Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Писатель-святогорец: Иеросхимонах Сергий (Веснин). День памяти — 30 декабря

Иеросхимонах Сергий (Веснин)Вся братия дивилась неутомимости, трудолюбию и деятельности отца Сергия. Присутствуя неопустительно при всех продолжительных монастырских богослужениях, он как будто не чувствовал усталости, пренебрегал необходимым отдыхом и находил время вести обширную переписку с братьями и друзьями в России, писать и переводить с греческого различные статьи о чудесах и замечательных событиях на Афоне.

Иеросхимонах Сергий родился 27 августа 1814 года в многочисленной семье Авдия Веснина, дьячка церкви села Пищальского Орловского уезда Вятской губернии. При крещении он был назван Симеоном. Мальчик стал любимцем не только отца и матери, но и шести братьев и двух сестер своих. Особенно же любил его старший брат Дмитрий. Эта любовь, соединившаяся впоследствии с самой искренней дружбой, всегда тесно связывала двух братьев.

Неутомимый труженик по хозяйству, дьячок Авдий находил время учить своих детей грамоте и сам, без посторонней помощи, готовил их для поступления в духовное училище. Но главным предметом его занятий с детьми было вселить в них твердую веру в Бога, страх Божий и воспитать нелицемерное благочестие. Патриархальный быт родительского дома, глубокое благочестие отца и матери, частые беседы по вечерам о предметах исключительно духовных, чтение вслух Священного Писания и житий святых оказывали огромное влияние на развитие Симеона. И можно утверждать, что настроение ума и сердца его к жизни созерцательной, аскетической образовалось в нем с самых ранних лет детства.

«Еще в детстве, — говорил отец Сергий впоследствии, — занимала меня мысль о путешествии по святым местам. Помню, как я нередко, особенно по вечерам, со слезами молил Бога перенести меня к святыням, а ночью мне снилось, будто в каком-то чудном, неведомом для меня месте ласкают меня святые».

На одиннадцатом году жизни Симеона отправили в Вятку учиться в духовном училище, и, несмотря на то, что он с большим трудом почти два года привыкал к новым условиям жизни, все же наконец освоившись, стал одним из лучших учеников. На третий год пребывания в училище Симеона поразило страшное горе: в продолжение нескольких месяцев он лишился одного за другим отца, брата и горячо и нежно любимой им матери!

Тяжелая утрата сильно подействовала на нежное и чувствительное сердце. Но учиться он продолжил с еще большим рвением и ответственностью, не из-за страха наказания, а ради уважения памяти желавших ему добра родителей. Он особенно горячо полюбил словесные науки: стал читать все, что попадало под руку, а вместе с тем отваживался и сам писать и даже сочинять стихотворения. На пятнадцатом году Симеон, как отличный и благонадежный воспитанник, был переведен в семинарию, где открылось ему еще большее поприще.

Семинарист Веснин вскоре стал одним из лучших учеников и в особенности обратил на себя внимание профессора словесности, который, предвидя в нем литературный талант, занимался с ним с особенной любовью, стараясь развить в нем Божий дар излагать свои мысли просто и красноречиво. В двадцатилетнем возрасте Симеон закончил семинарию и поселился в доме своего брата отца Димитрия в селе Круглышки.

«В начале новой жизни прося Господа Бога и Богоматерь, — вспоминал впоследствии отец Сергий, — устроить мою жизнь к сердечному благу и управить стопы мои на путь истины и правды, — раз я заснул, и мне представилось, будто я быстро несусь с запада на восток и будто за мной была чрезвычайная тьма, мрак и ужасные дебри, так что запад весь был в каком-то безжизненном отверженном состоянии, а между тем восток играл светом. Мне казалось, как из мрачных дебрей я вышел и быстро приближался к храму на родине — шел в ту самую церковь, где был крещен и принял печать, звание и имя христианина. При этом радости сердца, восторга духа и истинно райского блаженства всех моих чувств, которые охватили меня, не могу выразить. Обратившись к мрачному западу, я увидел, что вышел из такого страшного места. Весело и с умилением вступил я в теплую церковь».

Этот сон Симеон принял как явное указание Божие идти в монастырь. Но родственники его думали иначе, и по настоянию родных Симеон начал хлопотать о занятии места духовного пастыря, а родным предоставил возможность отыскать ему будущую подругу жизни. В 1894 году Симеон женился на дочери священника Алексея Никонова Анне, которую он вскоре очень полюбил. Через несколько месяцев отец Симеон получил место священника в селе Ацвеже, которое находилось всего в нескольких верстах от села Круглышки.

Итак, кажется, все благоприятствовало Симеону: невеста — по душе и по сердцу, место — почти возле брата и друга. Оставалось жить и благодарить Господа! Но не так думал этот человек, казавшийся счастливцем. Мечты детства и настоящее положительное настроение его души жаждали и искали не этого суетного скоропреходящего счастья, они стремились не туда, куда почти насильно был приведен он, а куда-то далеко-далеко! Но дело было сделано, слово в угоду родным дано. Надо было покоряться своей судьбе. А заветные свои мечты и желания Симеон сокрыл в самой глубине своего сердца.

Всего через два года счастливой супружеской жизни отец Симеон потерял любимую жену — она умерла вскоре после рождения дочери. А через год с небольшим умерла и маленькая дочка. Бесконечно было горе отца Симеона. Чрезвычайно горька была ему потеря жены и дочери, но он быстро собрался с духом, подчинился воле Божией и во всем случившемся увидел особенное произволение Божие.

«Сердце мое, — говорил он тогда, — умерло для удовольствий земли и, безусловно, отозвалось на благодатный призыв неба. Путешествие по святым местам мне стало представляться уже как единственное утешение». С 1838 года отец Симеон начал свое странствование по святым местам России, при этом не покидая мысли о жизни иноческой в тихом монастыре.

В августе 1839 года в церкви при Вятском архиерейском доме на 25-м году жизни отец Симеон был пострижен в монашество с именем Серафим. Как будто какая-то пелена спала теперь с душевных очей отца Серафима, и узы, которыми, казалось, был он опутан до этого времени, разрушились сами собой. Тогда только почувствовал он, что монашество было настоящим назначением его жизни, а путь, по которому он шел до пострижения, был только подготовительным этапом для этого.

В июле 1843 года отец Серафим приступил к осуществлению своей давней мечты — посетить Палестину и Святую Гору Афон. 10 октября он достиг давно желаемой им цели — вступил на Святую Гору! С глубоким благоговением и религиозным восторгом целовал он землю, которой касалась Божественная стопа Царицы Небесной, и со слезами сердечного умиления благодарил Господа и Пречистую Его Мать, что Они допустили его в место столь священное, куда с самого детства стремилась душа его!

Иеросхимонах Сергий (Веснин)Иеросхимонах Сергий (Веснин).

Отец Серафим гостил в Руссике, а игумен Герасим, и духовник Иероним, и вся братия с первого же дня стали смотреть на него как на человека, отмеченного особенной печатью Божией. Отец Иероним так писал о своих первых впечатлениях от встречи с отцом Серафимом: «Не зная событий и горьких испытаний в жизни нашего гостя, мы немало удивлялись, что иеромонах в такие еще молодые лета приобрел уже столько монашеских добродетелей, и полагали, что он был учеником старца опытного, в совершенстве изучившего и постигшего жизнь монашескую».

Отец Серафим обошел почти весь Афон и близко познакомился с жизнью святогорцев, что привело его к окончательному решению остаться здесь навсегда. Он стал убедительно просить игумена Герасима причислить его к своим чадам.

23 марта 1844 года, в Великий четверток Страстной седмицы, на тридцатом году жизни отец Серафим принял великий ангельский образ — схиму с именем Сергий. С этой поры он уже всецело стал святогорцем. В 1845 году в петербургском журнале «Маяк современного просвещения и образованности» начали печататься его первые письма с Афона, и они обратили на себя внимание публики. После этого отец Сергий занялся вплотную литературными трудами с целью посвятить их исключительно на пользу приютившей его обители святого Пантелеимона.

