Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Афонские отшельники иеросхимонах Филипп и схимонах Исаак (Кореневы). День памяти - 8 октября

Келии на Афоне«Нет ничего умилительнее, как наблюдать в этих келиотах единение духа, строгую воздержанность, изумительные труды и безмолвие. Подобная жизнь есть тень или, лучше сказать, отражение высшего отшельничества».

Среди большой группы молодых людей, которые прибыли на Афон в 1836 году, желая посвятить свою жизнь монашеству, были два брата Кореневых, Федор и Василий, и их двоюродный брат Иван. Все трое были из зажиточной купеческой семьи города Старого Оскола Курской губернии. Они с детства росли в обстановке христианского благочестия и благоговения, и естественно, что сразу близко к сердцу приняли горячие призывы их земляка, будущего монаха Никодима (Гончарова), посвятить свою жизнь высокой миссии человека — совершенствованию в Боге. Вместе с ним они решили оставить бренный мир и жить только для Бога.

   Василий Михайлович Коренев поступил в Русский Пантелеимонов монастырь, где был пострижен в мантию с именем Виталий, а позже в схиму с именем Василид. Он жил в Руссике безвыездно до самого своего смертного дня — 30 марта 1873 года.

   Его брат Федор Михайлович Коренев и двоюродный брат Иван Коренев вместе приобрели одну заброшенную келлию, где они под духовным наблюдением старца Арсения вели отшельническую жизнь. Старец Арсений впоследствии постриг их в мантию: Федора — с именем Филипп, а Ивана — с именем Исаак. Оба отшельника стали известны по всему Афону своим строгим подвижничеством. Вот как описывает их жизнь отец Сергий (Веснин): «Келлия Кореневых обращает на себя общее внимание русских афонцев. Кореневы — два двоюродных брата, оба — средних лет. Имена их — Филипп и Исаак. Родина их в Старом Осколе Курской губернии, происхождения они купеческого. Тихо течет жизнь их в сокровенной пустыни, под тенью душистых кипарисов. Оставив все ради Бога, они давно уже приняли постриг и занимаются трудами около келлии, то есть уборкой виноградников, орешника и прочей огородной нивой. В безмолвии вечера они расходятся по своим закуткам, и только Бог видит их тайные подвиги. При их келлии есть и церковь Преображения, в которой они вычитывают всю суточную службу, а если случайно проходит иеромонах, просят совершить и Литургию. Старший из них, Исаак, более выказывает в себе простоты мысли и веселого расположения духа, а Филипп — зрелости ума, твердости и величия духа. Оба они с ангельской душой и с чувствами гостеприимства Авраама. Исаак более способен к распорядительной и экономической части и принял на себя труд закупать все нужное для келейной жизни, поэтому он имеет выход на Карею, а Филипп — строгий домосед и неусыпный труженик.

   Келлия их живописно расположена на холме значительной высоты. С востока даль открывается на Монте-Санто, с запада и юга заслоняют ее соседственные высоты, а на север и северо-запад развиты виды пустыннических келлий Пантелеимонова скита, Кареи и Кутлумуша (монастыря)».

   А в другом месте он пишет: «Нет ничего умилительнее, как наблюдать в этих келиотах единение духа, строгую воздержанность, изумительные труды и безмолвие. Подобная жизнь есть тень или, лучше сказать, отражение высшего отшельничества».

   Вскоре обоих постригли в великую схиму, оставив им прежние имена. После смерти отца Арсения схимонах Филипп сам стал старцем келлии и уже делился своим духовным опытом с новопоступившими послушниками, которые, в свою очередь, очень любили своего наставника. Вот что пишет о нем отец Селевкий (Трофимов), бывший там в одно время послушником: «Был очень трудолюбивый старец. Он имел большое усердие к церкви, знал на память весь устав. Голос имел весьма приятный и читал очень внятно. Я сам с ним жил: вставали мы в полночь, прочитывали полунощницу. После первой кафизмы он читал поучения; а после второй — канон с распевом, а потом часы».

   Преставился отец Филипп между 1848 и 1850 годами. После него старцем келлии стал схимонах Исаак, который предпочитал более затворническую жизнь, поэтому бывшие при нем послушники разошлись по монастырям, а отец Исаак, оставшись один, стал проводить совершенно безмолвную жизнь. В течение десяти лет больше никто не слышал его голоса, только его духовник отец Иероним (Соломенцов) знал, что происходило в его сердце. Отец Исаак даже с братом отцом Василидом не нарушал своего правила безмолвия и довольствовался только поклоном, когда, находясь в Руссике, случайно встречал его.

   Преставился отец Исаак 25 сентября/8 октября 1860 года. Будучи совершенно здоровым, сидя на крыльце своей келлии, он навечно уснул. Утром проходящий мимо сосед-отшельник заметил, что старец мертв.

Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012.

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Последние обновления
Архив сайта
<< < Октябрь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Видеогалерея

 

 

на верх