Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Как мы, христиане, должны встречать Новый Год? Архиепископ Аверкий (Таушев)

Новый годО чем напоминает нам наступление нового года, как не о том, прежде всего, что еще на один год сократилась наша земная жизнь, что еще на один год стали мы ближе к общему для всех концу... Нас, христиан, наступление нового года должно, наоборот, располагать к сугубой серьезной настроенности и к горячей молитве Богу.

"Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы
воздать каждому по делам его" (Апок. 22, 12).

Вот и еще один год нашей жизни канул в вечность. Благость Божия даровала нам новый год. Ценим ли мы эту милость Божию к нам, благодарим ли Бога за это?

Увы! как мало осталось ныне людей, которые встречают новый год молитвой. Едва ли не подавляющее большинство встречают его ничем не оправдываемым безумным, безсмысленным, разнузданным веселием, а наши «православные» русские люди делают это нередко даже дважды — и по новому и по старому стилю, как бы желая использовать лишний повод к веселию. Хотя повода тут, строго говоря, никакого нет.

Архиепископ Аверкий (Таушев)

О чем напоминает нам наступление нового года, как не о том, прежде всего, что еще на один год сократилась наша земная жизнь, что еще на один год стали мы ближе к общему для всех концу — могиле, а для многих из нас — что этот новый год, быть может, будет последним годом их жизни.

Есть ли тут повод к веселию?

Еще святитель Феофан Вышенский и приснопамятный о. Иоанн Кронштадтский во второй половине прошлого века горько укоряли русских людей за то, что они, подражая Богоотступническому Западу, стали по-язычески встречать новый год, «вертясь с бокалами в руках», ибо это только язычники темные верили, что чем веселее они встретят наступающий новый год, тем удачнее и счастливее он для них будет. Вот и пили они и плясали до упаду. А нам, христианам, это совсем не к лицу!

Нас, христиан, наступление нового года должно, наоборот, располагать к сугубой серьезной настроенности и к горячей молитве Богу.

А особенно серьезными и молитвенно-сосредоточенными должны мы быть теперь, в переживаемое нами время, когда с каждым новым годом все более и более умножаются страшные знамения неизбежно приближающегося к нам конца всего. Еще так недавно жизнь человечества текла более или менее нормально, вполне оправдывая изречение премудрого Екклесиаста: «Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, — и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1:9). Но вот, с некоторого времени, особенно после страшной кровавой катастрофы, постигшей нашу несчастную Родину, нечто как-будто бы «новое» стало сильно и ярко проявлять себя. И в самом деле: вдумаемся глубже во все то, что сейчас происходит в мiре, и мы убедимся, что происходит теперь нечто такое новое и страшное, чего никогда прежде не было в таких грандиозных масштабах.

Прежде всего: целая треть мiра попала в полное тираническое обладание неистовых богоборцев и человеконенавистников, которые главной целью своей жизни и деятельности поставляют искоренение во всем мiре веры в Бога вообще и уничтожение Христианской Церкви, в частности, и упорно идут к этому, не останавливаясь ни перед какими самыми жестокими и безчеловечными средствами, вплоть до грубых издевательств, пыток, мучений, пролития крови и убийства.

А остальные две трети, составляющие так называемый «свободный мiр», с каждым новым годом, все более и более равнодушно смотрят на это и не только не противодействуют такому к небу вопиющему насилию, но нередко и помогают ему, сами у себя, в сущности, делая то же, но только более осторожными, «мирными» средствами, лицемерно, для отвода глаз, сохраняя видимость полной свободы веры и даже покровительства Церкви.

Разве не «новое» — так называемое «экуменическое движение» — это повальное «братание» представителей всех вероисповеданий, которого совсем недавно и вообразить себе было нельзя и которое столь многих очаровывает и прельщает мнимой христианской любовью, в то время как оно в действительности весьма далеко от подлинной христианской любви, нераздельно-связанной со стремлением к истине. А истиной «экуменисты» менее всего интересуются. Если бы это было не так, то давно бы уже все «экуменисты» пришли к Православию, а православные, принимающие в «экуменическом движении» участие, не отходили бы от подлинного исконного исторического Православия, заражаясь антихристианским духом вольнодумного протестантизма.

