Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Афонский схимонах Мелетий (Котельницкий) — хранитель древнего списка чудотворной иконы Божией Матери Казанской. День памяти — 9 октября

Святая Гора АфонСхимонах Мелетий (в миру Василий Николаевич Котельницкий) родился в 1826 году в Вяземском уезде Смоленской губернии, в семье дворянина. Получил военное образование. Любовь к Богу в его сердце посеяла мать. С ранних лет она воспитывала его в духе Священного

Писания, так что в самостоятельную, взрослую жизнь Василий Николаевич вышел вполне церковным человеком. Семя, вложенное в его сердце матерью, он до самого своего смертного часа лелеял и приумножал.

По окончании курса наук Василий был направлен в Бутырский пехотный полк, но имел твердое намерение, отслужив предписанное законом время, уволиться из армии. Размышляя о том, как устроить дальнейшую жизнь, он склонялся более сердцем к монашеству, однако окончательного решения еще не принял, полагаясь на промысл Божий, который вразумит его в нужное время.

Началась Крымская война. Василий мужественно проявил себя во время обороны Севастополя, был тяжело ранен, но выжил и за храбрость был награжден орденами святого Георгия Победоносца и святой Анны.

После войны с ним произошел случай, который изменил все его предварительные планы. В 1859 году, когда он имел уже чин капитана, его полк был расквартирован в городе Корсуне Симбирской губернии. Здесь, в свободное от служебных обязанностей время, он посещал помещика, потомственного дворянина Василия Александровича Сабинина, происходившего из древнего татарского рода владетельного казанского князя Сабана.

Имение В. А. Сабинина, село Зимненки, было расположено недалеко от г. Корсуня, поэтому Василий Николаевич часто бывал в доме Сабининых и близко познакомился с его семьей, которая отличалась благоговейной воцерковленностью и православностью.

Однажды вечером по какому-то случаю в доме Сабинина собралось много гостей из родных и почетных граждан. Был приглашен и Василий Николаевич. В тот вечер, когда все гости и хозяева развеселились, Василий Николаевич остался наедине с дочерью Сабининых Надеждой, с которой беседовал о вере и о Боге.

Единственная дочь Сабинина Надежда была от рождения неизлечимо больна, что исключало для нее надежду на супружескую жизнь и счастье материнства. Девушка впала в отчаяние из-за своей судьбы и недоумевала, за что ее так наказал Господь, что она из-за болезни даже матерью никогда не сможет стать. Вместе с ней скорбела и вся ее семья.

Василий Николаевич, преисполнившись чувством истинного христианского сострадания и самопожертвования, сделал Надежде в присутствии ее родителей и гостей предложение. Она хоть и поняла, что он пожалел ее, но все-таки заявила о своем согласии вступить в брак, чему все гости, а особенно родители были несказанно рады. Тогда же в присутствии всех гостей родители Надежды благословили молодых иконой Божией Матери Казанской, которая считалась семейной реликвией и была унаследована и благоговейно почитаема Сабининым и его предками со времен владетельного татарского казанского князя Сабана, современника царя Иоанна Васильевича Грозного.

Семейное предание о происхождении иконы гласило, что казанский хан Сабан противостоял царю Ивану Грозному и не уступал ему города Казани, за что был наказан Богом — ослеп. Никто не помнил, сколько времени он страдал слепотой, но достоверно известно о его исцелении. Произошло оно так: ослепленному Сабану было видение, во сне ему явилась икона Божией Матери Казанской, от которой был голос: «Если примешь христианскую веру и крестишься, Я исцелю тебя». Хан тут же дал обещание принять христианскую веру и сразу после произнесения обета получил исцеление, стал видеть, как и прежде. Немедленно он принял святое крещение.

По принятии крещения Сабан пожелал иметь в своем доме икону Божией Матери, которая ему явилась и от которой он слышал голос. Увиденная им икона была чудотворной Казанской и находилась в женском монастыре города Казани. С нее была сделана точная копия, которая называлась аналойной. Уже после покорения Казани Сабан обратился к царю Иоанну Грозному и просил у него разрешения взять эту икону к себе в дом. Царь позволил Сабану обрести икону.

Эта святая икона и переходила по наследству от Сабана из рода в род. Так дошла она до Василия Александровича Сабинина, которым дана была как благословение новобрачным Василию и Надежде. Вскоре они были обвенчаны и жили мирно супружеской жизнью. При них неразлучно находилась и святая икона. Из-за болезни Надежды детей у них не было.

Афонская икона Божией Матери Казанская

Впоследствии, когда Бутырский полк переводился в другие места и по долгу службы Василий Николаевич везде находился при нем, то с ним переезжала и супруга его, а при них и святая икона следовала за полком. Наступил 1877 год. Началась русско-турецкая война. По распоряжению командования Василий Николаевич, уже в чине подполковника, был назначен начальником 7-го Петербургского госпиталя, который был направлен на место военных действий в Турцию. Верная его супруга и боевая подруга поехала с ним в качестве сестры милосердия.

По прибытии в Турцию госпиталь был развернут близ Плевны. Василий Николаевич и Надежда самоотверженно выполняли свои обязанности, ухаживая за ранеными воинами. Святая же икона, неразлучная их спутница, была установлена в особой палате, где перед ней неугасимо горела лампада. Все военнослужащие благоговейно чтили Пречистый образ Владычицы и усердно молились Царице Небесной, вручая Ей свою жизнь, просили Ее заступления и помощи.

Молитвы воинов не остались тщетными. Владычица не посрамила их упования и явила им Свое благодатное заступление и помощь. Башибузуки несколько раз предпринимали атаки на госпиталь с целью уничтожить или захватить его, зная, что там находятся русские солдаты. Но сколько бы раз они не нападали, всегда вынуждаемы были отступить какой-то необъяснимой силой. Хотя силы их во много раз превышали охранявших госпиталь солдат.

Попадавшие в плен к русским воинам башибузуки рассказывали, что видели, как госпиталь во время их нападений был окружен огненным светом, от которого они слепли и приходили в замешательство, нехотя и с досадой отступая назад. Русские же, слыша такие рассказы, усердно молились Небесной Царице пред Ее Казанским образом и благодарили Владычицу за Ее покров и заступление.

После взятия Плевны в войсках стал свирепствовать тиф, от которого многие умирали. Заразилась тифом и сестра милосердия Надежда, жена и сотрудница Василия Николаевича. В предсмертный час, пребывая в полном сознании, Надежда обратила свой страдающий взор на святую икону Божией Матери Казанской, просила у Царицы Небесной милостивого заступления и заступничества за ее душу пред Господом при приближающемся исходе жизни. С детской верой обращалась она в молитве к Божией Матери, вручая всю себя Ее материнскому покровительству.

Молилась она о себе и о муже Василии, на руках которого умирала. Оставляя земную жизнь, Надежда просила Матерь Божию быть свидетельницей ее предсмертного завещания. Обратившись к своему мужу, слабым голосом сказала ему: «Василий! Я знаю, что ради меня, чтобы дать мне счастье супружеской жизни, ты пожертвовал своим монашеским призванием. Теперь ты свободен... По окончании войны исполни свой обет, данный Богу, и вступай в монашество». Сказав это, она мирно предала свой дух Богу.

Война закончилась. Василий Николаевич, возвратившись в Петербург, немедленно сдал свои дела, подал прошение об отставке, которую он вскоре получил вместе с полным пенсионом, несмотря на то, что его намерение поступить в монастырь вызвало негодование всех начальствующих.

Освободившись от служебных обязанностей, он вспоминал о времени минувших молодых лет, со всеми поворотами, происходящими в его жизни, при которых незаметным образом все ближе подвигался к исполнению своего заветного желания вступить в монашество.

С особенным чувством благоговения и благодарности молился он перед святой иконой Божией Матери, вспоминая свое первоначальное предложение о браке болезнующей Надежде, которое он сделал из чувства сострадания. И действительно, с точки зрения мирской логики, следовало бы удивляться его предложению. Ведь он знал, что Надежда неизлечимо больна, и, несмотря на это, откуда-то появилась мысль соединиться с ней узами брака.

Теперь же он благодарил Господа и Его Пречистую Матерь за то, что помог Надежде обрести смысл и полноту жизни в чувстве взаимной любви и верности, и за то, что передал ее душу из своих рук как бы в руки Самого Бога при поручительстве Самой Царицы Небесной. На все случившееся он смотрел как на чудо Промысла Божия. И самому ему было это полезно, так как, приобретя чудного друга и спутника жизни, он предохранил себя и свою душу от погибели, которая ему грозила от «вольной» жизни, которую по большей части вели военные люди.

Свято-Андреевский скит на Афоне

В своих поисках монашества и подвижничества Василий Николаевич в 1884 г. прибывает на Святую Гору Афон, куда с собой привез и семейную святыню – древний список иконы Божией Матери Казанской. На Афоне он первоначально поселился в русском Свято-Андреевском скиту, где принимает постриг в мантию с именем Мина. Через 12 лет, 15 марта 1896 г., он переселился в скит Новая Фиваида при Русском на Афоне Свято-Пантелеимоновом монастыре, где по милости Божией и благословению Царицы Небесной нашел окончательное свое прибежище.

18 марта 1898 года отца Мину (Котельницкого) постригли в схиму с именем Мелетий. Благодарный Богу за все благодеяния, оказанные ему в продолжение всей его жизни, отец Мелетий всеми силами старался быть примерным монахом и подвижником. Он с солдатской дисциплинированностью исполнял все монашеские правила, очень любил церковные богослужения.

Вся братия любила отца Мелетия. Он был ко всем очень вежлив, со всеми любезен, в беседе назидателен.

Преставился отец Мелетий 26 сентября (9 октября) 1905 года. 25 сентября в начале бдения ему стало плохо, и во втором часу ночи он отошел ко Господу тихо и безмятежно, поболев всего перед смертью неделю. Погребли его в тот же день, после вечерни, соборно, в присутствии всей фиваидской братии.

В Афонском Свято-Пантелеимоновом монастыре, помимо доброй памяти, от него осталась древняя икона Божией Матери Казанская и фамильное предание рода Сабининых о происхождении образа. Ныне сия икона является одной из чтимых святынь русской святогорской обители.

 

 Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012.

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Келейник великого старца: Схиархидиакон Лукиан (Роев). День памяти — 17 июля
Первые 15 лет он не имел ни келейника, ни послушника. После, по настоянию старцев обители, он согласился иметь одного келейника, но кандидаты на это послушание не выдерживали его строгой жизни. Они не
Греческий подвижник русского монастыря: Схиархидиакон Иларион. День памяти — 13 июля
В тихом раздумье и жалобах на слабость, из-за которой не докончил своего молитвенного подвига в честь русского святителя, он задремал, легкий сон успокоил его чувства. В это мгновение Иларион увидел п
Ученик старца Силуана: Схиархимандрит Софроний (Сахаров). День памяти — 11 июля
«В одиночестве моей пещеры я получил исключительную привилегию целиком отдаваться беззаботной молитве. Она владела мной месяцами. Пересекалась в дневные дни житейскими делами, но когда заканчивался тр
Счастье быть мучеником: Схимонах Гавриил (Седлецкий). День памяти — 10 июля
Загудел страшный ветер, засверкали частые молнии, и загремел гром. Паисий не терял присутствия духа, стоял бодро и молился. Гроза усилилась еще более. Молния чрез отверстие проникла в храм и начала гу
Закарпатский святогорец схиархимандрит Гавриил (Легач). День памяти - 9 июля
9 июля – день преставления схиархимандрита Гавриила (Легача, 1901-1977), игумена Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря.Все, кто его знал, говорили о его особом трудолюбии. Если отец Гавриил не был
Простой, благочестивый и ревностный к подвигам: Схимонах Венедикт (Матвеев). День памяти — 8 июля
В июльскую ночь в саду при Георгиевской келлии встретились два схимонаха Венедикт (Матвеев) и Леон (Воскресенский). Поздоровавшись по-иночески, сели на траву под маслиной, чтобы подышать чистым, арома
Терпеть напасти и не изнемогать: Иеросхимонах Иезекииль (Сливкин). День памяти — 6 июля
Отец Иезекииль ежеминутно оплакивал свои ошибки, и так как он имел дар слез, то плакал непрестанно о своей немощи и своих грехах. За искреннее покаяние Господь удостоил его многих видений и наградил б
Священномученик Иона (Санков). День памяти — 4 июля
Семья Санковых хранила традицию, по которой один из детей посвящал свою жизнь служению Богу, становясь за всех родных сугубым молитвенником, и когда Иван сообщил отцу о своем желании уйти на Афон и ст
Афонский старец схиархимандрит Макарий (Сушкин), игумен Русского Пантелеимонова монастыря. День памяти — 2 июля
19 июня / 2 июля 1889 года печальные редкие удары колокола возвестили братии Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря и близлежащим окрестностям о кончине великого афонского старца и игумена р
Из воспоминаний о. Агафодора (Буданова) о русском святогорском старце иеросхимонахе Иерониме (Соломенцове)
В архиве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря можно найти многочисленные добрые воспоминания духовных чад о старце Иерониме (Соломенцове). Для полного изложения их понадобится отдельная кн
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх