Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Иверское подворье в Москве в контексте греко-грузинских и греко-русских отношений на Афоне

Иверон Иверский монастырь на АфонеС начала XIX века Русское монашеское присутствие на Афоне представлялось, помимо русских монахов, монахами-грузинами, поскольку с 1801 года Грузия стала частью Российской империи, а Грузинская Церковь, утратив автокефалию, стала Экзархатом Русской Православной Церкви. В то же время к началу XIX века русские и грузинские монахи на Афоне были фактически лишены прав на свои вековые отчины – Русский монастырь (Русик) и Иверский монастырь (Иверон), господствующее положение в которых заняли греки.

С 20-х гг. XIX века древняя грузинская обитель Иверон стала заселяться, главным образом, выходцами из новообразовавшегося Греческого государства, которые отличались крайней политизированностью и националистической настроенностью. Эта группа монахов резко контрастировала с другими представителями греческого монашества на Афоне. Отличие было настолько разительным, что на Афоне сформировалась особая терминология для обозначения этой группы монахов – "эллино-греки" или "эллины", то есть греки Элладского подданства.

Главным отличием греков элладского подданства от греков турецкого подданства состояла в том, что первые идентифицировали себя как потомки древней Эллады, а последние – православной многонациональной Византии. Эллино-греки являлись носителями идеи "Великая Греция только для греков".

Греки турецкого подданства терпимо относились к представителям других национальностей, к православным же народом испытывали особые братские отношения. Никогда, до образования Эллады XIX в., на Афоне не было национального вопроса. Со временем интересы греческого королевства на Афоне стали представлять кроме Иверона еще и Великая Лавра, Ватопед и Пантократор. Будучи политически активными и в большинстве своем образованными, эллино-греки в скором времени добились преимущества в управлении Святой Горой в Протате. Именно "эллино-греки" впервые принесли на Святую Гору чуждый ей национальный вопрос, стремясь превратить Афон в достояние только одной греческой нации. Предпринимались попытки усилить самоуправление Протата, ограничить власть Константинопольского Патриарха или даже совсем переподчинить Афон Афинской архиепископии. Эти стремления усиливались, а скорее всего вдохновлялись английской дипломатией, которая приобрела доминирующую роль в определении политики Греческого государства с 1860-х г., когда на Греческий престол был избран ставленник Великобритании.

Иверон - древний Иверский монастырь на Афоне

Посещение с этого времени Иверона и Ватопеда английскими дипломатами стало обычным явлением. Печальные события, вошедшие в историю под наименованиями "греко-русский процесс (или Пантелеимоновский процесс), "греко-грузинский процесс", "дело Ильинского скита" и процесс между Ватопедом и Андреевским скитом на самом деле являются не разрозненными эпизодами истории, а событиями одной цепи, вызванной вмешательством геополитических интересов в самобытную жизнь Святой Горы. Новосозданное греческое королевство, а за ее спиной английская дипломатия, стремились лишить Афон статуса многонационального монашеского государства, являющегося основой духовного единения народов с православной идентификацией.

Иверон - древний Иверский монастырь на Афоне

Иверон - древний Иверский монастырь на Афоне

Иверон - древний Иверский монастырь на Афоне

Русские иноки, возвратившись во второй половине 30-х годов в Пантелеимонов монастырь, восстановили свое значение в обители. В 1873 году Константинопольской патриархией были восстановлены и юридические права русских на свой монастырь, плоть до игуменства. В этот же период из пределов Российской империи начинается массовое возвращение грузин на Афон, что вызвало беспокойство среди "эллино-греков" относительно будущего Иверского монастыря. Заняв монастырь и доведя свое количество до численного превосходства над греками, грузины могли бы добиться со временем восстановления своих исторических прав на обитель, как это сделали русские в Пантелеимоновом монастыре. Тем более, что в судьбе грузинских монахов, прибывших на Афон, живейшее участие приняли старцы Русской Пантелеимоновой обители. В представлении "эллино-греков" (и их английских покровителей), в том случае, если бы грузины вернули себе Иверон, Россия получила бы две опорные точки на Афоне, два голоса в Администрации Святой Горы – Протате, для выражения своих интересов.

Возрождение грузинского монашества на Афоне связано с именем грузинского дворянина Вахтанга Барклая. Герой кавказской войны, воевавший в рядах русских войск и получивший за свои подвиги знак отличия Военного ордена, он пожелал принять иноческий сан и поселиться на Афоне.

Афонский старец Венедикт (Барклая)

Загоревшись идеей возрождения грузинского монашества на Святой Горе, Барклая по совету старца Иеронима (Соломенцова), духовника Русского Пантелеимонова монастыря, возвратился на родину, принял постриг с именем Венедикт и, заручившись сопроводительными грамотами 3-х грузинских архиереев, собрал 35 тыс. рублей для покупки заброшенной иверской келлии ап. Иоанна Богослова. В 1869 г. он вернулся на Афон с 12 соотечественниками и посредством щедрых даров добился выкупа келлии за 3 тыс. рублей (45 тыс. гроссов) на 3 лица и начал интенсивное строительство, что сразу осложнило отношения с братией Иверского монастыря ввиду сооружения большого храма с куполом, не соответствовавшего статусу келлии. Грузинами было воздвигнуто 3-х этажное здание с 50 комнатами (1871-1875). Кириархальный монастырь не только отверг предложения келлии (братия которой увеличилась до 40 чел.) получить статус скита (1882), но и всячески препятствовал строительству и требовал выдворения грузинских монахов, кроме вписанных в омологию (договор об аренде монастырем к.-л. келлии, в который вписываются лица, заключающие договор и после смерти которых келлия переходит во владения монастыря). Изгнание грузин удалось предотвратить лишь из-за угроз российского правительства подвергнуть секвестру владения Иверского монастыря на территории Российской империи.

Грузинская келлия Иоанна Богослова на Афоне. Нач. ХХ века

Греки не только перестали допускать грузин к богослужению в Параклисе (храм, в котором находится Иверская икона), но даже и приложиться к высокочтимой ими святыни. Кроме того паломникам-грузинам воспрещён был доступ в монастырь и они лишились приюта и содержания. На заседании Синаксиса греки постановили, чтобы на будущие времена ни грузин, ни русских в число братии монастыря более не принимать. Тогда же было принято поразительное, в юридическом отношении, решение: «впредь за грузинами на владение монастырём никаких прав не признавать».

В борьбе за сохранение «Иверона» активизировались и грузинское духовенство, и общественность всей Грузии.

Вопреки опасениям греков, грузины не предъявили никаких претензий на Иверский монастырь. Тем не менее, греки решились, во чтобы то ни стало, удалить с Афонской Горы законных владельцев Иверского монастыря. Они не брезговали, для приведения в исполнение своего желания, никакими средствами. Все тайные и явные пружины были пущены в ход и грузины терпеливо переносили тяжелое иго, не дававшее им никогда желанного покоя. Греки испортили дороги, грузины ездили далеко в объезд, чтобы только исполнить взятое ими на себя обязательство; греки отвели воду — грузины шли в соседние кельи занимать кувшин воды; греки вырвали с корнем виноградники и масличные деревья—грузины питались одним хлебом и водою; наконец, когда окончена была постройка зданий на месте древней келлии св. Иоанна Богослова, греки заявили о. Венедикту, что он не имеет права держать более 3 или 4 человек грузинских монахов (а также – ни одного русского (!). Греки не разрешали более никого вписывать в омологию, где были указаны 3 насельника, дабы по их смерти келлия по Афонским правилам снова перешла Иверскому монастырю.

Монахи грузинской келлии Иоанна Богослова на Афоне. Нач. ХХ века

О. Венедикт решился твердо отстаивать интересы грузинских иноков и энергично возобновил свой протест против насилий греков, возбужденный им еще в 1866 году, перед императорским посольством при Оттоманском дворе. Грузинская братия именовала келлию Новоиверской обителью и назначила иером. Венедикта ее игуменом.

Грузинская келлия Иоанна Богослова на Афоне. Нач. ХХ века

Российские дипломатические службы неоднократно оказывали поддержку грузинским монахам, первоначально с помощью увещаний, а впоследствии – и с помощью принуждения. Император Александр III пожертвовал грузинской келлии 15 тыс. рублей из собственных средств и велел отпускать ежегодно по 3 тыс. рублей до окончания спора с греками (Натроев. 1909. С. 371).

Грузинская келлия Иоанна Богослова на Афоне. Нач. ХХ века

Посол Новиков писал Н. К. Гирсу: "... Неоднократные и постоянно безуспешные старания императорского посольства склонить Иверских эпитропов принять во внимание справедливые жалобы грузинской братии убедили меня в том, что этим путем невозможно будет привести дело к желаемому исходу, т. е. изменить существующий ныне порядок вещей введением в монастырь киновиального общежития, с признанием права за грузинами и русскими вступать в число братии Ивера, наравне с греками и с теми же преимуществами.

Единственное, по моему мнению, средство дать этому делу благоприятный исход или оборот было бы материальное давление на эпитропов, которые, располагая всеми суммами, поступающими в монастырь, держат остальную братию в полном порабощении, распоряжаясь всем самовольно и безотчетно. Так как значительную часть своих доходов Иверский монастырь получает от России, то полагать можно, что задержание, хотя и на короткое время, проходящих через наши руки сумм, было бы действительным средством для побуждения старцев удовлетворить нашим требованиям".

В числе принудительных к примирению мер рассматривался секвестр на доходы, получаемые греками из России (Бессарабии, на Кавказе и в Москве), а также и изменение статуса Никольского монастыря в Москве (т. н. Иверское подворье).

Аргументируя помощь России грузинским монахам, Посол Российской империи в Константинополе Новиков говорил Константинопольскому патриарху:

"Иверский монастырь, основанный царями Грузии, составлял государственную собственность Грузии и что, с присоединением этой страны к России, права на оный перешли к Императорам Всероссийским, что впрочем права уже эти были упрочены за грузинами грамотами Византийских императоров и что так как турецкое правительство не коснулось преимуществ афонских монастырей, то прежнее правовое положение сохранилось во всей своей силе: лишенные фактически своих прав, вследствие преобладания греческого элемента, грузины не потеряли оных юридически".

Посланник при Константинопольском дворе, г. Нелидов, в отличие от своего предшественника Лобанова-Ростовского, "открестившегося" от грузинских монахов, принял большое участие в деле грузин-иноков и не только приостановил выдачу следуемых Иверскому монастырю сумм, но и даже деятельно старался о разрешении многолетнего спора. Особенного внимания заслуживает его послание, по настоящему вопросу к И. О. Зиновьеву от 13-го февраля 1884 г. (№ 88). В этом отношении посол говорит, между прочим, следующее:

«В настоящее время вопрос принял особенно острый характер и, не имея законных средств к его разрешению, я вижу возможность помочь грузинам только в попытке урезонить иверцев угрозою, что в случае изгнания грузин и их представителей, будут изгнаны из Никольского монастыря греки».

Никольской монастырь в Москве (Иверское подворье). Нач. ХХ века

Когда распря между греками и грузинами дошла до крайних пределов, российский посланник в Константинополе, г. Нелидов, отношением от 11-го февраля 1884 г. за № 82, рекомендовал русскому генеральному консулу в Македонии (Солунь), г. Якобсону, лично побывать на Афоне и уговорить греков прекратить насилия над грузинами. Посол в своем отношении к консулу говорит:

«Быть может проникнувшись доводами логики и благоразумия, эпитропы Иверского монастыря остановятся перед окончательным разрывом с нашим правительством и не решатся взять на себя ответственность перед православным миром и потомством, нарушив вековую связь с Россиею,— лишить монастырь, из-за исполнения какой-то страстной минутной народной мести, своего представительства в Москве и всех имений в России, о чем я неизбежно и настоятельно буду ходатайствовать, если из келии св. Иоанна Богослова будут изгнаны живущие там грузины».

Генеральный консул в Солуни г. Якобсон, горячо сочувствующий настоящему делу, отправился лично на Афон. Насколько была удачна его миссия, можно видеть из следующего его донесения г. Нелидову от 1-го марта 1884 г. за № 47:

«Поездка моя на Афон вследствие предписания Б. II., от 11 прошлого февраля за №82, не увенчалась успехом.

Прибывши на Афон, я на другой день отправился в Иверский монастырь, в сопровождении иеремонаха Пантелеймона монастыря Илиодора, говорящего весьма хорошо на греческом языке. Объявив эпитропам, что я приехал к ним по Вашему поручению, и что желаю говорить с ними по делу грузинской братии, они сочли необходимым, для выслушивания меня, созвать совет, состоящий из 12 старцев. Я объяснил им цель своего приезда, а именно желание нашего правительства, чтобы они не тревожили грузин, живущих в келии Св. Иоанна Богослова, в том числе, как они ныне находятся. На это мое предложение поднялся целый вопль негодований и упреков против отца Венедикта, выказывавшегося всегда врагам монастыря, ведущегося в отношении сего последнего не с тем почтением, как надлежит старцу келии и не соблюдавшего никогда правил Св. Горы, в отношениях своих к монастырю, коему келия принадлежит. На это я выразил, что целая братия не может быть ответственною за отца Венедикта, которому, впрочем, может быть всегда внушено соблюдать правильное и почтительное положение к монастырю. Тем не менее они ответили мне, что не могут решительно согласиться оставить на келии более трех монахов, как значится в омологии и при них от двух до четырех послушников.

Видя их упорство, не уступающее всем моим доводам, я заявил тогда, что они своим отказом могут нарушить вековую связь с Россией, которая оказывала всегда благодеяния, как им, так и всему православному миру, без различия национальностей и наконец, что они, из-за удовлетворения своей мести к отцу Венедикту, лишаются своих имений в России и представительства в Москве.

Наше правительство, прибавил я, будет всегда покровительствовать грузинам, как соотечественникам и потому не оставит ненаказанным беспощадное изгнание грузинских иноков. Иверские эпитропы, в полной ярости ответили мне, что они скорее согласны потерять все, что имеют в России, чем уклонятся от правил Св. Горы, затем два самых горячих из них, вставши с своих мест и объявив, что не имеют более ничего ни сказать, ни слушать откланялись и вышли из комнаты. С своей стороны, видя в этом конец всяких переговоров, я отправился из Иверского монастыря.

Непоколебимое упорство Иверских монахов имеет, насколько мне кажется, следующее начало. Они не верят мне и некоторые из них не раз повторяли, что не думают, чтобы Русское правительство решилось отнять имущество монастыря в России, я даже думаю, что они в состоянии предполагать, что я приехал к ним не по поручению Вашему, а сам от себя, дабы уладить дело грузин, от которых получил взятку и что мои угрозы не серьезны.

Ваше П—во изволили сами выразить намерение настоятельно ходатайствовать об отнятии у Ивера имений на Кавказе и недвижимости в Москве, а потому было бы даже необходимо привести Ваше намерение в исполнение. Этим должно оправдаться перед иверцами, сказанное им мною, посланному по Вашему поручению, как первое о том заявление наше: министерство должно бы отправить представителям Ивера в Москве предписание сдать счеты кому будет поручено и приготовиться к выезду из Москвы.

Подобное решительное и энергичное действие повлияло бы на Иверских эпитропов серьезно и могло бы дать хорошее направление делу нас интересующему. Если же оставить оное без других последствий, ограничивая наши действия лишь непрочным и временным удержанием, через турецкое начальство, грузинских иноков в своей келии, то наше влияние на Афоне у греческих монастырей, а в особенности значение генерального консульства пострадает не на мало» (Калиновский А. Где правда? История Афонского Иверского Монастыря. СПб. 1885.).

Угроза секвестра оказала положительное действие – грузины не были изгнаны из келлии Иоанна Богослова. Однако со временем проблема вновь обострилась.

В 1873 г. имения Иверского монастыря в Бессарабии и на Кавказе были переданы в ведение Министерства гос. имуществ с уплатой определенной суммы из получаемых доходов. Однако политика в отношении этих имений была также непоследовательной. В 1881 г. был издан указ об обратной передаче имений под управление представителей греческих монастырей на Кавказе (Натроев. 1909. С. 348-350), но при этом был поставлен вопрос о выделении части доходов в пользу грузинской келлии ап. Иоанна Богослова. Однако, когда греки захотели вступить в управление кавказскими имениями, не входя в соглашение по этому поводу с грузинами, о. Венедикт послал министру иностранных дель г. Гирсу телеграмму следующего содержания:

«Так как общего согласия не последовало со стороны афонских портаитских монастырей грузинского и греческого, на выбор общего уполномоченного для приёма кавказских монастырских имений из казенного управления, то покорнейше прошу Ваше Вы—во теперь же сообщить кавказскому начальству приостановить происходящую передачу имений архимандриту Герасиму, который не есть представитель всей общины монастырей, а только части оной. О несогласиях известно российскому солонскому консулу. Представитель грузинского братства афонских Иверских монастырей (Венедикт. 1882 г. июня 6 дня. Г. Тифлис).

Передача была немедленно приостановлена, но к сожалению, через несколько месяцев имущества были переданы грекам, для временного управления, вопреки Высочайше утвержденному 3-го июля 1881 г. положению комитета министров. (Калиновский А. Где правда? История Афонского Иверского Монастыря. СПб. 1885.).

Современное состояние грузинской обители Иоанна Богослова на Афоне. Нач. ХХI века

Притеснение грузинских монахов греками Иверского монастыря продолжалось в течение 50 лет, до Первой мировой войны. Лишь когда Афон занял русско-французский отряд (4 янв. - 30 июня 1916), тогда были сделаны максимальные уступки: Иверский монастырь дал разрешение на освящение храма келлии (это разрешение ожидалось в течение 30 лет), на рукоположение грузинских иноков во священнический сан, на проведение воды и на ежегодное получение определенного количества дров (Павловский. 2004. С. 611). Судя по тому, как быстро российское военное присутствие на Афоне решило проблему между Иверским монастырем и грузинской келлией Иоанна Богослова, можно предположить, что главной причиной долгой затяжки решения этой же проблемы в предыдущем столетии является нерешительность и непоследовательность Российских властей в вопросе изменения статуса Никольского монастыря, а также упомянутых имений в Бессарабии и на Кавказе: греков то отстраняли от управления подворьем и имениями, то вновь допускали с некоторыми оговорками.

С установлением советской власти в 20-х гг. XX в. Никольский греческий монастырь в Москве был закрыт, а в 1935 г. были взорваны здания и храм. Сейчас на месте Никольского собора находится пустырь. Корпуса бывших келий уцелели – в них расположились различные мастерские, магазины, учреждения. Сохранившаяся часовня перешла к историко-архивному институту. В 2007 году в РПЦ было принято решение о возрождении Никольского монастыря.

Уцелевшие строения бывшего Никольского монастыря в Москве (Иверского подворья)

Уцелевшие строения бывшего Никольского монастыря в Москве (Иверского подворья)

В 2016 году претензии на уцелевшие строения Никольского монастыря предъявил Афонский Кинот в связи с обсуждением возможности проведения праздничных мероприятий по случаю юбилея 1000-летия Русского монашества на Святой Горе. Возвращение бывшего Иверского подворья было заявлено представителями Кинота, как главное условие возможности проведения общеафонских торжеств. В связи с постановкой самого этого вопроса следует заметить, что его обсуждение было бы уместным только в том случае, если бы греки, со своей стороны, согласились возвратить русским инокам построенные ими Андреевский и Ильинский скиты.

Ираклий Захаридис,
Греция

Дополнительно см.:

Празднование юбилея Русского Афона: разногласия или путь к взаимопониманию? 

 

Иверский монастырь и грузинская письменность

 

Подвижник Русика прп. Иларион Грузин (Канчавели) Афонский. Краткое жизнеописание

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Братство русских обителей Афона в кон. XIX – нач. XX веков
Стремительный расцвет русского монашества на Святой Горе Афон во второй половине XIX – начале XX веков привел не только к возрождению Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, но и образованию других р
История афонского Свято-Андреевского подворья в Одессе
До Первой мировой войны Одесса была морскими воротами для паломничества в Палестину и Афон, куда устремлялись тысячи русских поклонников. Для их размещения три русских обители на Афоне — Пантелеймонов
Русские монастыри на Афоне и в Святой земле в свете новых и малоизвестных источников
Предлагаем читателям портала «Русский Афон» статью известного историка-византиниста, вице-президента Российского национального комитета византинистов, заведующего кафедрой византийской и новогреческой
Русский Афон в записках архимандрита Антонина (Капустина)
Доклад кандидата богословия, доцента, преподавателя Санкт-Петербургской Духовной академии архимандрита Августина (Никитина) на международной научной конференции «Русь — Святая Гора Афон: тысяча лет ду
Русские старцы-отшельники на афонских Карулях
Карули (или Карулья) – одно из самых аскетических и опасных мест на Святой Горе Афон из-за своей труднодоступности. Находятся они на южной скалистой оконечности Афонского полуострова, на крутых и пуст
Святитель Киприан Киевский: афонский подвижник-исихаст и митрополит всея Руси. День памяти — 29 сентября
Святитель Божий Киприан (Цамблак), мощи которого почивают под спудом в московском Успенском соборе, был рукоположен патриархом Константинопольским Филофеем (1353-1354 и 1364-1376) в митрополита Киевск
Святая Гора Афон как ковчег русской православной традиции
Доклад доктора филологии, доктора богословия, профессора Македонского университета (Салоники, Греция) Константиноса Нихоритиса на международной научной конференции «Русь — Святая гора Афон: тысяча лет
Древнейшая русская Свято-Успенская обитель «Ксилургу» на Афоне и ее значение для Руси
15/28 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы, в русской Свято-Успенской Богородичной обители «Ксилургу» на Афоне отмечается престольный праздник.
Преподобный Антоний Печерский и древнерусский Афон. Об афонских корнях русского монашества
10/23 июля Православная Церковь совершает память преподобного Антония Печерского, основателя Киево-Печерской обители. Этот подвижник занимает особое место в сонме древнерусских святых и издревле почит
Преподобный Иоанн Вишенский Святогорец и его подвиг стояния за чистоту Православия
Жизнь и деятельность св. преподобного афонского старца Иоанна Вишенского (1550-е – 1620-е гг.) совпали с трагическими событиями гонений на православие в Речи Посполитой, в связи с чем его усилия и пос
Последние обновления
Архив сайта
<<<Май 2016>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
234568
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Видеогалерея

 

 

на верх