Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

«Всегда живите с русскими в любви и единомыслии и друг друга тяготы носите»: Иеросхидиакон Бенедикт. День памяти — 24 декабря

Русский на Афоне Пантелеимонов монастырьИеросхидиакон Венедикт, грек по происхождению, жил на Святой Горе Афон более 70-ти лет. Он был очень образованным и высокодуховным иноком. Патриарх Константинопольский трижды присылал людей, чтобы рукоположить его во епископа, но тот не только не захотел принять святительского сана, но даже отказался от иеромонашества, так и скончавшись иеродиаконом.

Однако иеросхидиакон Венедикт сыграл решающую роль в деле возвращения русских в монастырь святого Пантелеимона на Афоне. После греческого восстания 1821 года и последовавшего за ним разорения Афона турками и разбойниками русская обитель святого великомученика Пантелеимона не смогла сама встать на ноги и впала в тяжелую экономическую нужду. Но Бог указал старцам монастыря на единственно верный путь его возрождения — пригласить в обитель русских монахов. Тем самым восстанавливалась тысячелетняя связь с Россией, которая всегда питала монастырь.

Опять же Промыслом Божиим в это время, в 1834 году, на Афон приехал иеросхимонах Аникита (князь Ширинский-Шихматов), который посетил Пантелеимонов монастырь и попросил у старцев монастыря разрешение на постройку храма в честь святителя Митрофана Воронежского. Старцы сочли это за знамение Божие и благословили не только строительство храма, но и проживание в обители 30-ти русских монахов.

Новую русскую братию князь поручил духовнику Прокопию, сам же уехал в Иерусалим. Но после отъезда отца Аникиты, ввиду того, что он, не посоветовавшись с духовником всех русских монахов на Афоне отцом Арсением, кандидатов для поселения в монастыре набрал среди случайных отшельников, начались неурядицы между русскими и греческими братьями.

Русские, которых собрал отец Аникита, не были привычны к жизни под строгим началом. Они не стали слушать греков, а, наоборот, противоречили им во всем и к тому же начали их пугать, что монастырь, дескать, наш, русский, а начальник у них — князь и они всех греков выгонят. Греки смутились. После чего умножились повседневные скорби и искушения.

Тогда они стали говорить игумену Герасиму и старцу Венедикту, что не могут жить с русскими, не хотят и их богатств. Говорили, что лучше будут есть сухари с водой, но без русских, которые расстроили всю их монашескую жизнь. Игумен Герасим долго и много уговаривал их потерпеть. Но даже старец Венедикт стал колебаться...

Когда отец Аникита вернулся из Иерусалима, то старец Венедикт со старшими братьями упали перед ним на колени, заплакали и просили прощения, что не остались верными своему слову. Говорили ему: «Прости нас, отче святый, не можем и не хотим такого братства, расстроили мы свою жизнь с русскими». Отец Аникита, услышав это, горько заплакал и, попросив у всех прощения, удалился из обители.

Один только игумен Герасим знал, что, лишаясь русских, обитель лишается благ как духовных, так и материальных. Что без русских она будет вечно бедствовать. Вскоре это и подтвердилось. Обитель впала в еще большие долги и была на грани разорения.

Через некоторое время и отец Венедикт понял свою ошибку, став одним из инициаторов вторичного приглашения русских в монастырь. Ему было видение, что он до тех пор не умрет, пока не будут отпевать его русские, поэтому озаботился принятием их в Руссик. По его инициативе в ноябре 1839 года в Руссике собрали собор и решили пригласить отца Павла со всей его русской братией. Отец Павел дал согласие на поселение в монастыре, что и благословил духовник Арсений.

Когда 21 ноября 1839 года русские монахи во главе с иеросхимонахом Павлом пришли в обитель, чтобы навсегда здесь остаться, отец Венедикт направился в гостиницу, где угощали пришедших гостей, и, положив три земных поклона, со слезами прочитал молитву: «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром...»

Потом подошел к отцу Павлу и, поклонившись ему до земли, взял у него благословение, обнял его и сказал следующее: «Ныне возвеселилось сердце мое и возрадовался дух мой, что держу сегодня в объятиях своих русских. Ныне обнимаю потерянное сокровище. Ныне пришла вновь изгнанная моя овца, блуждавшая по горам и по лесам и не имевшая себе ни ограды, ни пристанища, где главы приклонить. Ныне она вновь возвратилась в свою прежнюю ограду. Ныне я держу ее в своих объятиях, и уже более ее не изгоню, и не отпущу от себя. Ныне я очистил свою совесть, которая всегда меня обличала и беспокоила за изгнание русских».

Выпустив из рук отца Павла, усаживая гостей, он говорил: «Садитесь, мои дорогие гости. Садитесь, мои честные отцы. Садитесь, мои возлюбленные чада. Садитесь, изгнанные овцы, вновь возвращенные в свою ограду. Садитесь, обретенное сокровище. Садитесь, чистота моей совести. Садитесь, радость моя неизреченная. Садитесь, многовожделенные мои братья. Веселитесь и радуйтесь и торжествуйте с нами вместе!»

Когда же он это говорил, греки все стояли и плакали. Отец Венедикт обратился и к ним: «Радуйтесь со мной, чада мои, радуйтесь! Днесь обновися, яко орля, юность моя. Сегодня стошестилетние мои косточки помолодели. Сегодня мои слепые глаза прозрели, так как вновь видят они русских в нашей обители. Сегодня плачет лишь один враг — дьявол, посмеявшийся над моей старостью и подтолкнувший меня к изгнанию русских. Я же, как человек, послушал его и впал в великое искушение. При последних годах моей жизни возмутил свою совесть и погубил многолетние свои труды и подвиги, отяготив свое сердце.

Три года лежал на моем сердце этот тяжкий камень, и никогда не мог я успокоить свою совесть и душу. О том пролил много слез и просил Господа моего Иисуса Христа и Пречистую Деву Богородицу Марию: „Да возвратят русских обратно в нашу обитель!“ И услышал Господь молитву мою, и известил меня, что будут отпевать и погребать меня русские. И вот дождался я этого дня. Вот день, который обещал мне Господь, порадуемся и возвеселимся о нем.

Вот теперь послушайте, братья мои: я изгнал русских, но я опять их обратно пригласил и ввел в эту обитель, я ваш старец и наставник Венедикт. Я принял русских и отхожу от вас в вечность. Я оставляю русских после себя здесь наследниками на вечные времена. И вы всегда живите с русскими в любви и единомыслии и друг друга тяготы носите. Я всех вас оставляю и поручаю этому блаженному старцу, вашему игумену и моему ученику, отцу Герасиму. И воистину он блажен и триблажен! Все мы поколебались, встали против русских, только он один стоял за русских. Но я не послушал его! А он, единственный, смог предвидеть для нас в том душевный и телесный вред. И теперь, слава Богу, я сам принял русских. Теперь я не гонитель им, а покровитель и защитник».

Сказав эти слова, он со всеми простился, пожелал всем мира и любви и пошел с помощью других в свою келью. Более он из нее никуда не выходил. После принятия русских в монастырь отец Венедикт прожил только сорок дней и 11 (24) декабря 1840 года в возрасте 106 лет преставился.

Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012. 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Сподвижник прп. Силуана Афонского, миссионер и духовник схиигумен Кассиан (Корепанов). День памяти – 20 сентября
Схиигумен Кассиан (в миру Константин Тимофеевич Корепанов) был мещанином из города Бирска Уфимской губернии. Имя матери Евдокия. Родился в 1867 году. Был женат, имел дочь, которая впоследствии стала м
Афонский схимонах Ксенофонт (князь Вяземский). День памяти - 18 сентября
В статье о праздновании памяти первосвятителей Русских Петра, Алексия, Ионы, Иова, Филиппа и Ермогена рассказывалось об освящении храма в честь этих угодников Божиих в Русской на Афоне Свято-Пантелеим
Ученый схимонах и библиотекарь о. Матфей (Ольшанский). День памяти — 16 сентября
Имя схимонаха Матфея (Ольшанского) на века вошло в историю Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря. Будучи духовным чадом сначала оптинского старца иеросхимонаха Макария (Иванова), а затем и
Афонский иеросхимонах Вассой, бесстрашно спасавший раненых на полях сражений. День памяти – 15 сентября
Иеросхимонах Вассой (в миру Владимир Козьмич Горборуков) родился в 1866 году в крестьянской семье в селе Волотово Новобезгинской волости Новооскольского уезда Курской губернии.
Преподобный Аристоклий (Амвросиев) Афонский. День памяти — 6 сентября
Несмотря на тяжелую болезнь ног старец духовно окормлял множество людей, принимая иногда в день более тысячи человек. Преподобный Аристоклий был наделен от Бога дарами прозорливости (он предвидел рево
Духовник прп. Аристоклия Афонского старец-иеросхимонах Дамиан (Вьюков). День памяти – 31 августа
Огромное духовное влияние имел о. Досифей на преподобного Аристоклия (Амвросиева), с которым вместе подвизался на подворье с 1883 года. Он был духовником отца Аристоклия и оказал благотворное влияние
Схимонах Геннадий, просивший благословения умереть, чтобы уйти в Рай. День памяти – 28 августа
Схимонах Геннадий был родом из Вологодской губернии, из крестьян. На Святую Гору он прибыл вместе с иеросхимонахом Сергием (Весниным) после его паломничества ко Гробу Господню в Иерусалим.
Ново-Афонский старец схиархимандрит Иерон (Носов-Васильев). День памяти - 27 августа
Схиархимандрит Иерон (в миру Иван Васильевич Носов, он же Васильев) родился в 1829 году в крестьянской семье села Лоходомово Контиевской волости Буйского уезда Костромской губернии. Его мать звали Епи
Келейник свт. Феофана Затворника и афонский подвижник схииеродиакон Лазарь (Деминский). День памяти – 26 августа
Он был ближайшим учеником и келейником свт. Феофана Затворника Вышенского, лично переписывал многие его произведения и помогал святителю в подготовке к изданию его книг.
Непрестанный делатель Иисусовой молитвы старец Тимофей Афонский. День памяти – 25 августа
Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх