afonit.info

Русь и Афон. Наследие святой горы

Православный портал о монашеском наследии Афона

Старец Иоанн Вишенский и древнерусский монастырь на Афоне. День памяти - 29 июля

Pescheri8Афонский старец Иоанн Вишенский (1550-е - 1620-е гг.) является одним из ярких представителей православного движения в Украине XVII в., занимающим важное место в истории украинской духовной культуры1.

Он был одним из тех немногих церковных авторов, чьими про­изведениями зачитывалась даже нецерковная интеллигенция конца ХIХ - начала XX в. Позже произведениям Вишенского успешно уда­лось выдержать и даже пережить жесткую цензуру коммунистическо­атеистической пропаганды.

Иван Франко считал произведения старца Иоанна вершиной укра­инской полемической литературы конца XVI - начала XVII в., по­святив их изучению отдельную монографию и серию статей. «Немно­го у нас в старину было людей, которые посмели бы и сумели так близко прикоснуться к насущным духовным потребностям нашего народа и выявлять те нужды его бытия таким горячим и ярким словом»2, - объяснял свой интерес к творчеству афонского отшельника писатель.

Высоко ценил произведения Иоанна Вишенского Пантелеимон Кулиш, называя его «афонским апостолом Руси»3. Исследуя духовное наследие старца, писатель сумел наиболее точно подметить роль и значение «блаженного Иоанна»: «он давал сбившимся с дороги направление; он ободрял, он пророчествовал, и так действительно ста­лось, как он пророчествовал среди бури»4.

Валерий Шевчук так писал об афонском старце в советское время: «жизнь не забыла Вишенского, воскресив в памяти человеческой эту неординарную личность, перенимая из его произведений все доброе и светлое, что человека облагораживает и возносит. Она сплетает далекому ... страннику, будившему общественное сознание на грани XVI - XVII в., надлежащий венец»5.

Духовное наследие старца Иоанна Вишенского, несмотря на то что его произведения широко известны благодаря особому вниманию со стороны светских писателей и исследователей XIX-XX вв., по сей день остается мало понятым с духовной точки зрения. Недостаточно остается изученной и его биография. Особенно мало известно о на­чальном периоде жизни писателя-полемиста на Афоне. До сих пор не предпринимались попытки реконструировать маршруты странствий и определить локализацию его пребывания на Святой Горе.

К сожалению, Иоанн Вишенский не оставил воспоминаний об об­стоятельствах своего ухода на Афон. Неизвестна и точная дата этого события. Однако отчасти эти моменты можно реконструировать, опи­раясь на другие, косвенные свидетельства и источники. В частности, учитывая, что Вишенский состоял в близкой дружбе с прп. Иовом (Княгиницким), можно предположить, что в путешествие на Святую Гору они отправились вместе. А если так, то важным источником, приоткрывающим затерянные страницы биографии Иоанна Вишенского, может служить Житие прп. Иова (Княгиницкого), написанное его учеником иеромонахом Игнатием из Любарова6.

В этом сочинении о. Иоанн Вишенский назван близким другом прп. Иова7. Аналогично и Иоанн в своем послании к Иову Княгиницкому называет его «возлюбленным братом»8. Они были сверстника­ми, знакомыми еще по службе у князя Острожского. По его поруче­нию, по-видимому, они и отправились вместе на Афон. Во всяком случае, период их ухода на Афон совпадает по времени. А посколь­ку в ту пору такие дальние странствия были не безопасны и сопряже­ны со всевозможными трудностями, то они не совершались в одиноч­ку, а практически всегда - в сопровождении близких и духовно еди­номышленных друзей. Поэтому логично, и всего вероятнее, что прп. Иов (Княгиницкий) отправился на Афон в сопровождении имен­но Иоанна Вишенского как самого близкого своего друга.

Учитывая эти обстоятельства, на основе Жития прп. Иова мы вполне можем восполнить недостающую важную деталь странствия будущего старца Иоанна на Афон. В частности, из Жития извест­но, что на Святую Гору Иов Княгиницкий отбыл по поручению князя Василия-Константина Острожского вместе со святогорским иеромо­нахом Варлаамом для передачи пожертвований в ответ на «святых отец писание»9. На Афоне Княгиницкий как княжий слуга был принят с честью и посетил многие монастыри, скиты и пустыни, где подвиза­лись старцы, «яко ангелы безвещественны»10. Впечатленный увиден­ным («видеше бо яко вторый рай» и «второе небо»), он окончательно осознал суетность светской жизни и возжелал остаться на Святой Горе, однако вынужден был возвратиться домой, дабы выполнить поручение князя и передать ему ответ святогорских старцев11.

Покидая Афон, он дал обет одному из старцев возвратиться на Святую Гору и стать здесь монахом. Поэтому по возвращении он ис­просил у князя Острожского прощение и попросил отпустить его, что тот и исполнил, поблагодарив за службу и щедро одарив своего быв­шего слугу. Получив разрешение князя, Княгиницкий вновь отпра­вился в путь «с некоими еже в Святую Гору, възвращая по обещанию»12.

Стоит обратить внимание, что в житии прп. Иова уточняется, что на Афон он возвратился не сам, а «с некоими»13. Вероятнее всего, од­ним из этих «некоих» и был Иоанн Вишенский.

Ученик прп. Иова Княгиницкого сообщает, что на Афоне он «пребы же тамо во послушании и общем житии 12 лет неотходно»14. А поскольку в Украину он возвратился около 1601-1603 гг., то можно определить, что ушли оба подвижника на Афон около 1589-1593 гг. Тот факт, что на момент Брестской унии 1596 г. Иоанн Вишенский давно уже был на Святой Горе, подтверждает и он сам, сообщая в одном из своих посланий за 1597 г.: «Сам на той час у ваших краях несьм был»15.

Судя по всему, отцы Иоанн Вишенский и Иов Княгиницкий стран­ствие на Афон совершали через Молдовлахию, Болгарию и Македо­нию. Еще Иван Франко обратил внимание на то, что из писания Вишенского, известного под названием «Новина, или Весть о обретении тела Варлаама, архиепископа Охридскаго...», видно, что он бывал в Охриде и хорошо знал этот древний южнославянский центр на Балканах16.

Относительно начального периода пребывания на Афоне в Житии прп. Иова сообщается, что на первых порах он не поселялся в каком-то конкретном монастыре, но скитался по разным обителям Афона: «обходи с радостию вся святыя обители, посещая и молитствуя, таж и в келиях старца и скитники, и в пещерах сущи, всем ревнуя и о мо­литву прося. И по сем вдает себе в послушание некоему старцу скитствующу иеромонаху Исидору»17.

Это сообщение о прп. Иове совпадает со свидетельствами старца Иоанна Вишенского, из посланий которого мы узнаем, что на Святой Горе он какое-то время «от келия до келия и от монастыря до монас­тыря скитати»18. Самого же себя он именует: «инок русин во святей Афонстей горе странствуяй»19 или «странник реченный Вышенский"20.

На основе этих свидетельств двух сподвижников можно сделать вывод, что поначалу они вместе скитались по Афону «от монасты­ря до монастыря», пока каждый из них не обрел своего духовного наставника. Аналогичный путь со временем повторил на Афоне и прп. Паисий Величковский, долго скитавшийся по отшельническим келлиям, скитам и монастырям Святой Горы в поисках старца, кото­рому мог бы вручить свою душу и от которого научился бы тайнам мистического опыта непрестанного молитвенного делания.

Однако в дальнейшем, судя по всему, духовные пути двух товари­щей несколько разошлись. И если прп. Иов выбрал жительство при келлии крупного греческого Ватопедского монастыря, то Иоанн Вишенский отдавал предпочтение уединенному скитскому жительству. Позже, после 1605 г., они вновь сойдутся на короткое время уже в Украине, однако затем, посоветовавшись, «жесточайшаго безмолвнаго жития желающе», вновь разойдутся по непроходимым лесным зарослям Карпатских гор в поисках пустынных мест для уединенного отшельнического молитвенного подвига21.

К сожалению, в посланиях старца Иоанна не сообщается, при ка­ких из афонских монастырей он подвизался в келлиях и скитах в первый период своего пребывания на Афоне (а это не менее 12 лет). В то же время, по святогорскому уставу, даже подвизаясь в отшельни­ческих келлиях или исихастериях, он должен был относиться к како­му-то из монастырей, между которыми поделена вся территория Афо­на (и где каждая из келлий, калив, исихастериев и пещер, как и скиты, относится к тому или иному кириархальному монастырю).

Судя по косвенным намекам в посланиях, Иоанн Вишенский отда­вал предпочтение именно славянским обителям на Афоне - древнерусскому Русику, болгарскому Зографу, сербским Хиландарю и Пав­ловскому монастырю, на тот момент населявшемуся сербами.

Позже в некоторых из своих посланий старец Иоанн называет себя «скитствуяй в Святой горҍ»22, что дает основание полагать, что ка­кое-то время он подвизался при одном из святогорских скитов.

Странствуя по скитам и монастырям Афона он, несомненно, бывал в Русике - старинном древнерусском монастыре св. Пантелеимона, как и действовавшем при нем ските Ксилургу - древнейшей русской святогорской обители, основанной еще во времена св. равноап. Вели­кого Князя Владимира Киевского вскоре после Крещения Руси. По сведениям монастыря, в период пребывания подвижника на Афоне, в Русике подвизалось несколько монахов с именем Иоанн23. Не исклю­чено, что один из них и был Вишенский.

Этот древнерусский монастырь издревле являлся центром русско­го святогорского монашества и духовного просвещения на Афоне.

KsilurguNovShumilo7

В святогорском Акте за 1016 г. обитель Ксилургу (греч. - плотник или древодел) значится как «монастырь Роса», а подпись ее игумена Герасима стоит тринадцатой среди двадцати одной подпи­си всех настоятелей действовавших на тот момент афонских монастырей24. На сегодняшний день это первое известное письменное упо­минание о древнерусской обители Успения Богородицы «Ксилургу» на Афоне. По преданию, именно здесь подвизался родоначальник древнерусского монашества прп. Антоний Печерский25. Из докумен­тов, хранящихся в архиве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, известно, что к 1030 г. Ксилургу имел статус Игуменария (акт 1)26, а в указе византийского императора Константина IX Мономаха от 1048 г. именуется Царской Лаврой (акт 3)27. В подражание этой «материнской» обители, по всей видимости, прп. Антонием и был основан на Киевских горах Печерский монастырь, также назван­ный в честь Успения Божией Матери28.

Именно древнерусский святогорский монастырь был тем духовно­историческим связующим звеном, тесно соединившим новопросве­щенную Киевскую Русь и Святую Гору Афон. Из него преподобным Антонием Печерским впервые было перенесено и утверждено на Ру­си православное монашество. Помимо святого Антония, обитель Ксилургу дала Руси и других подвижников и просветителей.

К XII веку обитель настолько часто пополнялась новыми насель­никами из Руси, что, не вмещаясь уже в первоначальном монастыре, стала приобретать обедневшие и запустевшие келлии и малые обите­ли в округе29. В 1169 г. при игумене Лаврентии обитель с разрешения Священного Кинота переехала на новое, более удобное место, в нахо­дящийся неподалеку древний монастырь «Фессалоникийца» во имя святого целителя Пантелеимона (ныне известный как «Старый Русик», или «Нагорный Русик»), который к тому времени оказался бро­шенным греческими монахами30.

Starij Rusik3

На этом месте братство Русика про­существовало около 700 лет. Что же касается прежнего места нахож­дения обители - Ксилургу, то оно не осталось заброшенным. Монас­тырь был преобразован в скит, который остался в ведении Русика31.

С переселением на новое место русское иноческое братство про­должало выполнять свою традиционную функцию распространения святогорского монашеского наследия. Так, в 1180 г. именно в Русике принимает постриг сербский царевич Растко, будущий святитель Савва - основатель автокефальной Сербской Православной Церкви32. Су­дя по всему, в то время Русик имел исключительно важное значение не только в деле православного просвещения Руси, но также Сербии и всего славянства.

В ХV-ХVI вв. в Русике, помимо русских иноков, подвизались так­же болгары и сербы. Иногда, при отсутствии пополнения братства из Руси, их количество в обители превышало русских; из их числа изби­рались даже игумены, однако монастырь по-прежнему традиционно продолжал считаться русским33.

Свое значение духовного центра русского святогорского монаше­ства Русик, как и подведомственный ему древнерусский скит Ксилургу, не утратил и в XVI веке, хотя и пережили они оба трагические периоды упадка и разорения. К рассматриваемому нами периоду обе обители пребывали в состоянии нового подъема34, возобновив отно­шения как с Московским царством, так и с Украиной (в частности, с князьями Острожскими).

Поэтому вероятнее всего, что, обойдя обители и скиты Афона, Ио­анн Вишенский последовал примеру других своих соотечественников и первоначально поселился в Русике, а позже, по благословению игу­мена монастыря, уединился в скиту Ксилургу, расположенном в пустынной горно-лесистой местности, идеально подходящей для отшель­нического «жесточайшаго безмолвнаго жития». Вероятно, именно с этим и связано его излюбленное выражение «скитствуяй в Святой горЪ»35. Таким образом, как и большинство других русских святогорцев, свое иноческое обучение на первых порах, скорее всего, он про­ходил под началом не греческих, а русских афонских старцев, причи­ной чему мог быть и известный языковой барьер, характерный для славянского монашества на Афоне по сей день.

До наших дней в архиве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря сохранилось послание старца Иоанна Вишенского под названием «Зачапка мудрого латынника з глупым Русином» (1608­1609), переписанное в XIX в. с более древней рукописи36. Как уже отмечалось, в описываемый период в Русике было несколько иноков Иоаннов - одним из них вполне мог быть Вишенский.

В некоторых посланиях старец Иоанн обильно ссылается на тво­рения Дионисия Ареопагита. Перевод этих произведений на славян­ский язык осуществил игумен Афонского Пантелеимонова монастыря Исайя (†1375)37. Глубокое знание и цитирование Вишенским Ареопагита говорит о том, что Иоанн пользовался именно славянским пере­водом, который мог храниться тогда и в библиотеке Русика.

Среди прочего, о пребывании старца Иоанна именно в Русике мо­жет свидетельствовать и его осведомленность о подвижниках и свя­тых, почитаемых в Московском царстве. «Прочитай истории житий оных святых мужей, чюдотворцов великих»38, - пишет Петру Скарге с Афона старец о московских святых. Скорее всего, знакомство само­го Иоанна с историями «житий оных святых» («великоросийским от Бога почтенных святым мужем») могло произойти при посредничест­ве выходцев из Московской Руси, также подвизавшихся в древнерус­ской обители на Афоне.

Известны случаи, когда именно в Русик посылали для обучения греческому языку и грамоте посланников даже от московских царей. Так, в 1551 г. московский царь Иван IV Грозный посылал в Русик на обучение «паробка Обрюту Михайлова сына Грекова», передавая с ним пожертвования на монастырь39. В письме к Константинопольско­му патриарху Дионисию II (1546-1555) царь писал по этому поводу: «ты бы велел его у себя учить грамоте греческой и языку: а если тебе у себя его научить нельзя, то отошли его на Св. гору Афонскую, в наш монастырь св. Пантелеймона»40. Этот факт подтверждает, что на тот момент Русик был важным духовно-культурным центром, при ко­тором выходцы из разных частей Руси имели возможность не только проходить духовное воспитание, но и обучаться греческому языку и грамоте.

Во второй половине XVI в. посланники Русика все более активно начинают через Украину ездить в Москву для сбора милостыни. С этого времени, по всей видимости, устанавливаются и их контакты с князем Василием-Константином Острожским. В частности, известно, что по приглашению князя в 1596 г. в Бресте на антиуниатском Пра­вославном соборе, созванном по инициативе К. Острожского, участ­вовал и игумен Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря архи­мандрит Матфей. Его подпись стоит одной из первых (шестой) под решением Брестского Собора от 9 октября 1596 г., известным под на­званием Апофазис41. Этим соборным актом отступившие от правосла­вия епископы объявлялись лишенными священного сана. На Соборе архимандрит Матфей представлял Мукачевского епископа Амфилохия. Как известно, Мукачевская епархия в ту пору входила в состав Угровлахийской митрополии, а в самих Волошских землях действо­вали метохи Пантелеимонова и других афонских монастырей. Все это свидетельствует об имевшихся уже на тот момент тесных связях меж­ду игуменом Русика и князем Острожским, в результате чего архи­мандрит Матфей и принял участие в антиунийном мероприятии, ини­циированном князем. Возможно, именно этот о. Матфей при преды­дущих посещениях Украины и повлиял на принятие Вишенским, слу­жившем при князе Острожском, решения отправиться на Афон.

К сожалению, о самом отце Матфее сведений сохранилось очень мало. Из летописных и документальных источников известно, что в 60-е - 90-е гг. XVI в. через территорию Украины по благословению Константинопольских патриархов неоднократно проезжали предста­вители Русика, в числе которых часто упоминается и некий о. Мат­фей. Так, в конце 1590 - начале 1591 г. через земли Украины в Моск­ву к царю Феодору Иоанновичу прибыла делегация от Русика во гла­ве с архимандритом Неофитом и в сопровождении священника Мат­фея: «пришли старцы из Святые Горы из Русского монастыря чест­ные обители святого Великомученика и целебника Пантелеимона Архимарит Неофит да келарь Иаким да свещенник Матфей»42. Через год они вновь возвратились на Афон через территорию Украины43.

Во время всех этих переездов через земли Украины представите­ли восточных патриархов и афонских монастырей контактировали с местными ктиторами и защитниками православия, главным сре­ди которых был князь Константин Острожский. Поэтому не подлежит сомнению, что игумены и представители Русика, среди которых упоминается и «священник Матфей», по крайней мере, в 1560-62 и 1591-92 гг., общались с князем Острожским и прибегали к его защи­те и покровительству ради безопасного перемещения по территории Украины.

Имя игумена Русика отца Матфея известно и по судебному делу 1569 г., проходившему в два этапа на Афоне и в Стамбуле в связи с так называемой «вакуфной реформой», в результате которой все иму­щество афонских монастырей было объявлено вакуфным, то есть принадлежащим турецкому государству; монастыри должны были выплачивать туркам высокие налоги, «харадж», за пользование своим же имуществом, что ставило обители на грань разорения44.

Из этого дела известно, что на 1569 г. Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь был общежительным и имел братию в количестве 47 монахов. Монастырь имел на своих территориях на Афоне пирг (башня для укрытия от разбойников) у моря и 10 отдельных келейных обителей, а также вне границ - 4 келлии. Также к монастырю отно­сился древний скит Успения Богородицы Ксилургу45. Распорядителем вакфа в Русике, согласно грамоте кадия Стамбула Мехмеда ибн Хуррем за 1569 г., утверждался о. Матфей46.

Следствием судебных исков против Русика было то, что, заплатив турецким властям огромный выкуп за конфискованные постройки и земельные угодья, монахи вынуждены были заложить все метохи мо­настыря и даже церковную казну. Это привело к тому, что некоторое время спустя Русик опустел, а его насельники вынуждены были пере­браться в окрестные келлии и скит Ксилургу47. Из грамоты Прота Пахомия и отчета посланника московского царя Ивана Мешенинова за 1584 г. известно, что русский Пантелеимонов монастырь «стоит уже 10 лет пустым»; в нем оставалось всего лишь несколько монахов, совершавших там богослужения48.

Такое положение насельников Русика и прилегающих к нему ски­тов и келлий соответствует и описанию старцем Иоанном Вишенским положения монахов на Афоне под турецким игом. В частности, он со­общает, что «не точию на келий, но и на пещеры двЪ поголовщизны дукатов излЪзлЪ. Такожде и на Святую гору: от еже бЪ товар один прежде соборного гарачу, нынЪ же и до четырех влЪзло»49. При этом старец отмечает: «Аще же и тако аспрным нуждам Святая гора под­легла, но благодатию христовою мир бЪ в конец доселЪ от вохода турков и еничарскаго, и в благочестии Святая гора по древнему никакоже оскудЪвает - и аще не иматъ аспри50», в связи с чем, чтобы мирно и спокойно ныне под турками жить на Афоне, необходимо быть «желЪзн или сребрен», то есть иметь деньги на уплату туркам налогов51.

Возрождение Русика начинается после упомянутой поездки в 1590-1592 гг. делегации монастыря во главе с архимандритом Неофи­том и в сопровождении священника Матфея к царю Феодору Иоанновичу52, в результате которой было получено щедрое пожертвование на восстановление обители53. Возможно, именно во время их возвра­щения через земли Украины на Афон к ним и присоединились Иоанн Вишенский и Иов Княгиницкий. Во всяком случае, оба события со­впадают по времени.

По возвращении из поездки в Москву и Украину иноки Русика на­чинают на собранные пожертвования восстанавливать обитель: отстраиваются монастырские стены и корпуса, возводится новый мо­настырский собор на месте старого (его облик сохранился на рисунке киевского паломника Василия Григоровича-Барского 1744 г.)54.

Starij Rusik

Уже в 1596 г. избранный игуменом Афонского Пантелеимонова монастыря о. Матфей по приглашению князя Константина Острожского принимал участие в антиунийном Православном Соборе в Брес­те55. Здесь, по всей видимости, он более близко знакомится как с кня­зем, так и другими представителями Острожского православно-тради­ционалистского центра, такими как Киприан Острожанин, Исаакий Борискович и другими. При его участии, по-видимому, вскоре и Ио­анн Вишенский составляет одно из первых своих антиуниатских по­сланий - «От Святой Афонской горы скитствующих», которое было опубликовано в 1598 г. вместе с посланиями патриарха Александрий­ского Мелетия (Пигаса) в острожской «Книжице», изданной на сред­ства князя Константина Острожского.

Как считал Иван Франко, это послание старца Иоанна было откли­ком на изданный в 1597 г. акт антиуниатского Брестского собора о низложении отошедших в унию епископов56, подписанный игуменом Афонского Пантелеимонова монастыря о. Матфеем. Поэтому весьма вероятно, что и составление послания произошло не без влияния нас­тоятеля древнерусской обители на Святой Горе.

Известно, что одно из первых своих посланий («В земли, зовемой Полской...») Иоанн Вишенский передавал с Афона в Украину через некоего «отца нашего Саву»57. В то же время среди монахов Русика известен «строитель» о. Савва, который в середине XVI в. ездил через земли Украины в Москву за сбором пожертвований на обитель58. Еще раз некий «строитель» о. Савва упоминается в актах русского Пантелеимонова монастыря в 1620-е гг., и тоже по случаю поездки через земли Украины в Москву за милостыней для Русика59. Не исключено, что это мог быть один и тот же человек, который не однажды ездил с подобной миссией в Украину и Россию60.

Говоря о Русском Пантелеймоновом монастыре на Афоне, стоит также обратить внимание на следующий факт: под 1619-1620 гг. игу­меном обители значится некий о. Киприан Русин. В частности, сохра­нился акт святогорского синаксиса за ноябрь 1619 г. по поводу нару­шения монахами Ксенофонта имущественных прав обители Дохиар. Под этим документом стоят подписи игуменов 14-ти афонских монас­тырей, и среди них подпись Киприан Русин. Вероятнее всего, этим о. Киприаном Русином был другой сподвижник старца Иоан­на Вишенского - иеромонах Киприан Острожанин, наряду с Вишенским упоминавшийся в определении Собора Киевской Митрополии за 1621 г., известном под названием «Советование о благочестии»: «Послати до Патріархи Константинополъскаго по благословение, помоч и раду и на Свєтую Афонскую гору послати, вызвати и препровадити преподобных мужєй росов, межи иными блаженных Куприяна и Іоана порєклом Вишєнского, и прочїих тамо обретающихся, в житїи и богословїи цвитущих. Потреба ест духовная, абы и росов маючихся истинно ко житію добродЪтелному, посылати на Афон яко в школу духовную»62.

Известно, что о. Киприан Острожанин попечением князя Острожского был отправлен для обучения в греческую школу в Венеции, по окончании которой поступил в Падуанский университет63. В качестве переводчика с греческого в 1596 г. принимал активное участие в антиунийном Православном соборе в Бресте, где, несомненно, общался с игуменом Афонского Пантелеимонова монастыря архимандритом Матфеем. Он несколько раз посещал восточных патриархов Мелетия Пигаса и Кирилла Лукариса с целью координации антиуниатской деятельности, затем ушел на Афон, где и остался. Киприану принад­лежит перевод с греческого на славянский «Бесед Макария Египетского» (1598), сборника афоризмов «Пчела» (1599), «Синтагматиона о семи святых таинствах» митр. Гавриила Севира (1603), «Бесед Иоан­на Златоустого на Евангелие от Иоанна» (1605). Константинопольс­кий патриарх Кирилл Лукарис именовал о. Киприана «образованнейшим, искусным в языке и греческих науках»64. А Киево-Печерский архимандрит Захария (Копыстенский) в 1623 г. характеризует его как «преподобнаго въ сщенноиноце(х) Купрїана суща отъ града Острога, мужа въ Єллинскомъ дїалєктЪ искусна, въ Єнетїихъ же и Патавїи любомудрствовавша, по сихъ въ стЪй горЪ АфонстЪй поживша, и ннЪ тамо въ БгодхновеннЪй п(ремуд)рости и въспЪанїи и оума просвЪщенїи пребывающа»65.

Из «Советования о благочестии» и сообщения архим. Захарии (Копыстенского) следует, что на 1621-1623 гг. о. Киприан все еще подви­зался на Афоне, из чего можно предположить, что именно он и был на тот момент тем игуменом древнего Русика, о котором упоминается в святогорском акте за ноябрь 1619 г.

Пантелеимонов монастырь на Афоне в период с 1596 по 1623 гг. являлся важным духовным центром, из которого при поддержке Константинопольских патриархов координировались многие дейст­вия по противодействию Брестской унии и возрождению православия в Украине.

Вероятнее всего, старец Иоанн Вишенский на начальной стадии своего пребывания на Афоне подвизался именно в Русике, этом древ­нем центре русского святогорского монашества, где были все условия как для изучения греческого языка, так и для духовного возрастания в среде земляков и единоплеменников. Таким образом, мы можем от­части восполнить недостающие страницы биографии Иоанна Вишенского, реконструировав как маршруты странствий, так и определив локализацию его местопребывания на Святой Горе.

prp.Ioann Vishenskij

Сергей Шумило,

директор Международного института афонского наследия в Украине

Афонское наследие: Научный альманах («The Athonite Heritage», a Scholar’s Anthology). Вып. 3-4. — Киев - Чернигов: Издание Международного института афонского наследия в Украине, 2016. С. 68-82

 

1 Шумило С. В. Старец Иоанн Вишенский: афонский подвижник и православный писатель-полемист. Материалы к жизнеописанию «блаженной памяти великого старца Иоанна Вишенского Святогорца» — К.: Издательский отдел УПЦ, 2016. — 208 с., ил. ISBN 978-966-2371-40-6; Шумило С.В. Влияние Святой Горы Афон на духовную, культурную и политическую жизнь Украины XVIII в. // Афон и славянский мир. Сб. 1. Материалы междунар. науч. конф., посв. 1000-летию присутствия русских на Святой Горе. Белград, 16-18 мая 2013 г. - Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2014. - С. 114-116.

2 Франко Іван. Зібрання творів: У 50 т. - К., 1980. - Т. 28. - С. 260-278.

3 Кулиш П.А. История воссоединения Руси. - СПб., 1874. - Т. 1. - С. 310, 318; Кулиш П.А. Отпадение Малороссии от Польши. - М., 1888. - Т. 1. - С. 168-173.

4 Кулиш П.А. История воссоединения Руси. - С. 319.

5 ШевчукВ.О. Іван Вишенський та його послання // Іван Вишенський. Твори. - К., 1986. - С. 16.

6 Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова // Ве­ликий Скит у Карпатах: У 3 т. - Івано-Франківськ, 2013. - Т. 1.: Патерик Скитський. Сино­дик. - С. 36-125.

7 Там же. - С. 61.

8 Иван Вишенский. Сочинения / Под ред. И.П. Еремина. - М.-Л., 1955. - С. 209-210.

9 Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова. - С. 46.

10 Там же. - С. 48.

11 Там же. - С. 48-49.

12 Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова - С. 49.

13 Там же.

14 Там же. - С. 52.

15 Иван Вишенский. Сочинения. - С. 78.

16 Франко Іван. Указ. соч. - С. 260-278.

17 Иеромонах Игнатий з Любарова. Житие и жизнь преподобного отца нашего Иова. - С. 50.

18 Иван Вишенский. Сочинения. - С. 209.

19 Там же. - С. 171.

20 Там же. - С. 169.

21 Там же. - С. 62-63.

22 Там же. - С. 206.

23 Роль Русского монастыря на Афоне в борьбе с Брестской унией // Русская лампада на Афоне. - Святая Гора: Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь, 2016. - С. 77-79.

24 Actes de Lavra, ed. par G. Rouillard et P. Collomp, vol. I. - Paris, 1937. - № 18. - Р. 51-52; Мошин В.В. Русские на Афоне и русско-византийские отношения в XI-XII вв. // Byzantino- slavica. Rocn. XI. - 1950. - № 1. - C. 32-40; ТахиаосА.-Э. Русское присутст-вие на Афоне. XI-XX вв. // Гора Афон. Образы Святой Земли. - М.: Индрик, 2011. - С. 45; История Рус­ского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года. Се­рия: «Русский Афон XIX-ХХ веков». - Афон: Русский Панте-леимонов монастырь, 2015. - Т. 4. - С. 70-71.

25 Алексий (Корсак), иером. Русь и Афон: преподобный Антоний Киево-Печерский - осно­ватель афонского подвижничества на Руси // Афон и славянский мир. Сб. 3. Материалы междунар. науч. конф., посв. 1000-летию присутствия русских на Святой Горе. Киев, 21­23 мая 2015 г. - Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2014. - С. 23-44; Шумило С.В. Равноапостольный князь Владимир и Русский Афон. К вопросу об основа­нии древнерусского монастыря на Афоне во времена св. князя Владимира Киевского // Русский Афон, православный портал. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// afonit.info/biblioteka/istoriya-russkogo-monastyrya/knyaz-vladimir-kievskiy-i-afon; Шумило С. В. Преподобный Антоний Печерский и древнерусский Афон. Об афонских корнях русского монашества // Русский Афон, православный портал. - [Электронный ре­сурс]. - Режим доступа: http://afonit.info/biblioteka/russkij-afon/antonij-pecherskij.

26 Архив Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне (АРПМА). - Опись 16. - Дело 1. - Док. А000395. Купчая келлии Феодула, игумена обители Богородицы Ксилургу (1030). - Л. 1-1 об.

27 АРПМА. - Опись 16. - Дело 3. - Док. А000400. Вознаграждение игумена обители Бого­родицы Ксилургу (1048). - Л. 1-6.

28 Порфирий (Успенский), архим. Указатель актов, хранящихся в обителях Святой Горы Афонской. - СПб., 1847. - С. 142; Алексий (Корсак), иером. Русь и Афон: преподобный Антоний Киево-Печерский... - С. 23-44.

29 Акты Русского на Святом Афоне монастыря св. великомученика и целителя Пантелеи- мона. - К., 1873. - С. 68-83.

30 АРПМА. - Опись 16. - Дело 7. - Док. А000376. Акт передачи монастыря св. Пантелеи- мона монаху Лаврентию, игумену монастыря Богородицы Ксилургу (русского) и его мона­хам (1030). - Л. 1-8.

31 Акты Русского на Святом Афоне монастыря св. великомученика и целителя Пантелеи- мона. - С. 68-83, 89.

32 Там же. - С. 87-88.

33 История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года. - С. 173, 188, 202, 220-221; Августин (Никитин), архим. Афон и Русская Право­славная Церковь (обзор церковно-литературных связей). - СПб., 2015. - С. 34-38.

34 История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне... - С. 234, 241-244.

35 ИванВишенский. Сочинения... - С. 206.

36 Архив Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. - № 328. - L033325. Иван Ви­шенский. Зачапка мудраго латынника с глупым русином. - 210 л.

37 Гаврюшина Л.К., ТуриловА.А. Исаия Серрский // Православная энциклопедия. - М., 2011. - Т. 27. - С. 141-144; Августин (Никитин), архим. Афон и Русская Православная Церковь... - С. 35.

38 Там же. - Л. 192.

39 РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Кн. 1. - Л. 70-71 об; Сношения России с Востоком по делам церковным. - СПб., 1858. - С. 69; История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне... - С. 217, 219-220; Акты Пантелеимонова монастыря... - С. XVI.

40 Там же.

41 Российский государственный исторический архив (СПб.). - Ф. 823. - Оп. З, ед. 53; Apo- fasis // Ekthesis, albo Krôtkie zebranie spraw, ktôre siç dzialy na partykularnym, to jest pomi- estnym synodzie w Brzesciu Litewskim. W Krakowie, roku od stworzenia swiâtâ, 7104. A od wcielenia Pânâ nâszego Jezusâ Christusâ 1597. Str. 31-33; Апофазис, декрет Брестского пра­вославного собора // Памятники полемической литературы в Западной Руси // РИБ. - Т. 19. - Кн. 3. - СПб., 1903. - Стб. 329-376; Боротьба Південно-Західної Русі і України проти експансії Ватікану та унії (Х - початок XVII ст.): Збірник документів і матеріалів. - К., 1988. - С. 142-144; Тимошенко Л.В. Берестейська унія 1596 p. - Дрогобич, 2004. - С. 29-35.

42 АРПМА. - Опись 16. - Дело 62. - Док. А000407. Грамота Патриарха Иова на милосты­ню Русику (1591). - Л. 1.

43 АРПМА. - Опись 16. - Дело 63. - Док. А000440. Грамота царя Феодора Иоанновича о приезде в Москву игумена Русика за милостыней (1592). - Л. 1-1 об.

44 АРПМА. - Опись 18. - Дело 2. - Док. А 000586. Фирман Махмуда-паши (1569). - Л. 1; Порфирий (Успенский), архим. Указатель актов, хранящихся в обителях Святой Горы Афонской. - СПб., 1847. - № 32-19; Азария (Попцов), мон. По поводу вопроса об Афон­ском монастыре св. Пантелеймона. Статьи «Любителя истины». - СПб., 1874. - С. 107­111; История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших вре­мен... - С. 226-228.

45 АРПМА. - Опись 18. - Дело 2. - Док. А 000586. Фирман Махмуда-паши (1569). - Л. 1; История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших времен... - С. 226-227.

46 Там же.

47 История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших вре­мен. - С. 228.

48 РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Кн. 2. - Л. 82-83; РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Кн. 2. - Л. 64 об- 67 об; ДимитрщевиЪ С.М. Документа хилендарске архиве до XVIII века. - Споменник Српске кр. академще, 1922. - С. 23, 27; Муравьев А.Н. Сношения России с Востоком по де­лам церковным. - СПб., 1858. - Ч. I. - С. 137-138; Мошин В.А. Русские на Афоне и русско­византийские отношения // Из истории русской культуры. - М., 2002. - Т. II. - Кн. 1. Ки­евская и Московская Русь. - С. 315; ЧДОИР. - М., 1871. - Кн. 1, отд. II. - С. 63-66; Акты Пантелеимонова монастыря. - С. XVII; История Русского Свято-Пантелеимонова монас­тыря на Афоне с древнейших времен... - С. 229-231.

49 Иван Вишенский. Сочинения. - С. 209.

50 Аспра (греч. donpn, donpa уоци;цата - буквально означает «белый») - византийская се­ребряная монета, продолжившая хождение и в Османской империи под названием «акче». В Османской империи некоторое время акче была основной денежной единицей.

51 Там же.

52 РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Кн. 3. - Л. 12; РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Реестр 2, № 4; РГАДА. - Ф. 52. - Оп. 1. - Реестр 1, кн. 3. - Л. 202 об-204; Бантыш-КаменскийН.Н. Ре­естры греческим делам московского архива Коллегии иностранных дел. - М., 2001. - С. 38-39; Посольская книга по связям России с Грецией (православными иерархами и мо­настырями). 1588-1594. - М., 1988. - С. 146-148; Муравьев А.Н. Сношения России с Восто­ком по делам церковным. - СПб., 1858. - Ч. I. - С. 231, 261; Азария (Попцов), мон. По по­воду вопроса об Афонском монастыре св. Пантелеймона. - С. 27, 415; История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших времен... - С. 238-343.

53 АРПМА. - Опись 16. - Дело 62. - Док. А000407. Грамота Патриарха Иова на милос­тыню Русику (1591). - Л. 1; АРПМА. - Опись 16. - Дело 63. - Док. А000440. Грамота ца­ря Феодора Иоанновича о приезде в Москву игумена Русика за милостыней (1592). - Л. 1­1 об.

54 История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с древнейших вре­мен... - С. 242-243; Православная энциклопедия. - М., 2002. - Т. IV. - С. 147.

55 Apofasis // Ekthesis... Str. 31-33.

56 Франко Іван. Указ. соч. - С. 318-326.