Вся братия дивилась неутомимости, трудолюбию и деятельности отца Сергия. Присутствуя неопустительно при всех продолжительных монастырских богослужениях, он как будто не чувствовал усталости, пренебрегал необходимым отдыхом и находил время вести обширную переписку с братьями и друзьями в России, писать и переводить с греческого различные статьи о чудесах и замечательных событиях на Афоне.

Желая привести в порядок и подготовить к печати особую книжку своих писем о Святой Горе Афон, отец Сергий в 1847 году отправился в Россию. Он посетил Москву и Санкт-Петербург, и везде его встречали как знаменитого уже писателя. Его писательская слава особенно размножилась после появления его книги об Афоне «Письма святогорца». Множество знатных особ, желая познакомиться с ним, приглашали его к себе или приезжали к нему сами. Его везде принимали особенно ласково и милостиво. Всеобщая любовь к отцу Сергию очень помогала ему собрать в Москве и Петербурге довольно значительную финансовую помощь для Руссика, которая была чрезвычайно важна для возрождающейся обители.

В марте 1851 года отец Сергий вернулся на Афон, где вся братия монастыря торжественно встретила любимого и уважаемого собрата, возвратившегося домой после четырехлетней разлуки. По желанию и просьбе отца Сергия, душа и сердце которого стремились к более уединенной жизни, по решению собора старцев, для него была специально построена особая келлия с небольшой в ней церковью на месте, которое избрал сам отец Сергий еще до отъезда своего в Россию. С помощью благотворителя Козьмы Беляева, пожертвовавшего для этого достаточную сумму, келлия за самое непродолжительное время была отстроена, и церковь при ней освящена во имя святых бессребреников Косьмы и Дамиана.

 Космодемьянская келлия Руссика во времена отца Сергия. Сегодня полностью разрушенаКосмодемьянская келлия Руссика во времена отца Сергия. Сегодня полностью разрушена.

Поселившись в Космодемьянской келлии, отец Сергий всецело предался аскетическим подвигам и литературным занятиям. Всего за три года он, благодаря своей огромной трудоспособности, стал автором следующих книг:
1) «Путеводитель по Святой Афонской Горе и указатель ее святынь и прочих достопримечательностей с 31 видом монастырей, скитов и картою Афона». Эта книга была напечатана в 1854 году в Санкт-Петербурге;
2) «Афонский патерик, или Жизнеописания святых, на Святой Афонской Горе просиявших». Эту книгу он оставил незаконченной, но впоследствии она была завершена отцом Азарием (Попцовым);
3) «Стихотворения святогорца, собранные после его смерти и посвященные любителям и благотворителям Святой Горы Афонской», которые были изданы в Санкт-Петербурге в 1862 году;
4) «Русский Пантелеимонов монастырь на Св. Афонской Горе». Этот труд был напечатан в Санкт-Петербурге в 1854 году;
5) «Акафист св. великомученику и целителю Пантелеимону». Перевод с греческого впервые был напечатан в Санкт-Петербурге в 1861 году;
6) «Описание Эсфигмено-Вознесенского монастыря»;
7) «Палестинские записки»;
8) «Русские иноки на Св. Горе Афонской с X до 19 века», где жизнеописания были доведены отцом Сергием до XVI века. Последние три произведения вместе с другими были опубликованы в 1865 году в Санкт-Петербурге в четырехтомном издании «Собрание сочинений и писем святогорца к друзьям своим о Св. Горе Афонской, Палестине и русских святых местах».

Несмотря на разносторонние интересы, отец Сергий в первую очередь был искусным рассказчиком. Как писал епископ Порфирий (Успенский): «Сергий был поэт, а не историк и археолог. Речь у него чисто русская, приятная и инде увлекательная». Именно сила его красноречия возбудила в сердцах тысяч верующих интерес к Афону. Многие, убежденные силой его слова, шли в монахи, а иные с радостью жертвовали средства афонским обителям.

Мощи иеросхимонаха Сергия (Веснина)Мощи иеросхимонаха Сергия (Веснина).