Того же порядка — и совершенно новое явление Ватиканского Собора. И как характерно и трагично впечатление от этого Собора, высказанное одним православным наблюдателем: казалось бы, мы должны только радоваться и приветствовать наблюдающееся на этом Соборе стремление к сближению с Православием и намеченные в этом направлении реформы, но все это, к глубокой скорби нашей, носит характер такого необузданного либерализма, готового идти и дальше, что римо-католики консерваторы оказываются по духу нам ближе.

А невероятно усиливающаяся преступность, во всех самых изощренных и виртуозных формах, особенно — у малолетних, которые в наше время даже по внешнему своему облику, по выражению глаз и лица, перестают походить на детей, о коих сказал в Свое время Господь, что «таковых есть Царствие Небесное» (Марк. 10:14)!

А умопомрачающий безстыдный разврат, который не удивителен был у язычников, не знавших учения о высоком достоинстве девства, но совершенно нестерпим у христиан!

Нет в современном мiре — мiре «христианском» — и того, что было в древности в мiре языческом: ни благородства, ни честности, ни стыда, ни... совести. Черное многие называют белым, а белое — черным, ложь называют правдою, а правду — ложью. И невольно приходит на ум то, о чем говорит св. Апостол Павел в своем 2-м послании к Солунянам «и пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Сол. 2:11—12).

Сколь многие теперь с поразительным легкомыслием повторяют вслух, или хотя бы про себя, исполненный драматического скептицизма Пилатов вопрос: «что есть истина?» (Иоан. 18:33). И ответа не находят. Да и не ждут его...

И вот, несмотря на все это, духовно-ослепленные люди все еще кричат о каком-то «прогрессе», о «мире всего мiра», о благоденствии человечества, якобы ожидающем его в ближайшем будущем, о каких то «заманчивых далях» и «широких горизонтах»...

Пусть не говорят, что мы «сгущаем краски» или проповедуем пессимизм. Тогда и приснопамятного святителя Феофана и о. Иоанна Кронштадтского и многих других великих столпов и светильников нашей Российской Церкви, предостерегавших русский народ о надвигающейся на него страшной каре Божией, надо было бы обвинить в пессимизме. А между тем, ведь всё то, о чем они так сильно и ярко предрекали, рисуя до чрезвычайности мрачные картины окружавшей их жизни, целиком исполнилось.

Мы же здесь указываем только на общеизвестные факты, которые сами за себя говорят и не требуют обладания особой прозорливостью для того, чтобы ясно видеть, куда они нас ведут.

Мрачную картину представляет собою сейчас жизнь всего человечества. Но не менее мрачное зрелище наблюдаем мы и в жизни наших православных русских людей заграницей. Вместо того, чтобы полностью и окончательно прозреть после стольких перенесенных нами тяжких испытаний — кровавой революции, беженства (для многих даже двукратного), арестов, ссылок и концлагерей, ужасов 2-ой мiровой войны — многие все еще продолжают жить настроениями предреволюционной эпохи и 1917 года, приведшими Россию к гибели. Вместо того, чтобы раскаяться в своем прежнем вольнодумстве и смиренно придти к вере во Христа, склонившись благоговейно перед благодатным авторитетом основанной Им Св. Церкви, сколь многие — увы! — и здесь заграницей живут вне всякой веры, или отпадают в иные веры, или сами себе изобретают какую-то свою собственную самоизмышленную веру, а те, которые, по внешности, остаются православными, часто вовсе не признают Церкви, надменно и высокомерно осмеливаются судить и рядить о том, чего не знают и не понимают, и считают себя в праве сами писать для Церкви свои собственные законы, покушаясь делать Церковь орудием своих безумных страстей — тех самых страстей, кои привели к гибели нашу Родину, а здесь способны привести к развалу единственное, что у нас еще остается, — нашу Церковь. Вместо смирения — страшная, ни перед каким авторитетом не склоняющаяся гордыня и самомнение, властолюбие и честолюбие, бешенное стремление «играть роль» и, одновременно, — ничем не жертвуя для Церкви и для дела спасения своей души, упиваться с жадностью всеми доступными благами этой временной суетной жизни.

И что особенно скорбно: подобное духовное безобразие и безчиние весьма часто безстыдно прикрываются мнимою ревностью о какой-то «правде», громкими словами о национализме и патриотизме и прочих высоких исторических идеалах русского народа, хотя нередко исходят они от лиц, называющих себя здесь в Америке «американцами русского происхождения» и тем самым отрекшихся от своего русского имени и от своей страждущей Родины, об освобождении и спасении которой они будто бы радеют.

На фоне этой общей мрачной картины единственным утешением для нас является то, что сохранился все же в нашей среде еще малый остаток искренно-верующих православных русских людей, кротких и смиренных, ничего лично для себя не ищущих и не домогающихся, но всем сердцем преданных нашей св. вере и Церкви. Им, по большей части, нигде не дают хода, их всячески затирают и обижают, считают иногда даже чудаками и ненормальными, только потому, что они не похожи на других, не хотят «идти в ногу» со временем, плыть по общему течению. Встречая их и видя, как к ним относятся другие, невольно вспоминаешь предречение древних отцев-подвижников о том, что «в последния времена все люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, будут говорить: «ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас».

Но вот эти-то именно люди и хранят еще в изгнании подлинную Святую Русь: — это они строят Божии храмы, чтобы молиться в них, а не сводить вокруг них личные счеты, бороться за первенство и политиканствовать, или сходиться в нарочито устраиваемые под ними нижние помещения для «коктейль-парти», танцев, спектаклей и иных развлечений. Они чтут своих пастырей — истинных пастырей, которые учат их только молитве и духовной жизни, ведя их прямым путем ко спасению. И они действительно ничего другого не хотят, как только спасаться - именно спасаться, а не сеять интриги, заниматься низкопробным политиканством, завязывать судебные тяжбы и создавать никому не нужные, кроме врагов нашей веры и Церкви, «бури в стакане воды».

Эти немногие, еще остающиеся, подлинно-православные русские люди понимают, что Церковь — для вечного спасения людей, и что ею нельзя и грешно пользоваться для каких бы то ни было других, земных целей. А потому они не станут вести напролом — «не на жизнь, а на смерть» безумной борьбы друг с другом, а тем более — со своими пастырями, если эти пастыри ничего другого от них не хотят, кроме христианской настроенности их душ, молитвы и покаяния, — они сторонятся только от лжепастырей, которые идут иными путями, чуждыми истинного пастырства и подлинной духовности и церковности.

Но как мало таких людей, в которых живет еще наша Святая Русь! И с каждым вновь наступающим годом их становится все меньше и меньше. Большинство увлечено и целиком поглощено общей жизнью современного в «похотех прелестных тлеющаго» мiра и старается во всем прислуживаться и угождать ему — его развратным нравам и обычаям, дабы сделать себе «карьеру» и побольше приобрести разных жизненных выгод и материального благополучия.

Все это, вместе взятое, — верное знамение того, что мiр идет к своему концу и, притом, идет сейчас так быстро и стремительно, как никогда!

Конечно, это отнюдь не повод к «пессимизму», ибо мы, христиане, отлично знаем, что так и должно быть, и что конец мiра, рано или поздно, неизбежен. Вместе с тем мы знаем и естественно надеемся, что чудо милости Божией еще может спасти явно погибающий теперь мiр и отсрочить неизбежную развязку, ради тех, которые еще могут и способны принести покаяние и спастись. Но нельзя легкомысленно убаюкивать себя, закрывая глаза на страшную действительность, на всю безнадежность совершающегося перед нашими глазами, с чисто-человеческой точки зрения здравого смысла и разума, и надо, если только мы на самом деле христиане, быть готовыми ко всему.

В ушах наших, а еще более в сердцах, должны непрестанно звучать грозные предостерегающие слова Господа Иисуса Христа, изреченные чрез Его возлюбленного ученика — Тайновидца в дивном Откровении: «Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам Его» (Апок. 22:12). И, вместо того, чтобы пребывать в «окамененном нечувствии», сливаясь с жизнью окружающего нас мiра, и встречать Новый Год безумно и легкомысленно, как современный мiр привык его встречать, омрачая свою душу недостойным и неприличным для истинного христианина поведением, обратимся лучше к Богу со слезной покаянной молитвой о том, чтобы Он отвратил от нас «весь гнев Свой, праведно на ны грех ради наших движимый», простил бы нам «вся согрешения вольная и невольная, в мимошедшем лете зле нами содеянная», отгнал бы от нас «вся душетленныя страсти и растленныя обычаи», «страх Свой Божественный всадил бы в сердца наша, ко исполнению заповедей Его», «укрепил бы нас в православной вере», «утолил бы в нас вся вражды, нестроения и междоусобныя брани», «подал бы нам мир, твердую и нелицемерную любовь, благочинное строение и добродетельное житие», «искоренил бы и угасил все богохульное безбожник нечестие» и «укрепил бы, утвердил, расширил и умирил» наше единственное сокровище и верное прибежище» — Св. Церковь Православную.

Благослови же венец наступающего лета для нас благостью Твоею, Господи!

Источник: Архиепископ Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. Слова и речи. Т. 1. Jordanville, 1975

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Троица: день рождения Православной Церкви
Праздник Святой Троицы, называемый еще Пятидесятницей, посвящен сошествию Святого Духа на апостолов в пятидесятый день после воскресения Христова. Сошествием Святого Духа утверждается в мире христианс
Слово на Вознесение Господне
Вознесение Господне относится к числу «двунадесятых», то есть самых великих праздников Православной Церкви.
Синаксарь во Святую Великую Субботу
Стихи:Тщетно ты гроб стережешь спечатанный, стража,Ибо в нем нет уж Того, Кто Сам всем дарует жизнь
Синаксарь во Святую Великую Пятницу
Воспоминание святых спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа.
Синаксарь во Святой Великий Четверг (воспоминание Тайной Вечери)
Святые отцы, всё премудро устроившие, преемственно от божественных апостолов и Священных и Божественных Евангелий заповедали нам в святой и Великий Четверг вспоминать четыре (события):
Синаксарь во Святую Великую Среду
Во святую и Великую Среду божественные отцы повелели творить воспоминание о женщине-блуднице, которая помазала Господа миром, потому что это было незадолго до спасительных страданий. Для того установл
К истории почитания Креста на Востоке и Западе
Крест — самый распространенный символ христианства, напоминающий верующим о страданиях Христа, его смерти ради спасения человечества, воскресении и ниспослании даров Духа Святого ради крестных заслуг,
«Целью введения григорианского календаря было желание окончательно порвать с византийским наследием Святых Отцов и Православным Востоком». Митрополит Иннокентий (Фигуровский) Пекинский
В связи с обострившейся в последнее время полемикой относительно целесообразности перевода православного богослужебного календаря на новый стиль и празднования Рождества Христова и других православных
О йоге и прочих восточных практиках
В поисках здоровья, жизненного благополучия, а то и развития в себе тайных способностей многие наши современники обращают внимание на всевозможные восточные практики, в особенности на йогу.
Слово в день святого Пророка Илии о молитве
Когда читаем мы в Библии, в Третьей и Четвертой книгах Царств об изумительных деяниях святого пророка Илии, то поражается ими ум наш, изумляемся мы весьма многому: изумляемся необыкновенной ревности е
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх