Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Богословско-аскетическая традиция преподобного Паисия Величковского и святителя Игнатия Брянчанинова

Монах Аскет Афон Старец ПодвижникI. Единомыслие в Духе Святом преподобного Паисия Величковского и святителя Игнатия Брянчанинова

Единомыслие людей, прославленных в лике святых, свидетельствует о святости Церкви. Это чудесное единство проявляется во всем: в любви к святоотеческому преданию Православной Церкви, в богоугодной жизни, в суждениях по разным вопросам. Писания святых отцов, наряду со Священным Писанием, были для старца Паисия и святителя Игнатия неиссякаемым источником, питавшим их душу, вдохновлявшим все их творения. Святые отцы породили в них твердое убеждение, что истина, подаваемая человеку свыше, заключается в учении Православной Церкви, непоколебимыми исповедниками которого были преподобный Паисий и святитель Игнатий.

Жизнеописание и творения святителя Игнатия свидетельствуют о его глубокой осведомленности о житии, писаниях и святоотеческих переводах преподобного Паисия. С юности он имел общение с учениками и последователями старца. Святитель Игнатий изучал и высоко ценил писания и переводы преподобного Паисия, часто упоминал и цитировал их в своих произведениях.

Умудренный долголетним изучением святоотеческих творений, обладая большим духовным опытом, наделенный Божественной благодатью, старец Паисий был всецело проникнут духом святых отцов, а потому и переводы его имеют помазание этого духа[2]. В письме к оптинскому старцу преподобному Макарию Иванову (от 30 апреля 1853 г.) святитель Игнатий писал: "Для монашества, которое жительствует по книгам святых отцов, необходим точный перевод с подлинников посредством лица, вполне знающего монашескую жизнь. Таковым лицом, без сомнения, был старец Паисий"[3].

Отметим некоторые сходные черты в жизни преподобного Паисия и святителя Игнатия.

1. Оба подвижника с ранней юности стремились к монашеству. Преподобный Паисий свидетельствовал, что с самых молодых лет душа его начала стремиться к Господу и не могла удовлетвориться ничем конечным и временным. Учась в Киевской Духовной Академии, Петр Величковский высказал префекту Академии мнение, что в Академии не уделяется должного внимания изучению творений святых отцов и о ненужности преподавания языческой философии. Вскоре Петр покинул Академию и начал свое странствие по монастырям. Дмитрий Брянчанинов высказал желание быть монахом в пятнадцатилетнем возрасте.

2. Оба они не окончили духовных школ, а поучались духовной жизни в молодости от встречавшихся им старцев, а впоследствии писаниями святых отцов Православной Церкви.

3. Преподобный Паисий и святитель Игнатий с юности желали подвизаться в уединении и бедности, под руководством опытного старца.

4. По воле Божией, оба подвижника странствовали в юности по многим монастырям.

5. Важная черта в жизни святых – это безуспешные поиски наставника, "который был бы живым изображением аскетического учения Отцов православной Церкви"[4], и глубокое убеждение в необходимости руководствоваться творениями святых отцов.

II. Важнейшие положения православного вероучения в сочинениях преподобного Паисия и святителя Игнатия

1. Учение о цели жизни человека и средствах достижения ее

Во всех писаниях преподобного Паисия и святителя Игнатия содержится мысль, которая руководила ими на протяжении всей жизни: цель бытия человека на земле – в восстановлении общения с Богом и в приготовлении к жизни вечной. Достигается же общение с Богом посредством исполнения заповедей Божиих, при условии исповедания Православной веры и принадлежности к Православной Церкви. Призыв и указание путей к покаянию, к стяжанию Святого Духа, к восстановлению Богообщения, нарушенного грехом, является целью и содержанием творений этих святых.

"Вся жизнь преподобного Паисия была посвящена тому, чтобы воскресить учение Святых Отцов о путях ко спасению". При этом понятия христианское совершенство и спасение очень близки в его понимании. Важнейшими условиями спасения старец называет смирение, готовность пожертвовать жизнью ради исполнения заповедей евангельских и отеческих, терпение скорбей и самоотречение [5].

На вопрос о том, как возможно спастись живущим в миру, преподобный Паисий отвечал: "Христос Спаситель..., иже всем человекам хощет спастися и в разум Истины приити, добрые дела, то есть Евангельские Заповеди, равно всем Православным Христианам... узаконил". Преступающие же заповеди и не кающиеся не возмогут иметь извинения и ответа при Втором Пришествии Господа[6].

Святитель Игнатий полностью разделял учение старца Паисия. Он писал: "Слушай Евангелие, говорящее тебе, и святых Отцов, объясняющих Евангелие; слушай их внимательно, и, мало по малу, вселится в тебя живая вера, которая потребует от тебя исполнения евангельских заповедей, за это исполнение наградит надеждою несомненного спасения... Исполнение евангельских заповедей увенчивается соединением человека с Богом". Святитель предостерегал: "Остающиеся при одном изучении Закона Божия по букве, впадают по причине такого поверхностного знания в гордость и самомнение... как случилось с книжниками и фарисеями... Каждая заповедь Божия есть священная тайна: открывается она исполнением ее и по мере исполнения ее"[7].

Поэтому изучение "богословских наук", не сопровождающееся христианским подвигом понуждения себя к исполнению заповедей Божиих, приводит к появлению современных книжников и фарисеев.

Совет святителя, касающийся спасения в современном мире: "В наше время, в которое так умножились соблазны, должно особенно внимать себе, не обращая внимания на жительство и дела ближних, и не осуждая соблазняющихся: потому что тлетворное действие соблазна удобно переходит от увлеченных соблазном на осуждающего их"[8].

С присущими ему верой, надеждой и вдохновением, святитель Игнатий призывает: "Сотворим брань с нашим падшим естеством, когда оно воспротивится, не желая покориться Евангелию... Победа должна последовать непременно: брань заповедана, победа обетована Господом. Царствие небесное, сказал Он, нудится, и нуждницы, то есть насилующие свое естество, восхищают его (Мф.11,12)"[9].

2. Покаяние – необходимое условие спасения человека

Преподобный Паисий писал: "Тайна же Покаяния обдержится в сем, еже истинно покаятися пред Богом, и отступити от грехов своих, и предложение крепко имети помощию Его более на ня не возвращатися"[10]. Старец советовал: "О немощи души не скорбети выше меры и не отчаяватися, но, с несомненною надеждою на милосердие Божие, начало истинное истинного покаяния... пред Богом полагати, и от всего сердца и души каятися... и Той, яко благ и человеколюбив Бог сый, радуяйся о истинном покаянии твоем, якоже всех грешников покаявшихся простил есть, простит и тебе вся согрешения твоя"[11]. Учение преподобного Паисия о покаянии полностью совпадает с учением преподобных Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Ефрема Сирина, Иоанна Кассиана и других святых отцов, творения которых он изучал и переводил.

В тропаре Церковь именует святого Игнатия: "Православия поборниче, покаяния и молитвы делателю изрядный". Святитель писал: "Первая заповедь, данная вочеловечившимся Господом человечеству, есть заповедь о покаянии. Святые Отцы утверждают, что покаяние должно быть и началом благочестивой жизни, и душою ее, во все продолжение ее... Покаяние есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе. Искупителем, всесовершенным и всесвятым, заменяется падший человек, исповедующий Искупителя"[12]. Также, "покаяние есть начальная новозаветная добродетель, вводящая во все прочие христианские добродетели"[13].

Святитель Игнатий объяснял: "Кто исповедует грехи свои, от того отступают они, потому что грехи основываются... на гордости падшего естества, не терпят обличения и позора". Признаком истинного покаяния служит "ненависть к грехам"[14].

Желающему покаяться святитель советовал: "Одна исповедь искренняя и частая может освободить от греховных навыков, соделать... исправление прочным и истинным"[15], – так как "ни один подвиг не умерщвляет страстей с таким удобством и силою, как этот"[16].

3. Только Православная вера и Церковь приводят человека к спасению и к обожению

Вне Православной веры и Церкви спасения нет: "Вера Православная есть, яже содержит Едина Святая Соборная и Апостольская Церковь Восточная, без неяже, сиречь без веры Православныя, отнюдь несть возможно спастися никомуже"[17].

Преподобный Паисий учил о безусловной необходимости неуклонно следовать вероучению Православной Церкви и во всем повиноваться ей, и сам руководствовался всегда этим правилом. Личность, не принадлежащая к Православной Церкви, лишена благодатного воздействия Святого Духа, она не может достигнуть христианского совершенства – Богообщения.

"По словам святого Апостола Павла, – писал преподобный Паисий старцу Афанасию, – един Господь, едина вера, едино крещение... Едина есть истинная наша христианская вера, которую соблюдает Святая наша Соборная и Апостольская Восточная Церковь. Остальные же верования – все ложные и не истинные. Их следует называть ересями, а не верованиями... Кто не так верует, как верует наша Святая Соборная и Апостольская Восточная Церковь, тот, хотя и исполнит все заповеди Божии, хотя бы и чудеса творил, и мертвых бы воскресил, тот... обманщик и еретик"[18].

В труде "Премалое сочинение о знамении Честного и Животворящего Креста, имже подобает православным христианам знаменоватися" говорится: "Едина Святая Соборная и Апостольская Церковь воистину едина есть... и в ней единой точию Правоверным известная и несомненная есть надежда спасения: понеже едину Святую Православную Кафолическую веру содержит, без неяже отнюд никомуже возможно есть спастися... Якоже Бог, един есть, так и Церковь Соборная, в нейже спасение есть, едина есть, так и Вера Православная Кафолическая, без нее же никто спастися может, едина есть... Подобает всем Православным Христианам... твердо и непоколебимо веровать, яко во всех прочих церквах и верах... не будет надежды спасения... Отметающиеся Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви... отметаются Самого Христа, рекшего: Слушаяй вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается (Лк.10,16)". Так учат "все Богословы Пастыри и учители Церкви Святой, от единого и того же озаришася Духа Святого"[19].

Это учение всецело разделял святитель Игнатий. Он писал: "Чтение Отцов с полною ясностию убедило меня, что спасение в недрах Российской Церкви несомненно, чего лишены религии западной Европы, как не сохранившие в целости ни догматического, ни нравственного учения первенствующей Церкви Христовой"[20]. Также: "Необходимо для желающего спастись – принадлежать Православной Церкви, единой истинной Церкви, и повиноваться ее установлениям... Каждый из нас, произнося Символ Веры, исповедует, что он верует во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, исповедует, следовательно, что, кроме этой Единой Церкви, нет другой Церкви, тем более нет других Церквей... Необходимо для желающего спастись быть крещенным в недре Православной Церкви..."[21]

В одном из писем святитель писал: "Многие трудятся, многие страдают, многие подвизаются, но увенчаны будут только подвизающиеся законно. Истинный, законный подвиг во Христе Иисусе и Святом Духе, в ограде святой Восточной Церкви". Учение святых отцов святитель Игнатий изложил кратко и точно: "Где нет православия, там нет спасения"[22].

4. В деле спасения необходимо руководствоваться святоотеческим преданием Церкви

Учение о христианской вере и жизни, содержащееся в творениях святых отцов Церкви, преподобный Паисий полагал единственно неложным и спасительным: святые отцы предвидели, что трудно будет найти духоносного наставника, и потому составили писания, в которых изложили все, необходимое для пути ко спасению, – из этих писаний и должно поучаться. Старец Паисий учил: "Святые все от Святого Духа и по Святому Писанию учили, потому они и Святые. Вот почему важно верить их учению и благоговеть перед ним, как перед словом Святого Духа"[23].

Святой Игнатий писал: "Имейте должную доверенность и благоговение к писаниям отеческим. Тот же самый Дух Божий, который действовал в пророках и апостолах, – действовал в святых учителях и пастырях церковных". Заповедь святителя: "Учение святых Отцов Восточной Церкви – верно: оно – учение Святого Духа. Умоляю вас: держитесь этого учения! Оно будет руководить вас к блаженной вечности. Возжен блистающий светильник в Святой Христовой Церкви – учение Святого Духа: не устремляйте взоров ваших к другим светильникам, светящим на различных путях"[24].

5. Чтение деятельных творений святых отцов необходимо для достижения спасения и христианского совершенства

Приобщить к чтению творений святых отцов как можно большее число не только монашествующих, но и мирян, научить их правильно воспринимать духовное сокровище святоотеческих писаний, – было делом всей жизни преподобного Паисия. На вопрос, как спастись живущим "в мiре с женами и детьми", старец ответил: "Совет мой... да зело прилежно чтете Божественное Писание, и учения Святых и Богоносных Отец наших, имже дано есть Благодатию Пресвятого Духа разумети... истинный разум Божественного Писания... Учение их святое, с верою и любовию, со страхом Божиим, и со всяким вниманием... чтуще, наставление имети будете всегда на всякое дело благое и нужное ко спасению"[25].

Управляя обителью и занимаясь литературно-переводческой деятельностью, старец Паисий проводил беседы, во время которых толковал святоотеческие творения и наставлял братию. Все наставления его клонились к одной цели: исправить встречающиеся в братии греховные страсти и побудить их к хранению "всем сердцем и всею душею" заповедей Божиих. Средством к этому старец указывал чтение святоотеческих творений. Он завещал инокам: "Братие, аще будете имети усильное понуждение ко чтению Отеческих книг, и поучением еже в них всегда себе исправляти... то подастся вам от Христа Бога теплое усердие и ревность... Егда же удалитеся от внимания и чтения отеческих книг, то ниспадете от мира Христова и любве, сиречь от делания заповедей Христовых и внидет в вас мятеж, молва и неустроение, душевное смущение, колебание и безнадежие, друг же на друга роптание и осуждение: за умножение сих изсякнет любы многих... и аще сия тако будут, разоритися имать вскоре и собор сей, первее душевне, по времени же и телесне"[26].

В "Послании старцу Афанасию" преподобный Паисий указывал, что причиной глубокого заблуждения Афанасия является то, что он не читал творения святых отцов, или читал кое-что, но недолжным образом. Старец учил, что "книги Святых Отцов нужно... читать с великим благоговением, со страхом Божиим, веруя, что содержащиеся в них слова написаны Духом Святым... Постарайся всей душой и всем сердцем почитать... книги Святых Отцов, которые направляют нас по истинному пути жизни по Евангелию". Заканчивает послание к Афанасию старец Паисий словами: "За веру Православную и за святые книги готов и свою кровь пролить"[27].

Святитель Игнатий писал: "Сын Восточной Церкви проникнут святою истиною и кротким миром... Этот характер воспитывается в православном христианине чтением Священного Писания и творений святых Отцов"[28].

В сочинении "О чтении святых отцов" святитель писал: "Беседа и знакомство со святыми сообщают святость... Отныне, во время краткой земной жизни..., познакомься со святыми... Усвой себе мысли и дух святых Отцов чтением их писаний. Святые Отцы достигли цели: спасения. И ты достигнешь этой цели... Как единомысленный и единодушный святым Отцам, ты спасешься". И далее: "Чтение писаний отеческих – родитель и царь всех добродетелей. Из чтения отеческих писаний научаемся истинному разумению Священного Писания, вере правой, жительству по заповедям евангельским... словом сказать, – спасению и христианскому совершенству". При этом, "чтение святых Отцов должно быть тщательное, внимательное и постоянное". Святитель предупреждал: "Непременно нужно чтение, соответствующее образу жизни", – и "старцы советовали мирянам руководствоваться в жизни Евангелием и теми святыми отцами, которые написали наставления вообще для христиан, как сделал то святой Тихон Задонский"[29].

Святитель Игнатий учил, что изучение святоотеческих писаний особенно необходимо в наше время, по причине умаления числа духоносных наставников: "Прибегайте больше к чтению святых Отцов; пусть они руководствуют вас, напоминают вам о добродетели, наставляют на путь Божий. Этот образ жительства принадлежит нашим временам"[30]. Особенно же необходимо чтение святоотеческих творений для иноков, и "руководствующийся Отеческими писаниями монах во всяком монастыре будет иметь возможность приобрести спасение". Иноков Валаамского монастыря святитель призывал: "Воинство духовное!.. Братия!.. Не давайте благой ревности остывать в душах ваших; обновляйте, поддерживайте ее чтением святых Отеческих книг; бегите в эти книги умом и сердцем..."[31].