57 Иван Вишенский. Сочинения. - С. 49.

58 Акты Пантелеимонова монастыря. - С. XIII-XIV.

59 АРПМА. - Опись 16. - Дело 64. - Док. А000408. Грамота царя Михаила Феодоровича о приезде в Москву игумена Русика за милостыней (1626). - Л. 1.

60 Акты Пантелеимонова монастыря. - С. XIII-XIV, XIX, 421-422.

62 Советование о благочестии. 1621 // Памятники, изданные Временной комиссией для раз­бора древних актов. - М., 1845. - Т. 1. - С. 247-248.

63 ЯсіновськийА. Між Афоном та Венецією: інтелектуальний профіль ранньомодерного руського інтелектуала (приклад Киприяна Острожанина) // Афонское наследие: Научный альманах («The Athonite Heritage», a Scholar’s Anthology). Вып. 1-2: Материалы междуна­родной научной конференции «Русь и Афон: тысячелетие духовно-культурных связей», Чернигов, 28-29 ноября 2014 г. - К.-Чернигов: Издание Международного института афон­ского наследия в Украине, 2015. - С. 298-300; МицькоІ. Острозька слов’яно-греко-латин­ська академія... - С. 94-95; ГрушевськийМ.С. Історія України-Руси. - К.-Львів, 1907. - Т. 6. - С. 487; Харлампович К.В. Западнорусскія православныя школы XVI и начала XVII века, отношеніе ихъ къ инославным, религиозное обученіе въ нихъ и заслуги ихъ в ділі защиты православной вкры и церкви. - Казань, 1896. - С. 274-275.

64 Цит. по: Ясіновський А. Указ. соч. - С. 300.

65 Тітов Хв. Матеріяли для історії книжної справи на Вкраїні в XVI-XVIII вв.: Всезбірка передмов до українських стародруків. - К., 1924. - № 13. - С. 57.

 

Дополнительно см.:

Афонский старец Иоанн Вишенский. Жизнеописание «блаженной памяти великого старца Иоанна Вишенского Святогорца». День памяти — 29 июля

Преподобный Иоанн Вишенский Святогорец причислен к лику святых

Преподобный Иоанн Вишенский Святогорец и его подвиг борьбы за чистоту Православия

Афонский православный портал «АФОНИТ» нуждается в поддержке и помощи >>>

Заказать паломничество на Святую Гору Афон можно здесь >>>

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «AFONIT.INFO» (www.afonit.info)

Смотри также:
Русский Афон в записках архимандрита Антонина (Капустина). День памяти - 24 августа
Русские монахи начали обосновываться на Афоне в первые десятилетия XI века. На афонском греческом документе, датированном февралем 1016 года, рядом с другими подписями значится имя монаха Герасима, иг
Святитель Иоанн (Максимович): На Фаворе Христос показал красоту и славу Своего Божества
По мере очищения человека от греха и приближения к Богу все более отображается в нем слава Божия. Потому и называются святые преподобными. Как зеркало, отображается слава Божия в их душе, наполняя ее
Древний монастырь на Винничине, возрождённый афонским монахом-новомучеником
Самым трагическим временем для Подолья была последняя четверть XVII века – период господства турок, когда практически все монастыри нашего края прекратили свое существование. Не устоял во время очеред
Росписи крипты бывшего подворья афонского Свято-Ильинского скита в Одессе (места обретения мощей прп. Гавриила Афонского)
Строительство данного комплекса началось в 1894 г. Работой ру­ководил настоятель афонского Ильинского скита (с 1887 г.) архиман­дрит Гавриил (1849-1901), который на тот момент активно занимался возвед
Приобретем одежду, сотканную от дел правды и милосердия. Пять поучений прп. Максима Грека
4 июля Церковь чтит память преподобного Максима Грека – афонского монаха, писателя, переводчика, филолога. Грек по происхождению, родившийся в состоятельной семье аристократов и получивший прекрасное
Неизвестные письма свят. Иоанна (Максимовича) на Святую Гору Афон
Святитель Иоанн (Максимович; 1896—1966) Шанхайский и Сан-Францисский чудотворец является одним из самых выдающихся святых ХХ века. Тысячи людей получали и получают исцеления по молитвам к нему. Будучи
Старец Максим, добровольно отказавшийся от игуменства и ушедший в затвор. День памяти - 24 июня
Старец Максим был игуменом Ильинского скита на Святой Горе Афон с 1901 по 1914 годы. Еще за год до своей кончины прежний настоятель обители преподобный старец Гавриил Афонский предложил братии выбрать
Пять чудес святого Иоанна Русского. День памяти - 9 июня
В Русском на Афоне Свято-Пантелеимоновом монастыре более 130 лет хранится нетленная и чудотворная десница святого праведного Иоанна Русского, нового Исповедника (+1730), глубоко чтимого на Святой Горе
Обитель Апостола Андрея Первозванного на Афоне
Память Святого Апостола Андрея Первозванного всегда с особой любовью чтили иноки Святой Горы Афон. Особенно глубоким его почитание было среди русских святогорцев, посвятивших в честь первого Апостола
Возрождение афонских духовных традиций в Зверинецком пещерном монастыре Киева
Давние связи Руси со Святой Горой, как назван был Афон в уставе императора Константина Мономаха 1046 г., имеют прочное начало, заложенное еще прп. Антонием Печерским († 1073). От века к веку крепло ду

Последние обновления
Архив сайта
Видеогалерея

 

 

на верх