Строгая подвижническая жизнь и усиленные литературные занятия сильно расстроили и без того слабое здоровье отца Сергия. За год до кончины ему было видение, что Господь скоро призовет его к себе. С тех пор он стал серьезно готовиться к смерти. В это время началась Крымская война, и отец Сергий хотел на время военных действий отправиться в Россию, но по воле Бога он не смог осуществить свой замысел. Он смирился и встретил свой смертный час в своей отшельнической келлии.

Незадолго до смерти он написал: «Господи! Помяни мя во Царствии Твоем! Помяни и всех моих друзей и врагов: вси бо есмы человецы: слабость и немощи — это принадлежность нашего сердца и ума. Потому-то, Господи, всех нас прости, помилуй и спаси, яко Един Безгрешный и Непостижимо Благий и Милостивый. Аминь. Слава Богу о всем! Слава и Царице Небесной о всем».

Преставился ко Господу отец Сергий 17 (30) декабря 1853 года.

 Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012.

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Схиархимандрит Иустин (Соломатин) и восстановление отношений Пантелеимонова монастыря с Русской Православной Церковью
3/17 августа в Русском на Афоне Свято-Пантелеимоновом монастыре почтили память 7-го игумена обители схиархимандрита Иустина (Соломатина), преставившегося в этот день в 1958 году.
Невозмутимое спокойствие и бесконечное доверие Богу: Иеросхимонах Пинуфрий (Ерофеев). День памяти — 28 июля
Никто никогда его не видел гневающимся и раздраженным. Выполняя ответственные поручения и общаясь с людьми разных характеров, он умудрялся держать себя совершенно невозмутимо. Даже при разговоре с люд
Желал бы еще пожить, чтоб братии послужить: Схимонах Неофит (Васильев). День памяти – 26 июля
Схимонах Неофит (в миру Никита Васильевич Васильев) родился в 1807 году в крестьянской семье в Вятской губернии. На военной службе дослужился до чина унтер-офицера. Отдав 25 лет царю земному, вступил
Келейник великого старца: Схиархидиакон Лукиан (Роев). День памяти — 17 июля
Первые 15 лет он не имел ни келейника, ни послушника. После, по настоянию старцев обители, он согласился иметь одного келейника, но кандидаты на это послушание не выдерживали его строгой жизни. Они не
Греческий подвижник русского монастыря: Схиархидиакон Иларион. День памяти — 13 июля
В тихом раздумье и жалобах на слабость, из-за которой не докончил своего молитвенного подвига в честь русского святителя, он задремал, легкий сон успокоил его чувства. В это мгновение Иларион увидел п
Ученик старца Силуана: Схиархимандрит Софроний (Сахаров). День памяти — 11 июля
«В одиночестве моей пещеры я получил исключительную привилегию целиком отдаваться беззаботной молитве. Она владела мной месяцами. Пересекалась в дневные дни житейскими делами, но когда заканчивался тр
Счастье быть мучеником: Схимонах Гавриил (Седлецкий). День памяти — 10 июля
Загудел страшный ветер, засверкали частые молнии, и загремел гром. Паисий не терял присутствия духа, стоял бодро и молился. Гроза усилилась еще более. Молния чрез отверстие проникла в храм и начала гу
Закарпатский святогорец схиархимандрит Гавриил (Легач). День памяти - 9 июля
9 июля – день преставления схиархимандрита Гавриила (Легача, 1901-1977), игумена Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря.Все, кто его знал, говорили о его особом трудолюбии. Если отец Гавриил не был
Простой, благочестивый и ревностный к подвигам: Схимонах Венедикт (Матвеев). День памяти — 8 июля
В июльскую ночь в саду при Георгиевской келлии встретились два схимонаха Венедикт (Матвеев) и Леон (Воскресенский). Поздоровавшись по-иночески, сели на траву под маслиной, чтобы подышать чистым, арома
Терпеть напасти и не изнемогать: Иеросхимонах Иезекииль (Сливкин). День памяти — 6 июля
Отец Иезекииль ежеминутно оплакивал свои ошибки, и так как он имел дар слез, то плакал непрестанно о своей немощи и своих грехах. За искреннее покаяние Господь удостоил его многих видений и наградил б
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх