Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Пустынник Новой Фиваиды: Схимонах Нил (Гарбарь). День памяти — 3 августа

Скит Новая ФиваидаМы вошли в его хатку. Все было предельно бедно и убого. Ложе — почти голые доски. Но и у него моленная, иконки... Сам отец Нил имел вид несколько изумленный — точно казалось ему странным, почему это им, человеком незамечательным и уединенным, интересуется приезжий из-за моря. Частию и меня смущало, как это мы вторгаемся в чужую, чистую и высокую жизнь. Но утешала цель.

 

Схимонах Нил (в миру Наркисс Евстафьевич Гарбарь) родился в 1863 году в селе Ясковцы Кременецкого уезда Волынской губернии. Его первой наставницей стала родная мать Татьяна. Именно она зажгла в его сердце пламенную любовь к Богу. Еще совсем мальчишкой он мечтал о монашеской жизни, и в 16 лет ушел из дома и стал бродить по святым местам.

В Киеве он встретился с монахами из Афона и вместе с ними в 1879 году приехал на Святую Гору. Сначала он жил в каливе с одним русским старцем на Капсале, который постриг его в мантию с именем Нил. После смерти своего старца в 1907 году отец Нил поступил на Новую Фиваиду, где его постригли в схиму с тем же именем. Здесь почти 25 лет он жил в отшельнической каливке и вел строго безмолвную жизнь. Лишь изредка беспокоили его посетители.

Об одном таком посещении сообщает нам писатель Б. Зайцев: «Отец Петр провел нас к отдельно стоявшей среди фиговых деревьев крохотной каливе.
— Здесь живет пустынник отец Нил, — сказал он мне. — Вот, извольте взглянуть.

К нам вышел старик с воздушно-снеговым обрамлением лысого черепа, в накинутой на плечи как бы малороссийской свитке, покорный и несколько удивленный. Глаза его, ровно выцветшие, с оттенком вечности слегка слезились. Он опирался на высокую палку.

— Простой человек, из крестьян, — шепнул отец В., — много лет здесь в одиночестве спасается. Насчет беседы — не особенно речист, а живет подвижнически...

Мы вошли в его хатку. Все было предельно бедно и убого. Ложе — почти голые доски. Но и у него моленная, иконки... Сам отец Нил имел вид несколько изумленный — точно казалось ему странным, почему это им, человеком незамечательным и уединенным, интересуется приезжий из-за моря. Частию и меня смущало, как это мы вторгаемся в чужую, чистую и высокую жизнь. Но утешала цель. Ведь не простое же это любопытство! Отец Петр, поглаживая свою редкую буренькую бородку, сказал ему:

— Отец Нил, ты бы гостя фигами своими попотчевал. Отец Нил слегка смутился и покорно полез куда-то в темноту, в чуланы. Мы вышли на воздух.
— Как же он тут живет?
Отец Петр тихим своим голосом ответил:
— А вот так и пустынножительствует... уже лет тридцать. По ночам стережет монастырский виноградник от диких кабанов, чтоб не озорничали... Днем же Псалтырь читает, канончик тянет, молится... Место глухое, для пустынничества очень способное.

Отец Нил выбрался из своих чуланов в еще большей растерянности. Фиг не принес.
— Уж не взыщите, господин, не больно хороши... Уж что поделаешь...
— Да ладно, ладно, не беспокойтесь, отец. Извините, что потревожили. Мы ведь и проголодаться-то не успели.

Мы недолго пробыли у отца Нила. А когда его хибарка скрылась в кустах, отец Петр рассмеялся тихим, беззлобным смехом.
— Господи, ну чем только этот человек питается, прямо удивительно... И мы, скитские, не так сладко едим, ну а он...
— Да что ж такое? — Хотя бы эти самые фиги. Они у него на цельный год запасены, больше ведь и ничего нет! И не думайте, чтобы там хлебца, картошечки. А фиги-то зимой загнивают. Прямо ко рту не поднесешь, вся слизкая, запах... а он потребляет и всегда здоров, ведь это подумать только. Он, значит, и ходил, искал для вас, не осталось ли свежих. Куда там! С прошлого года лежат, разве убережешь? К нему и в чулан-то от смрада этого не войти. Прихожу к нему однажды, слышу, кафизму читает. Прочел и за другую взялся. Думаю, дай кончит, не стану мешать. Сижу под окошечком. А он кафизму за кафизмой... Посидел я, думаю, время идет, и его перебивать не хочется... Оставил ему знак, что был, положил предметец, а сам домой, хе-хе... Кабанов своих стережет да Псалтырь читает, по тысяче поклонов в день выкладывает».

29 ноября 1932 года отец Нил тяжело заболел и был вынужден оставить свою каливку и переехать в Руссик. Еще 13 лет пришлось ему бороться со своей болезнью, но все время был спокоен и уравновешен, за испытания все время благодарил Бога.

Преставился отец Нил 21 июля (3 августа) 1945 года.

Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012.

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Схимонах Пантелеимон (Овсянников): афонский иконописец, которому явились св. Пантелеимон и свт. Митрофан Воронежский. День памяти – 21 сентября
Схимонах Пантелеимон (в миру Григорий Петрович Овсянников) был родом из крестьян Воронежской губернии. Поступил в Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне в 1841 году. Послушание проходил в иконописной
Сподвижник прп. Силуана Афонского, миссионер и духовник схиигумен Кассиан (Корепанов). День памяти – 20 сентября
Схиигумен Кассиан (в миру Константин Тимофеевич Корепанов) был мещанином из города Бирска Уфимской губернии. Имя матери Евдокия. Родился в 1867 году. Был женат, имел дочь, которая впоследствии стала м
Афонский схимонах Ксенофонт (князь Вяземский). День памяти - 18 сентября
В статье о праздновании памяти первосвятителей Русских Петра, Алексия, Ионы, Иова, Филиппа и Ермогена рассказывалось об освящении храма в честь этих угодников Божиих в Русской на Афоне Свято-Пантелеим
Мы созданы жить для пользы других: Схимонах Селевкий (Трофимов). День памяти — 18 сентября
«О, какая была радость, — писал отец Селевкий, — когда исполнилось давнишнее мое желание и на самый день Рождества Христова облекли меня в ангельский образ. Был Стефан — нарекли Сильвестром! Как легко
Ученый схимонах и библиотекарь о. Матфей (Ольшанский). День памяти — 16 сентября
Имя схимонаха Матфея (Ольшанского) на века вошло в историю Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря. Будучи духовным чадом сначала оптинского старца иеросхимонаха Макария (Иванова), а затем и
Афонский иеросхимонах Вассой, бесстрашно спасавший раненых на полях сражений. День памяти – 15 сентября
Иеросхимонах Вассой (в миру Владимир Козьмич Горборуков) родился в 1866 году в крестьянской семье в селе Волотово Новобезгинской волости Новооскольского уезда Курской губернии.
Инициатор возвращения русской братии в Пантелеимонов монастырь: старец Прокопий. День памяти – 24 августа
Схиархимандрит Прокопий (Дендрин) был ученым монахом и богословом, чрезвычайным ревнителем православия. Он имел хорошее богословское образование и знал несколько языков, в том числе греческий, русский
Афонский регент: Схимонах Григорий (Крупченков). День памяти — 2 августа
У берегов Святой Горы Афон, цели своего путешествия, отец Григорий с необыкновенным воодушевлением сыграл себе и своим товарищам последнюю мирскую лебединую песнь на гитаре, инструменте, которым прево
Невозмутимое спокойствие и бесконечное доверие Богу: Иеросхимонах Пинуфрий (Ерофеев). День памяти — 28 июля
Никто никогда его не видел гневающимся и раздраженным. Выполняя ответственные поручения и общаясь с людьми разных характеров, он умудрялся держать себя совершенно невозмутимо. Даже при разговоре с люд
Желал бы еще пожить, чтоб братии послужить: Схимонах Неофит (Васильев). День памяти – 26 июля
Схимонах Неофит (в миру Никита Васильевич Васильев) родился в 1807 году в крестьянской семье в Вятской губернии. На военной службе дослужился до чина унтер-офицера. Отдав 25 лет царю земному, вступил
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх