турецкой экономики, что подчиняло политику Порты интересам европейских держав.

В самой Турции нарастали сепаратистские движе¬ния: в 1832 г. против султана выступил египетский паша Мухаммед-Али (1769—1849), который был талантливым полководцем и реформатором и занимал египетский престол с 1805 г. После неоднократных побед (несмот¬ря на обращение султана за помощью к России и выделение 30-тысячного десантного отряда под командованием контр-адмирала М.П. Лазарева), в мае 1833 г. было подписано турецко-египетское соглашение, по которо¬му Сирия и Палестина переходили во власть египетского паши.

Период, когда наместником здесь стал сын Мухаммеда-Али Ибрагим-паша, был ознаменован большей национальной и религиозной терпимостью, чем при османском владычестве. Воспользовавшись моментом, когда Турция нуждалась в ее военной силе, Россия заключила с ней в 1833 г. Уникяр-Искелесийское соглашение, по которому проливы Босфор и Дарданеллы переходили под русский кон¬троль сроком на восемь лет.

В 1839 г. турецкая армия попыталась получить реванш в Сирии, но потерпела поражение от египетских войск. Лондонская конвенция 1840 г. закрепила турецко-египетские отношения в следующем виде: египетский паша получил Египет в наследственное управление (династия Мухаммеда-Али правила в Египте до 1952 г.), а Сирию — в пожизненное, Палестина была возвращена во власть турецкого султана. Тем не менее на некото¬рое время Египет превратился в региональную сверхдержаву.

Со второй половины 1830-х гг. в Петербурге стали проявлять за¬метный интерес к положению Православной церкви на Востоке, рос¬сийские посланники в Константинополе в своих депешах на имя канцле¬ра Нессельроде (докладывавшего их царю), подробно сообщали о поло¬жении дел на Афоне.

 

7. Англо-турецкий договор 1838 г.

В 1838 г. был заключен англо-турецкий договор... Россия стремилась сохранить status quo на Ближнем Востоке, но это не входило в планы Англии и Франции: Франция поддерживала Египет, Англия стремилась подчинить своим интересам экономику Турции... В 1838 г. был заключен англо-турецкий договор. Две Лондонские кон¬венции 1840 и 1841 гг. пяти европейских держав о режиме Босфора и Дарданелл ослабили позиции России, отменили ее протекторат над про¬ливами и явились преддверием Крымской войны.

Любопытным эпизодом «восточного вопроса» в Европе стало обра¬щение в 1841 г. Пруссии к великим державам (Англия, Франция, Россия, Австрия) с циркуляром, состоящим из пяти пунктов-предложений, в которых указывалось необходимость защитить христиан от турок.

12 марта 1841 г. Министр иностранных дел граф Нессельроде также предложил нечто: русское правительство находило целесообразным требовать два пункта:

- Запрещение турецким солдатам, стоящим на страже у христианс¬ких храмов, входить вовнутрь оных.

- Указать Турции на то, что русские поклонники пользуются особою защитою.

Обращает на себя внимание императивность русских предложений, состоящих из приказов: «запрещается», «отвергается», «должен» и тому подобное, но и они, разумеется, не были приняты европейскими держава¬ми. Ответом стало, как уже было сказано, большее проникновение евро¬пейских держав на территорию бывшей Византии...

Особенное значение деятельность иностранных консулов приоб¬рела в связи с так называемыми капитуляциями — договорами между Оттоманской империей и европейскими государствами о том, что иностран¬ные граждане, живущие на территории империи, не подлежали юрисдик¬ции турецких властей.

Изменения происходили и в общественной жизни...

Россию неоправданные расчеты Николая I на решение проблемы «больного человека», то есть Турции (которую так называл русский импе¬ратор), в союзе с Великобританией принуждали проявлять сдержанность в проникновении в Грецию.

Священный Синод на¬правил на Афон а затем и в Палестину якобы в паломничество архимандрита Порфирия (Успенского) в 1845 - 47 гг.

 

8. Спор о Святых местах

В 1851 произошло обострение отношений в Палестине (из-за ключей от Вифлеемского храма – исихазм.ру) и новое столкновение интересов европейских держав в Стамбуле. Далее последовали: меморандум русского посла, комиссия, созданная турецким султаном для решения вопроса, послание Николая 1 султану с угрозой разрыва дипломатических отношений (в сентябре 1851 г). созыв новой, «более объективной» комиссии...

Наконец, в феврале 1852 г. долго¬жданный фирман султана с хаттишарифом. Фирман подтвердил status quo Святых мест, но султан сделал уступки и католической церкви: она полу¬чила ключи от храма Рождества в Вифлееме, которые раньше были только у греков и армян, а также право богослужения у гробницы Богородицы в Гефсимании.

Ни одна сторона не была полностью довольна фирманом: Россия задержала своего посла в отпуске в Петербурге, понизив ранг дип¬ломатического представительства до поверенного в делах, а посол Франции Лавалетт прибыл из отпуска в Стамбул на французском военном корабле, нарушив тем самым Лондонскую конвенцию 1841 г. о статусе проливов, чтобы заявить решительный протест своего правительства.

Спор о Святых местах перерос, таким образом, в крупный междуна¬родный конфликт. В декабре 1852 г. французская обновленная паровая эс¬кадра прибыла с визитом к берегам Средиземного моря, а из Петербурга отправилось чрезвычайное посольство в Турцию во главе с князем А.С. Меньшиковым, одновременно приводились в боевую готовность 4-й и 5-й армейские корпуса в Бессарабии.

Посольство должно было заста¬вить Турцию признать не только права Православной церкви на Монастыри Греции и Палестины, но и особые права России на защиту христианского населения Османской империи (т.е. примерно 12—14 миллионов человек)» причем не только в религиозных, но и в светских вопросах.

 

9. Крымская, или Восточная, война 1853—1856 гг. или Война из-за ключей от Вифлеемского храма

Второе требо¬вание было решительно отвергнуто Портой, поддерживаемой Англией и Францией, чья совместная эскадра курсировала близ Дарданелл. Россия в ответ заняла дунайские княжества — Молдавию и Валахию, и в сентяб¬ре 1853 г. разорвала дипломатические отношения с Портой, объявившей войну России 4 октября 1853 г...

А в марте 1854 г. в войну официально всту¬пили Англия и Франция, в январе 1855 г. — Сардиния. Крымская, или Восточная, война 1853—1856 гг. вошла в историю еще и как война из-за ключей от Вифлеемского храма, которые послу¬жили casus belli в то время, как причиной было стремление западно-ев¬ропейских держав вытеснить Россию с Ближнего Востока (а со стороны Наполеона III — еще при помощи «восточного вопроса» разбить аптифранцузскую коалицию Англии, Австрии, Пруссии и России).

По поводу ее цели известный историк Е.В. Тарле писал в своем капитальном труде
«Крымская война»:

«То, что речь идет не о «защите» Турции, но о споре из-за добычи между хищниками, которым не удалось договориться о «по¬любовном разделе этой страны и которые опасаются главным образом лить того, как бы кому-либо не перепало при разделе больше, чем дру¬гим ... было вполне ясно»...

 

10. Крымская война: последствия

Крымская война была несчастной для России, хотя во время ее и были одержаны блестящие победы: в Синопской бухте в 1853 г., в сра¬жении при Кюрюк-Дара в 1854 г. (в котором участвовал автор второго публикуемого дневника — Н.П. Поливанов), захват неприступной ту¬рецкой крепости Каре в 1855 г.

Оборона Севастополя, продолжавшаяся 349 днем, стала одной из известных страниц военной истории, обогатив также русскую литературу «Севастопольскими рассказами» артилле¬рийского офицера Л.Н. Толстого.

Некоторые исследователи даже считают Крымскую войну преддве¬рием Первой Мировой по количеству участвующих держав и охвату тер¬ритории, аатронутой военными действиями . Воюющие стороны потеря-ля в этой войне более миллиона человек: более 522 тысяч — Россия, око¬ло 400 тысяч — Турция, 95 тысяч — Франция, 22 тысячи — Англия.

В Парижском мирном трактате (март 1856 г.), завершившем конфликт, было сказано об объявлении Черного моря нейтральным, отдельная кон¬венция определяла количество русских и турецких судов, а также их во¬доизмещение; проливы по-прежнему оставались в руках Порты; Сербия, Молдавия и Валахия также продолжали находиться в составе Османской империи, хоти и под протекторатом великих держав; Россия лишалась южной части Бессарабии.

Положение христиан, и в частности православных, в Турции является внутренним делом Османской империи.

Для нашей темы важно отметить 9-ю статью трактата, в кото¬рой султан «в постоянном попечении о благе своих подданных, даро¬вав фирман, коим улучшается участь их, без различия по вероиспове¬даниям или племенам, и утверждаются великодушные намерения Его касательно Христианского народонаселения Его Империи»; затем ука¬зывается:
«Договаривающиеся Державы признают высокую важность сего сообщения, разумея при том, что оно ни в коем случае не даст сим Державам права вмешиваться, совокупно или отдельно, в отношения Его Величества Султана к Его подданным и во внутреннее управление Империи Его».

Таким образом, Россия лишалась преимущественного права покро¬вительства христианским подданным Османской империи, но и положений, обязывающих Турцию выполнять провозглашенные в данной статье намерения, в трактате не содержалось. Этим подчеркивалось, что положение христиан, и в частности православных, в Турции является внутренним делом Османской империи.

 

11. Афон в русско-турецкой войне 1877—1878 гг.

Подобная ситуация привела через 20 лет к новой русско-турецкой войне 1877—1878 гг., освободившей Болгарию, и Берлинскому трактату 1878 г...

Статьи XV—XIX Парижского трактата 1856 г. определяли свобо¬ду судоходства по Дунаю, а именно этим путем прибыли в Палестину Н.П. Поливанов и A.C. Норов в 1861 г. а на Афон был открыт свободный доступ паломникам.

В 1856 г. по инициативе морского Министерства было создано Российское общество пароходства и торговли организовавшее регулярные рейсы между Одессой и Афоном через Константинополь...

В войне 1877/78 гг. наблюдаем временами чрезвычайно энергичные и успешные действия русских войск — например форсирование зимой, в первый раз во всемирной истории, Балканского хребта, при этом в наиболее его труднодоступной части, и энергичное развитие операции к Адрианополю. Отдельные русские генералы — Гурко, Скобелев — выказали поразительную энергию. Но в целом мы едва сводили концы с концами. Концепция обручевского сокрушения оказалась явно не под силу русскому командованию.

Если бы после перехода через Дунай у нас не было миража прямого похода к Константинополю, мы могли бы в первые 3 недели операций развить несравненно более осмысленные действия в северной Болгарии. Фактически же, мечтая об одном лишь движении на Константинополь, мы упустили очень выгодный период для нанесения туркам разгрома по частям и для расширения нашего базиса на Дунае.

 

12. Перемирие и Сан-Стефанский мир

Переговоры нашей главной квартиры с Турцией привели к перемирию, подписанному в Адрианополе 31 января, и миру, заключенному в Сан-Стефано 3 марта 1878 г. Главнокомандующий переехал в Сан-Стефано — городок в ближайших окрестностях Константинополя, почти его предместье, в формальное исполнение повеления Александра II — занять Константинополь. Условия перемирия для турок были легкими, мира — очень тяжелыми.

Туркам было даже выгодно, чтобы подписанный ими мир заключал удовлетворение возможно крупных русских требований, — чем они были больше, тем вероятнее становилось вмешательство Европы и пересмотр Сан-Стефанского мира на европейском конгрессе.

По условиям адрианопольского перемирия, заключенным в момент, когда какое бы то ни было сопротивление для турок являлось немыслимым, и когда царствовал общий «олмас», турки обязывались очистить свои дунайские крепости — Силистрию, Рушук, Виддин и чаталджинскую позицию перед Константинополем. На Кавказском фронте наши войска занимали Эрзерум. Устанавливалась, демаркационная линяя; русские для довольствия получили возможность пользоваться портами Варны и Бургаса.

На наш взгляд, следовало потребовать удаления турецкого флота из Черного моря в Средиземное или даже его разоружения; действительно, тыл русской армии, при господстве турок на Черном мор(эскадры в Варне и Батуме), висел на ниточке; следовало потребовать демобилизации турецкой армии, воспрещения устройства укреплений перед Константинополем и на Босфоре; следовало ограничить гарнизон Константинополя небольшим числом, потребным для поддержания порядка; следовало потребовать полной передачи нам Батума, Шумлы и Варны; Батум, долженствовавший нам отойти по мирному договору, мы получили впоследствии лишь с трудом. Следовало во всяком случае настоять, чтобы турки прекратили производство новых наборов. Эти меры сделали бы нас фактическими хозяевами на Балканах и Черном море; мирные условия можно было бы выработать впоследствии.

Главнокомандующий действовал наоборот; английский блеф — появление небольшой английской эскадры в Мраморном море, разговоры об английском десанте, максимум 8 тыс. человек — заставил его воздержаться от занятия вовремя Константинополя и Босфора.

Русская армия без сколько-нибудь сносных сообщений, довольствуемая с фронта, из Константинополя, охваченная эпидемией тифа, быстро слабела; турки же понемногу оправлялись, усиливались у Константинополя, укреплялись. В Константинополе обучались 18 тыс. вновь призванных рекрут. Все искусство главнокомандующего было направлено на то, чтобы вырвать у турок клочок бумаги, именуемый Сан-Стефанским договором. И уже 21 марта главнокомандующий не считал возможным, на случай столкновения с Англией, захватить хотя бы только европейский берег Босфора. Сменивший его в апреле 1877 г. Тотлебен так же скептически оценивая положение наших войск.

Отсутствие в наших руках входа в Черное море — Босфора, господство турок на Черном море, наличие в нашем тылу занятых турками Шумлы и Варны, враждебная позиция Румынии — все эти невыгоды создавшегося из условий перемирия стратегического положения повели к тому, что Сан-Стефанский мирный договор остался клочком бумаги, и мы согласились на берлинском конгрессе отказаться от него. Из этих обстоятельств Фош, судя по взятой им линии в переговорах с Германией в конце Мировой войны, сумел сделать надлежащие выводы.

 

13. Берлинский конгресс

Берлинский конгресс 1878 [1(13) июня — 1(13) июля], международный конгресс, созванный для пересмотра условий Сан-стефанского мира, завершившего русско-турецкую войну 1877—78. В работе конгресса приняли участие представители России, Англии, Австро-Венгрии, Германии.

Присутствовали также делегации Франции, Италии и Турции. На конгресс были приглашены представители Греции, Ирана, Румынии, Черногории, Сербии. Инициаторами конгресса явились Австро-Венгрия и Англия, выступившие против усиления позиций России на Балканах, против национального освобождения славянских народов Балканского полуострова, особенно против образования там крупного славянского государства — Болгарии.

Россия под угрозой войны с Англией и Австро-Венгрией, ослабленная только что завершившейся войной с Турцией и не поддержанная Германией, была вынуждена согласиться на созыв конгресса. Б. к. предшествовал ряд соглашений. 18(30) мая 1878 состоялось секретное англо-русское соглашение, которое предопределило в общих чертах условия пересмотра Сан-Стефанского договора.

23 мая (4 июня) Англия подписала секретную конвенцию с Турцией, по которой Турция передавала ей важный стратегический пункт — остров Кипр, Англия же обязалась защищать турецкие владения в Азии. Англо-австрийское соглашение 25 мая (6 июня) определило общую линию поведения обеих держав на конгрессе.

Берлинский трактат сохранял силу до Балканских войн 1912—13, но часть его постановлений осталась невыполненной или была позднее изменена. Так, не были проведены в жизнь обещанные Турцией реформы местного самоуправления в областях, населённых христианами.

Болгария и Восточная Румелия в 1885 слились в единое княжество. В 1886 Россия отменила порто-франко в Батуме. В 1908 Болгария объявила себя независимым от Турции царством, а Австро-Венгрия превратила оккупацию Боснии и Герцеговины в аннексию.

Источник

 

 

 

Афонский православный портал «АФОНИТ» нуждается в поддержке и помощи >>>

Заказать паломничество на Святую Гору Афон можно здесь >>>

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «AFONIT.INFO» (www.afonit.info)

Смотри также:
Чудо явления Светописанного образа Пресвятой Богородицы в Русском на Афоне Свято-Пантелеимоновом монастыре
Чудо явления Пресвятой Богородицы у Святых Врат Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря (21 августа / 3 сентября 1903 г.) во время раздачи милостыни является действием промышления Матери Божи
Афонские святые и старцы о чудесной помощи Богородицы. 5 историй
28 августа Церковь празднует Успение Пресвятой Богородицы. На Святой горе, Уделе Божией Матери, этот праздник чтится особо. В этот день на Афоне отмечаются Панигиры (престольные праздники) в древнерус
Что завещал преподобный Афанасий Афонский?
Предсмертный завет, или духовное завещание, писанное преподобным Афанасием Афонским собственноручно в 969 году, в наставление собранному им духовному стаду.
Афон в XVI веке. Турецкая вакуфная реформа и её последствия для святогорских монастырей
Как мы уже писали, власти Османской империи сравнительно терпимо относились к «монашеской республике» на Святой Горе, не препятствуя инокам свободно исповедовать свою религию. Как правило, дело ограни
Раздражительный человек сам несет большое страдание: Афонские старцы о том, как преодолевать раздражительность
Все хотят иметь душевный мир, но как этого достичь? Предлагаем вашему вниманию пять поучений афонских старцев о том, как преодолевать раздражительность.
Христос рядом с нами. Постоянно, но незримо. Архимандрит Мелетий Вадраханис
Христос вознесся на небеса. Человеческую природу, которую Он неразделимо, неизменно и неделимо соединил с Божественной, согласно учению Четвертого Вселенского Собора, Он ставит выше Херувимов, Сер
"Видишь своего брата – видишь Самого Господа!" Пять наставлений старицы Макрины (Вассопулу)
4 июня – день памяти духовного чада старца Иосифа Исихаста († 1959) и старца Ефрема Филофейского (Аризонского) (Мораитиса) - старицы Макрины (в миру Марии Вассопулу, 1921-1995), игумении монастыря Пан
Будем дарить ближнему нашу улыбку, нашу любовь. Наставления игумении Феосемни
Духовная дочь святого Порфирия Кавсокаливита игумения Феосемни (в миру Анастасия-Аристея Димца) родилась в г. Лариса в Фессалии в 1938 году. Окончила Медицинскую (фельдшерскую) академию Красного Крест
Чудеса афонского схимонаха прп. Илии (Ганжи)
Схимонах Илия (Ганжа), удивительный подвижник, вернувшийся с Афона почти столетним старцем в родной город Макеевку. Утешитель и прозорливец – многие называли его «наш Илья-пророк». В пятнадцатилетнем
Десять фактов из жизни афонских святых Иоанна, Евфимия и Георгия I, Иверских. День памяти - 26 мая
Они вели ангельскую безмолвную жизнь и перевели на грузинский язык греческие церковные книги, что было крайне необходимо для просвещения народа.

Последние обновления
Архив сайта
<<<Февраль 2014>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
101112131516
17181920212223
2425262728  
Видеогалерея

 

 

на верх