6. Учение об умном делании, молитве Иисусовой и хранении ума

Составитель жизнеописания преподобного Паисия засвидетельствовал, что ум старца "всегда соединен был любовию с Богом, свидетель сему слезы"[32]. Святитель Игнатий писал, что преподобный Паисий был наделен даром умной молитвы, получил "сердечную благодатную молитву по особенному смотрению Божию"[33].

Старец Паисий учил, что наиболее действенным средством для осуществления высокого назначения человека, – единения с Богом – является пребывание в общении с Ним посредством умного делания – молитвы, очищения и хранения ума и сердца, безмолвия, ибо "молитва есть... сопребывание и соединение человека и Бога". Первостепенное значение он придавал правильному молитвенному деланию, особенно молитве Иисусовой. Учил, что молитва Иисусова должна совершаться с возможным трезвением, т.е. молчанием ума, и все привходящие мысли изгоняются этой молитвой. Преподобный Паисий собрал воедино учение об умно-сердечной молитве Иисусовой святых учителей и наставников монашеского жития и изложил это учение по темам: откуда сия молитва происходит, что из себя представляет, каковы необходимые условия для ее прохождения и советы новоначальным[34]. В одном из его посланий приведены свидетельства 35 святых отцов, учащих о тайной безгласной Иисусовой молитве[35].

Молитва Иисусова приносит великую пользу, если совершается по заповедям святых отцов и под руководством искусного наставника. Святитель Игнатий отметил: "Схимонах Василий и старец Паисий Величковский повествуют, что из современников их многие повредились, злоупотребляя вещественным пособием", – то есть неправильным применением технических приемов, способствующих молитве[36]. В связи с предстоящим печатанием "Филокалии", преподобный Паисий высказывал как радость, так и опасение. Причина этого в том, что для читателей-мирян станет доступно самочинное книжное изучение и делание "художне умом в сердце действуемой" молитвы, что введет их в состояние прелести. Однако, старец опасается не просто молитвы, "умом нехудожне совершаемой", но "художне умом в сердце действуемой". Впоследствии некоторые авторы ошибочно заявляли об опасности молитвы Иисусовой вообще, но не это имел в виду преподобный Паисий.

Святитель Игнатий, опытный делатель и наставник молитвы и умного делания, писал: "Свят, велик, душеспасителен подвиг молитвы. Он – главный и первый между подвигами иноческими. Все прочие подвиги – подвиги служебные этому подвигу"[37].

Святитель был хорошо знаком с учением о молитве преподобного Паисия. В "Слове о молитве Иисусовой" он писал: "Из российских Отцов имеются сочинения о ней преподобного Нила Сорского, священноинока Дорофея, архимандрита Паисия Величковского... Все упомянутыя писания Отцов достойны глубокого уважения по обилию живущих в них и дышащих из них благодати и духовного разума". И далее: "В первоначальное чтение инока, желающего ознакомиться с внутренним молитвенным подвигом, можно предложить наставления Серафима Саровского, сочинения Паисия Нямецкого... Святость этих лиц и правильность их учения – несомненны". В этом же слове святитель привел слова старца Паисия о молитве Иисусовой: "...эта Божественная молитва, есть высший из всех монашеских подвигов, верх исправлений по определению Отцов, источник добродетелей, тончайшее и невидимое делание ума во глубине сердца..."[38].

Из писем святителя Игнатия явствует, что, по его мнению, в российских монастырях уделяется недостаточное внимание умному деланию, и, в частности, Иисусовой молитве: "Важная примета кончины монашества: повсеместное оставление умного делания". Игумену Антонию (Бочкову) он писал: "Вам известен отеческий путь, состоящий в духовном подвиге... Вам известно монашество русское: укажите на людей, проходящих этот подвиг правильно. Их нет"[39].

Одно из важнейших положений святоотеческого учения о молитве святитель Игнатий сформулировал так: "Делание покаяния должно быть соединено с деланием молитвы во едино делание"[40]. Он писал: "Сознание своей греховности, сознание своей немощи, своего ничтожества – необходимое условие для того, чтобы молитва была милостиво принята и услышана Богом"[41], – и "я начал часто обращаться воспоминанием к молитве святых трех отроков в пещи Вавилонской: Согрешихом, беззаконновахом..."[42].

7. Учение о духовном наставнике

Преподобный Паисий и святитель Игнатий считали, что никто не может научить другого тому, чего он сам не достиг личным опытом. Сам Спаситель сначала отразил искушение сатаны постом, бдением и молитвою, а потом учил людей поступать таким же образом. Наставник вначале сам должен победить смиренномудрием и молитвою борющие его страсти: "Како бо иного наставити на путь может, имже сам не хождаше? Подобает ему самому первое противу всех страстей душевных и телесных до крове стати, и Христовою помощию похоть и ярость победити, и словесное души безумия и гордости смиренномудрием и молитвою исцелити"[43].

Преподобный Паисий вменял настоятелю монастыря самому изучать Священное Писание и учение святых отцов и "по силе Священного Писания и учения Святых Отец должен есть часто братию поучать и наставлять и волю Божию открывать"[44]. В "Послании старцу Афанасию" он привел свидетельства святых Иоанна Златоустого, Василия Великого, Анастасия Синаита и других о необходимости руководства братиями согласно учению святых отцов и о пользе чтения их творений. Он писал: "Если хочешь сам спастись и показать твоим ученикам царский путь заповедей Божиих, ведущих к Царству Небесному, то прилепляйся всей душой к чтению книг"[45]. Как уже отмечалось, преподобный сам постоянно беседовал с братиями и толковал им святоотеческие писания[46].

Старец обличал настоятеля в отступлении от учения и правил святых отцов, в нелюбви и жестокости к братии, в тщеславии и превозношении, в скверноприбытчестве и многопопечительности, и, как следствие, в оставлении безмолвия, непрестанной молитвы и умного делания[47].

Преподобный Паисий заповедовал: настоятель должен обладать духовной рассудительностью, знанием святоотеческих писаний, даром любви, милосердия, долготерпения, смирения, утешения, молитвы, наставления, "побуждения на всякое дело благое" и нестяжательности. Настоятельнице старец советовал: "Себя же втайне сердца твоего... имей пред Богом прах и пепел, горшу и грешнейшу паче всех человек. Понудися же преподати себя образ... сестрам и соблюдением заповедей святых Отец, и трудами телесными по силе твоей"[48]. Ни отсутствие опыта в хозяйственных делах, ни слабое здоровье не являются препятствием к успешному исполнению настоятельских обязанностей.

Святитель Игнатий учил в полном согласии со старцем Паисием: "Святые Отцы завещают избирать наставника непрелестного, непрелестность которого должна познаваться по согласию учения и жительства его с Священным Писанием и с учением Духоносных Отцов... Они повелевают сличать учение учителей с учением Священнаго Писания и святых Отцов, согласное принимать, несогласное отвергать"[49]. Приводя в пример преподобных Льва и Макария Оптинских, он писал: "Оба старца были напитаны чтением Отеческих писаний о монашеской жизни, сами руководствовались этими писаниями, руководствовали ими других"[50].

О высокой ответственности настоятельского служения святитель писал: "Какое нужно иметь настоятелю великодушие, какое самоотвержение, нужно полное забвение своего я, чтоб эта угловатая и резкая буква не ранила, тем более не убивала никого из ближних"[51].

8. Оценка латинства

Один священник по имени Иоанн, униат, усомнился в истине своего исповедания и обратился к преподобному Паисию с просьбой разрешить его недоумение. В ответном послании преподобный указал главные заблуждения латинян и униатов, – о непогрешимости папы и filioque: "Римляне еретики... Лжет папа римский, яко не может согрешити: но... всегда согрешает гордынею сатанинскою: за ню же и в различные ереси впаде". "Униаты... догматы православной веры попраша и римские восприяша... И папе римскому еретику сущему... поклонишася... То как униаты не суть еретики, якоже и римляне". Учение, что "Дух Святой от Отца и от Сына исходит... есть первая и главнейшая паче всех их ересей ересь". В заключение старец Паисий призвал Иоанна: "Аще хощеши спастися... беги от проклятой унии, аки Лот от Содома"[52]. Преподобный Паисий писал, что латинство "пало... в бездну ересей и заблуждений своих, и лежит в них без всякой надежды востания"[53].

Видя в униатах латинян, преподобный Паисий, согласно практике греческой и молдавской Церквей своего времени (а также русской XVII века), благословлял крестить католиков и униатов, приходивших к нему в монастырь. Сохранилось свидетельство монаха Ионы, по происхождению иудея, который в юности был крещен униатским священником с именем Иннокентий. Когда он пришел в Нямецкий монастырь, его крещение было признано недействительным, и он был крещен и наречен именем Иаков, а впоследствии пострижен в монашество с именем Иона[54].

Святителю Игнатию было хорошо известно учение преподобного Паисия о латинстве. Полностью разделяя его, он писал: "Папизм – так называется ересь, объявшая Запад, от которой произошли, как от древа ветви, различные протестантские учения. Папизм присваивает папе свойства Христа, и тем отвергает Христа... Папа есть идол папистов; он – божество их. По причине этого ужасного заблуждения благодать Божия отступила от папистов; они преданы самим себе и сатане, изобретателю и отцу всех ересей, в числе прочих и папизма. В этом состоянии омрачения они исказили некоторые догматы и таинства, а Божественную Литургию лишили ее существенного значения, выкинув из нее призывание Святого Духа и благословение предложенных хлеба и вина, при котором они пресуществляются в Тело и Кровь Христовы... Никакая ересь не выражает так открыто и нагло непомерной гордости своей, жестокого презрения к человекам и ненависти к ним"[55].

9. Оценка раскола

Преподобный Паисий Величковский горячо любил Православную веру и Церковь, твердо держался ее учения, а всякое отступление от нее вызывало нелицеприятное обличение с его стороны. В ответе на вопросы жителей сел Василевского и Палехи он писал о раскольниках: "Мы с противящимися Святой Церкви... ни единого сообщения имети не можем: точию с Православными Христианы, во всем без всякого сомнения Божественной Церкви повинующимся, общение имамы"[56].

Обличая раскольников (старообрядцев), преподобный Паисий написал "Премалое сочинение о знамении Честного и Животворящего Креста, имже подобает Православным Христианам знаменоватися". В этом произведении "ясно выразились личные качества Паисия, как духовного писателя: здесь с особой полнотою раскрывает он основную мысль... сочинения – о безусловной необходимости для каждого неуклонно следовать учению Православной Вселенской Церкви и во всем повиноваться ей, мысль, которая, очевидно, была основным началом жизни самого старца и которую, поэтому, он выражает и раскрывает с необыкновенной силой убеждения"[57].

Хотя способ перстосложения не имеет догматического значения, преподобный Паисий придавал ему важное значение. Преподобный старец учил, что сложение первых трех пальцев правой руки для крестного знамения является символом таинства Пресвятой Троицы: три первые пальца обозначают три Божественные Ипостаси – Отца, Сына, и Святого Духа. Он писал: "Да возрадуются и возвеселятся вси Православнии... Христиане, яко таковым первых триех десницы перстов сложением знаменующеся... сподобляются славити и прославляти, и проповедовати Таинство Пресвятой Троицы Отца, и Сына, и Святого Духа Единого Существом". Раскольническое сложение пальцев – первого с четвертым и пятым не может символизировать таинства Святой Троицы, ибо четвертый палец не изображает второго лица Святой Троицы, а пятый – третьего лица, так как первый палец в древности всегда изображал Отца, второй – Сына, а третий – Святого Духа[58]. Позволим себе присоединиться к существующей в среде историков Церкви точке зрения, что распространение на Руси троеперстия, во имя Святой Троицы, так же как и строительство Троицких храмов, связано со временем и с именем преподобного Сергия Радонежского.

Преподобный Паисий писал: "Раскольники... аще не покаются, и не обратятся к Церкви, во веки погибнут"[59].

Святитель Игнатий, как и старец Паисий, подчеркивал необходимость хранения верности Православной Церкви. Он полагал: "Если кто не повинуется Церкви, если кто отделился от Церкви, если кто раскольник: то, сколько бы он ни клал поклонов, сколько бы ни постился, сколько бы ни молился, ему не спастись... Раскольник и еретик чужды смирения, как чужд смирения диавол, а потому они чужды спасения, как чужд его диавол"[60]. В сочинении "Понятие о ереси и расколе" святитель писал: "Расколом называется нарушение полного единения со Святою Церковию, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах. Нарушение общения в догматах и таинствах – уже ересь", – поэтому "раскольники в России должны быть причислены вместе и еретиками"[61].

10. Святых роднит любовь к православному народу и отечеству

Исследователь писал о старце Паисии: "Проведя почти всю свою жизнь за пределами России, создав разнонациональное монашеское братство в Нямецком монастыре в Румынии, он оставался всегда верным сыном своей Родины. Любовь к Родине он сумел воспитать и в своих учениках"[62]. Этот факт отмечал и святитель Игнатий в сочинении "Жизнь схимонаха Феодора": "Паисий, желая оказать услугу и Российскому монашеству, приказал Феодору вторично переписать книгу [святого Исаака Сирина] с особенным тщанием на хорошей бумаге и отправил оную к Высокопреосвященнейшему Гавриилу, митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому, убеждая его, дабы повелел оную напечатать и разослать по монастырям Российским"[63].

Как наследие и завещание преподобного Паисия, любовь к России передавалась из поколения в поколение монашествующими Нямецкого монастыря. Уже через 50 лет после смерти преподобного, 9 января 1849 г., архимандрит Нямецкого и Секульского монастырей Неонил писал командиру 1-го батальона Минского пехотного полка, расположившегося в местечке Нямец: "Ныне... в приход русских войск, видим мы случай обнаружить благодарность нашу, и именем братии прошу, настоятельно прошу... распорядиться монастырским имуществом, как принадлежащим Царю Вашему... и в молитвах мы не забудем об имени Вашем за доставленный нам случай отплатить России малую часть долга любви и привязанности". 22 марта 1849 г. исполняющий обязанности военного министра князь Долгоруков доносил исполняющему должность обер-прокурора Святейшего Синода Карасевскому, что монастыри Нямец и Секул пожертвовали для русского войска "разного хлеба в зерне и муке... и сена... ценою в итоге на 2284 р. 42 к. серебром"[64].

Святитель Игнатий горячо любил православное отечество, он писал: "Всякому православному христианину свойственно желать всевозможных благ, во-первых, православному отечеству, во-вторых, единоплеменным и всем православным народам, наконец, всему человечеству"[65]. Известному военному и государственному деятелю Н.Н.Муравьеву-Карскому он советовал: "Развивайте в русских воинах живущую в них мысль, что они, принося жизнь свою в жертву Отечеству, приносят ее в жертву Богу и сопричисляются к святому сонму мучеников Христовых... Христианская вера порождает героев, сказал герой Суворов"[66].

Посылая адмиралу П.С.Нахимову икону святого Митрофания Воронежского, святитель писал: "Да снидет Святитель Митрофан с ликом прочих Святых земли Русской, всегда отличавшихся любовию к отечеству, да снидет к флотам иноплеменников, да свяжет и оцепенит машины, на которые они уповают, да потемнит их умы, да расслабит ноги и руки их, а Вам да дарует победу... Господи! Спаси Русского Царя и воинство его, и услышь всю Россию, молитвенно вопиющую Тебе о них и призывающую Твою страшную и непобедимую силу на нечестивых врагов своих"[67].

Письма свидетельствуют о постоянном внимании и сочувствии святителя Игнатия к жизни русского народа и государства. Не раз в его письмах встречаются такие слова: "Так я позволяю себе рассуждать от горячей любви моей к Отечеству"... "Сказанное мною сказано от искренней любви... к дорогому отечеству"[68]. В одном из архипастырских воззваний он восклицает: "Да покроет милость Божия православную Россию!"[69] Святитель Игнатий подчеркивал, что судьба России и русского народа неотделима от судьбы Православия: "Велик Российский Бог. Молить должно Великого Бога, чтоб Он сохранил духовно-нравственную силу нашего народа – православную веру"[70].

11. Заключение

Преподобный Паисий Величковский и святитель Игнатий Брянчанинов явились носителями и продолжателями древней святоотеческой богословско-аскетической традиции[71]. Посему представляется необходимым издание всех творений преподобного Паисия Величковского, а также весьма содержательной магистерской диссертации митрополита Леонида Полякова "Схиархимандрит Паисий Величковский и его литературная деятельность".

Приведем характеристику, данную преподобному Паисию митрополитом Леонидом Поляковым: "За его мягкостью, душевностью, за его смирением скрывалась горячая вера, моральная стойкость и непримиримость к врагам православия. Умение противостоять темным силам своей эпохи, пронести над всем мраком жизни своего времени святоотеческое учение о внутреннем делании, как основе христианского мироощущения, таков подвиг его жизни... Аскетические произведения старца Паисия, которым можно присвоить название Русского Добротолюбия, способствуют лучшему пониманию Восточного Добротолюбия; они указывают на возможность совершать духовное делание и в мирской жизни... они вводят интересующихся в понимание творений аскетов Востока – отцов христианского иночества и аскетизма... Старец живет Отеческим преданием и оно оживает в нем"[72].

Эти слова могут быть по справедливости отнесены и к святителю Игнатию Брянчанинову, последователю и соработнику преподобного Паисия Величковского и всех святых отцов Православной Церкви. Призывая к возрождению Церкви, святитель Игнатий писал: "Не будем вводить ничего нового! Последуем с точностию учению, преданному Святою Церковию, учению, преданному святыми Апостолами и святыми Отцами! Таков возглас, повторенный почти на всех Вселенских и поместных Соборах святыми Святителями и святыми отцами"[73].

Будучи единомысленны предшествующим святым отцам Православной Церкви, преподобный Паисий Величковский и святитель Игнатий Брянчанинов внесли неоценимый вклад в возрождение Церкви не приспособлением ее к духу времени, а возвращением к святоотеческим путям духовной жизни и стяжания Святого Духа.

Протоиерей Андрей Михайлов

_____________________________________________

[1] Доклад на VI Международной Богословской конференции Русской Православной Церкви «Жизнь во Христе: христианская нравственность, аскетическое предание Церкви и вызовы современной эпохи», ноябрь 2010 г.
Рассматривается именно "богословско-аскетическая традиция", так как правильная аскеза неотделима от правоверия.

[2] Высокое качество переводов было обусловлено также методом преподобного Паисия, который сверял текст по нескольким рукописям или книгам. К сожалению, по замечанию митрополита Леонида Полякова, метод старца Паисия не вошел в практику работы последующих переводчиков, о чем с сожалением свидетельствовал в 1905 году профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии А. Пономарев: "Несколько лет уже выходит при нашей Академии новый русский перевод творений Златоуста, но он по необходимости делается с изданий Миня, признаваемых во многом неисправными..., между тем как в Московской Синодальной Библиотеке имеется богатейшее собрание древних греческих списков Златоуста, которые могли бы, по местам, не только исправить, но и восполнить существующий печатный греческий текст западных латинских изданий..." ("Христианское чтение". СПб., 1905, июль, с. 93. См.: Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский и его литературная деятельность. Кн. 2. Диссертация на соискание ученой степени Магистра Богословия. Ленинградская Духовная Академия. Машинопись. Л., 1956, с. 422).

[3] Летопись скита во имя святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной пустыни. Т. 1. М., 2008, с. 272.

[4] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4. М., 2002, с. 547. В цитатах сохраняется отчасти правописание оригинала.

[5] Свящ. А. Михайлов. Старчество преподобного Паисия (Величковского) и его Оптинских последователей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия. Московская Духовная Академия. Машинопись. Сергиев Посад, 2002, с. 49-51.

[6] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения, поучения, письма. М., 2007, с. 85, 86.

[7] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия, епископа Ставропольского. Т. 1. М., 1996, с. 506, 519, 510.

[8] Там же, с. 495.

[9] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия, епископа Ставропольского. Т. 1. М., 1996, с. 519.

[10] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 88.

[11] Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского. М., 1847 (репринт: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001), с. 263.

[12] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 508, 509.

[13] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4. Аскетическая проповедь. СПб., 1886 (репринт: М., 1993), с. 11.

[14] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 102.

[15] Там же, с. 172.

[16] Там же, с. 490.

[17] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 85.

[18] Послание старцу Афанасию // Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 352.

[19] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 145-148.

[20] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 561.

[21] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 333.

[22] Там же, с. 507, 78.

[23] Послание старцу Афанасию // Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 357.

[24] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 529, 507.

[25] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 85.

[26] Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского..., с. 43-44.

[27] Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 357, 362.

[28] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 446, 447.

[29] Там же, с. 110-112, 495.

[30] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 463.

[31] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 495, 454.

[32] Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского..., с. 65, 66.

[33] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 284..

[34] Главы об умной молитве // Прп. Паисий Величковский. Автобиография, жизнеописание и избранные творения по рукописным источникам XVIII-XIX вв. М., 2004, с. 228, 203-236.

[35] Послание к иеросхимонаху Агафону начальнику Поляноворонской обители // Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 274-296.

[36] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 2 Аскетические опыты. СПб., 1886 (репринт: М., 1993), с. 298.

[37] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 154.

[38] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 2, с. 254, 279, 310.

[39] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 546, 547.

[40] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 2, с. 155.

[41] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 155.

[42] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 540.

В настоящее время делание молитвы Иисусовой практикуется в монастырях и кельях Афона, однако современные греческие монахи обычно творят Иисусову молитву c большой скоростью, что, по-видимому, не соответствует древней практике.

[43] Житие и писания молдавского старца Паисия Величковскаго..., с. 26.

[44] Общежительный устав старца Паисия // Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 3, с 246.

[45] Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 2, с. 396.

[46] Эта древняя традиция сохраняется до сего дня в афонских обителях.

[47] Письмо к старцу Феодосию // Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 3, с. 299-310.

[48] Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского..., с. 267.

[49] Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия... Т. 1, с. 219.

[50] Там же, с. 484.

[51] Там же, с. 439.

[52] Ко всечестному иерею отцу Иоанну, о унии краткое послание // Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 180-181, 185.

[53] Премалое сочинение о Знамении Честного и Животворящего Креста... // Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 116.

[54] ЦГИАЛ, фонд 796, 1803, опись 84, дело 407, л. 1. См.: Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 334.

[55] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 461.

[56] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 63.

[57] "Братское слово". М., 1883, № 8, с. 383.

[58] Прп. Паисий Величковский. Полемические произведения..., с. 111-112.

[59] Там же, с. 153.

[60] Сочинения Епископа Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 373.

[61] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 466.

[62] Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 122-123.

[63] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 436.

[64] ЦГИАЛ, фонд 967, год 1849, опись 19, дело 43350, л. 5. См.: Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 1, с. 123.

[65] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 5. М., 2008, с. 452.

[66] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 5. М., 2008, с. 439.

[67] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 8. М., 2007, с. 254-255.

[68] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 5, с. 445, 459.

[69] Архипастырские воззвания Епископа Игнатия Брянчанинова к Кавказскому духовенству по вопросу об освобождении крестьян от крепостной зависимости // Л. Соколов. Святитель Игнатий. Его жизнь, личность и морально-аскетические воззрения. Ч. 3. Приложения. Киев, 1915 (репринт: М., 2003), с. 40.

[70] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 4, с. 554.

[71] В настоящее время эта традиция сохраняется, в общих чертах, в монастырях святой горы Афон.

[72] Леонид (Поляков), иером. Схиархимандрит Паисий Величковский... Кн. 2, с. 472.

[73] Полное собрание творений святителя Игнатия Брянчанинова. Т. 3. М., 2002, с. 519.

 

 

Источник

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Как созидается единство братства: возможные препятствия и их преодоление
Доклад игумена афонского монастыря Симонопетра архимандрита Елисея на международной научной конференции «Русь — Святая Гора Афон: тысяча лет духовного и культурного единства» в рамках юбилейных торжес
Старец Силуан Афонский. О признаках благодати и прелести
В своем желании узнать от старца Силуана, есть ли несомненный признак, дающий возможность достоверно отличить истинный духовный путь от тех «призраков истины», которые лежат на отступлениях от этого п
Служение игумена как духовного отца в общежительном монастыре
Портал «Русский Афон» продолжает публиковать материалы международной монашеской конференции «Святоотеческое наследие в свете афонских традиций: духовное руководство», проходившей в Екатеринбурге 27-29
Уединение и одиночество монаха в общежительном монастыре
Портал «Русский Афон» продолжает публиковать материалы международной монашеской конференции «Святоотеческое наследие в свете афонских традиций: духовное руководство», проходившей в Екатеринбурге 27-29
Русские поклонники Василий Барский и Кир Бронников на Афоне
Портал «Русский Афон» продолжает публиковать материалы международной монашеской конференции «Святоотеческое наследие в свете афонских традиций: духовное руководство», проходившей в Екатеринбурге 27-29
Образ и облик святогорского монаха в современном сложном мире
Портал «Русский Афон» продолжает публиковать материалы международной монашеской конференции «Святоотеческое наследие в свете афонских традиций: духовное руководство», проходившей в Екатеринбурге 27-29
Практика откровения помыслов в монастыре: общие принципы
Международная монашеская конференция «Святоотеческое наследие в свете афонских традиций: духовное руководство. К 1000-летию пребывания русских на Афоне» прошла с 27 по 29 мая в Екатеринбурге, — переда
Святогорский антипросоп о. Кирион: «Пост дает возможность реализовать наивысшее право и свободу: право на святость и свободу от греха»
Что такое пост, в чем его смысл и для чего он нужен? Что такое дух, каким образом пост дает свободу нашему духу, и свободу от чего? Что такое духовная жизнь? Почему мы часто не слышим потребностей сво
Опыт откровения помыслов в монашеской традиции Афона
Предлагаем читателям портала «Русский Афон» текст доклада игумена афонского монастыря Ксенофонт архимандрита Алексия (Мадзириса), посвященный вопросам откровения помыслов на опыте Святой Горы Афон. До
Афонский аскетизм как антропологический идеал и норма
В современном обыденном и научном языке нормой часто считают нечто наиболее распространенное, среднестатистическое. Говорят: «Этот человек – как большинство, он - нормальный». Если ближе к обсуждаемой
Последние обновления
Архив сайта
<<<Июнь 2014>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
91011121314
16171819202122
23242526272829
30      
Видеогалерея

 

 

на верх