Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)10/23 сентября на Святой Горе поминают память дивного подвижника нашего времени - русского святогорского старца Тихона (Голенкова), духовного наставника прп. Паисия Святогорца (Езнепидиса, 1924-1994) и многих других афонских подвижников. Именно в этот день в 1968 году в келлии Честнаго Креста при обители Ставроникиты старец Тихон мирно отошел ко Господу.

В упомянутой келлии о. Тихон в последние годы жизни принимал монахов со всей Святой Горы, в том числе и будущего старца Паисия Святогорца. Умирая, старец Тихон завещал отцу Паисию свою келию, обещая ему «приходить, чтобы увидеться с ним». Как вспоминал позже старец Паисий: «Было 10 сентября 1971 года, полночь. Я творил молитву и внезапно увидел, как в келию входит мой Старец! Я подскочил, схватился за его ноги и с благоговением целовал их. Я не понял, как он освободился из моих рук, вошел в храм и исчез. Конечно, никто не понимает, как происходят такие события. И их невозможно объяснить логически, поэтому они и называются чудесами. Я тотчас зажег свечу (в то время как это случилось, у меня горела лишь лампада), чтобы записать в календаре тот день, когда мне явился Старец, чтобы не забыть. Когда я увидел, что это был день его успения (10 сентября), то очень огорчился тем, что этот день прошел для меня совершенно незаметно. Полагаю, что добрый отец простит меня, потому что в тот день с рассвета до заката у меня было много посетителей, я очень устал, выбился из сил и совершенно забыл обо всем. Иначе я бы что-нибудь предпринял, чтобы и себе принести пользу, и Старца порадовать всенощным бдением».

Родился иеромонах Тихон (в миру Тимофей Павлович Голенков) в 1884 году в русском селе Новая Михайловка (находилась на территории современной Волгоградской области). Он обошел около 200 русских монастырей, побывал на Синае и в Палестине и в возрасте 24 лет пришел на Святую Гору в 1908 году.

Старец Тихон проявил себя как аскет, строгий, даже суровый, возлюбивший небеса, помнящий о смерти, проникнутый светлой печалью, свободой от мирских забот, благодатью и духовной радостью. Во время молитвы он обильно ронял к ногам Распятого свои слезы. Спал он на досках, носил заштопанную одежду, водил дружбу с горными зверями. Он сам выкопал себе могилу: смерти не боялся и постоянно славил Бога. Его облик был как будто не от мира сего: просветленным, мирным, радостным и благодушным.

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)

Предвидя свою кончину, он ожидал ее без страха. Земной ангел, небесный человек. О нем писали многие и много, и, хотя глубины его сердечной сокровищницы остались скрытыми для нас, они полностью и доподлинно ведомы сердцеведцу Богу.

В книге «Отцы-святогорцы и святогорские истории» старец Паисий Святогорец оставил о нем подробные воспоминания.

Одним из многих биографов отца Тихона является также иеромонах Агафангел Калафатис, бывший монах Иверского монастыря, а ныне карейский старец из келлии Честнаго Креста монастыря Симонопетра. Отец Агафангел вспоминает о благорасположенности и любви к людям отца Тихона, о его горячей молитве с поминанием тысяч живых и усопших, постоянных слезах, приносящих радость, о его чудесном подвижничестве. Его оружием были крест и четки, но больше всего он любил Божественную Литургию, Священное Писание и святых отцов».

Приведем почти полностью жизнеописание отца Тихона, написанное старцем Агафангелом:

«Родители отца Тихона были благочестивыми людьми. Они сохранили знаменитое русское благочестие прошлого века. Старец говорил о своей матери, что она была святой женщиной. В среду и пятницу ничего не вкушала, все свое время посвящала молитве, и из ее глаз непрестанно текли слезы. Сам он тоже имел дар слез. Слезы были его ежедневной пищей. Он верил, что слезы есть знак Божественной милости и что с их помощью омывается душа.

С детства ему нравилось посещать монастыри. Он не мог дождаться, пока и сам получит Божие благословение оставить мир, чтобы приблизиться к Богу и посвятить себя молитве, потому что ничто тленное не радовало его. Он жаждал небесной вечности и нескончаемой радости.

Когда он выучился грамоте, его любовь к псалмопению и церковной музыке вскоре сделала из него замечательного певца. Он всегда ходил в церковь и пел в хоре, став через некоторое время регентом.

По благословению своих родителей он решил посетить Иерусалим и Святую Гору. Боголюбивый юноша отправился в путь вместе с другими паломниками. Когда он прибыл в Константинополь, то познакомился с экономом русской святогорской келлии Буразери.

Эконом спросил его:

— Хочешь стать монахом?
— Хочу, — ответил он.
- Делай поклон, и с сегодняшнего дня ты являешься послушником нашей общины святителя Николая.

С великой радостью и слезами благодарности юноша попросил отпустить его поклониться сначала святым местам.

Совершив паломничество в Святую Землю, он вернулся на Святую Гору и присоединился к братии Буразери на Святой Горе Афон. Через год его постригли в монахи.

Любовь к безмолвию и жажда подвигов заставили отца Тихона оставить добрую братию скита и поселиться в самом суровом месте Святой Горы — на страшной Каруле. Здесь он прожил в пещере приблизительно пятнадцать лет. Его подвиг был суровым и неослабным. Он делал свыше шестисот поклонов за ночь. Ел один раз в три дня, а часто и однажды в неделю.

Каждую субботу он ходил причащаться в скит святого Георгия и потом сразу возвращался в свою пещеру. Его пещера находилась у основания скита святого Георгия и сохранилась до наших дней.

В скиту святого Георгия жил тогда один мудрый и по жизни и по Богу старец, которого он называл своим учителем. Этот старец, его учитель, давал ему каждый месяц по святоотеческой книге. Возвращая ее, отец Тихон должен был рассказать ее содержание, а также то, что он из нее понял. Если ответ не был точным, старец не менял ему книгу. Таким образом он изучил труды всех отцов нашей Церкви: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Симеона Нового Богослова и других. Особенно он полюбил святого Симеона.

Когда в 1914 году началась мобилизация русских монахов, отец Тихон тоже пришел в русский скит Фиваиду. Представители власти, увидев его как бы лишенного тела, начали расспрашивать, где и как он живет. Карульский пещерник внушил к себе такое почтение, что они отпустили его, чтобы он продолжал свой подвиг и молился за них. Он немедленно вернулся в свою пещеру и теперь еще больше предался аскезе и молитве, чтобы восполнить и укрепить своих сражающихся на поле брани братьев.

Из приблизительно семисот монахов, которые тогда уехали, назад вернулись только два-три человека. Одним из них был старец Афанасий из келлии Святого Креста в Провате, который был очень близким другом отца Тихона. Бог благоволил, чтобы он предал свой дух у меня на руках. Впоследствии отец Тихон много рассказывал мне о нем. Тот имел непрестанную умную молитву. Он молился и днем, и ночью, не переставая призывать Бога даже тогда, когда разговаривал или спал. Когда отец Тихон рассказывал об этом, то обмолвился и о себе: «И я, дитя мое, когда сплю, сердце мое произносит молитву... Когда творишь молитву, — сказал он мне, — сердце твое должно приклеиться сверху к молитве, — и он изобразил это пальцем на стене, — как клей склеивает».

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)

После пятнадцати лет аскетических упражнений старец оставил Карулю и переселился в район Калиагры. Здесь ему было видение пасхальной ночи, и он с радостью пропел все последование Воскресения Христова. На следующее утро пришел его духовник и сказал ему, чтобы он пошел в монастырь Ставроникита, к которому была приписана его келлия, и принял рукоположение во священника. Он так и сделал.

Так как в его каливе не было церкви, он с великим старанием и благоговением начал ее постройку. Денег у него не было, и поэтому он решил пойти в Карею искать пожертвования. По дороге он встретил одного монаха и сказал ему, что хочет построить церковь в честь Святого Креста, однако не имеет для этого денег. Монах был поражен, потому что как раз в тот день получил денежный перевод с тем, чтобы отдать деньги тому, кто хочет построить храм. Радости и волнению отца Тихона не было конца. Он немедленно пригласил строителей и перестроил небольшую комнатушку своей келлии в церковь, которую сильно полюбил.

Во время Божественной Литургии старец приходил в возвышенное духовное состояние, так что, начиная службу утром, не замечал, как наступал вечер. С великим благоговением читал он молитвы Божественной Литургии, которые выучил наизусть. Он читал их не про себя, не громко, но так, чтобы их можно было слышать. Во время Херувимской песни и Евхаристического канона он вместе с Ангелами воспевал гимн на небесах, видел после этого духовным зрением то, что совершалось на Святом престоле, и завершал Литургию, не замечая, как проходило время. Он не ждал вечера, чтобы читать правило ко святому Причащению, но начинал его уже с полудня. Целый день он готовился к следующей Божественной Литургии и приобщению. Старец говорил, что верующий, чтобы стать причастником Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, должен готовиться к этому все двадцать четыре часа.

Во время проскомидии, на протяжении многих часов подряд он поминал имена из записок. Также в конце Литургии он заново поминал все имена. Когда он состарился и уже не мог служить, я приходил к нему, совершал Литургию и оставлял Святые Дары, которые он нарезал на кусочки и причащался каждый день. От тех, кто пек просфоры, он требовал, чтобы это делалось с молитвой и благоговением, ибо просфоры становились Телом Христовым. Он показал мне, как нужно в пяти местах накалывать тесто для просфор, чтобы в нем не образовывалось пустот. Таким же хорошим должно быть и вино.

С великой простотой он говорил мне, что ангелы, пророки, апостолы, святители, мученики, преподобные, бессребреники и все святые присутствуют, когда мы поминаем их на проскомидии, а также приходят на помощь всем, за кого вынимаются частицы.

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)

Духовные советы отца Тихона были каплями его сердечного опыта.

«Чтобы найти хорошего духовника, — говорил он мне, — нужно молиться три дня, а затем — как Бог просветит. И по дороге, пока идешь к своему духовнику, нужно молиться, чтобы Господь просветил его и он преподал тебе хорошее наставление».

«Всегда молись перед началом всякой работы. Говори: «Боже мой, дай мне силы и просвещение», — и после этого начинай свое дело; а в конце говори: «Слава Богу»».

Старец много говорил о смирении: «Каждое утро Бог благословляет мир одной рукой. Когда же видит смиренного человека, благословляет его двумя руками».

Некогда его посетил один монах и сказал ему, что не сделал в своей жизни никакого зла. Отец Тихон увидел, что за его словами скрывается великая гордость, очень огорчился и сравнил его с падшим демоном. «Не хочу видеть таких людей, — говорил он, — лучше пускай он тысячу раз впадет в грех, чем будет таким, какой он есть. Ему грозит ад, дитя мое».

Он рассказал мне случай, произошедший у него на Родине: «В одном женском монастыре жила молодая монахиня, которая славилась своими добродетелями. Однажды игуменья увидела видение и услышала голос, который говорил ей: «Смири эту монахиню». Игуменья была удивлена, так как считала ее лучшей из своих сестер. Молодая монахиня имела обычай после службы оставаться в храме. Она становилась перед иконой Божией Матери и говорила: «Я дева, и Ты дева; Ты родила, а я — нет». Этими своими словами она выказывала свою гордость. Вскоре, однако, Господь, послал ей искушение, повергнув ее в великое смирение. И тогда, преклонившись перед иконой Богородицы в покаянии, смирившись, творя поклоны и проливая слезы, она говорила о себе как о самой великой грешнице в мире...»

«Слезы, дитя мое, слезы — вот чего хочет Господь».

«Ад наполнился гордыми девственниками. Бог же хочет от человека смирения». Смирение отца Тихона было таким, что когда кто-либо приходил исповедываться к нему, то после разрешительной молитвы он говорил: «Дитя мое, помолись и обо мне...»

Когда один юноша, безразличный к вере, приехал ради любопытства на Святую Гору, я отвел его в каливу старца. После того как я исповедался, захотел исповедаться и он. Войдя в церковь, он вдруг, зарыдав, упал на колени, прося простить ему множество грехов. Отец Тихон так его возлюбил, что в ту же минуту попросил его помолиться и о нем, чтобы Бог простил его, так как юноша имел тогда множество слез, а сам он, по его словам, не имел их. И это при том, что он никогда не оставлял их и его платок был всегда влажный...

Как драгоценное благословение лобызаю епитрахиль старца, которая от непрестанных слез всегда была влажной. Также большой крест. Если кто внимательно присмотрится к нему, то увидит пятна от слез, которые он потоками изливал на него. Отец Тихон считал, что своими слезами мы омываем ноги Христа, а волосами с головы отираем их...

Однажды он еще раз захотел посетить Святую Землю. К Афону тогда пристал русский корабль, державший курс на Иерусалим. У старца не было денег, и он упросил капитана, чтобы тот взял его бесплатно. Капитан отнесся к нему с таким почтением, что не только взял его, но дал ему еще денег, чтобы тот помолился о нем и подал за него на поминание в тех местах, которые посетит.

Прибыв в Святую Землю, отец Тихон, как смиренный паломник, начал посещать храмы и монастыри. Во многих местах его упрашивали остаться. Однако он не знал, была ли на то воля Божия. Когда ему рассказали, что в некоем скиту живет один добродетельный монах, он пришел к нему за советом по вопросу, который беспокоил его: остаться в Иерусалиме или возвратиться на Святую Гору? В тот момент, когда старец постучался в двери этого монаха, он услышал слова: «Святая Гора... Святая Гора... » Тогда отец Тихон попросил его открыть, чтобы взять от него благословение и вернуться в Удел Божией Матери.

Здесь кроме монахов он опять встретился со своими старыми друзьями — дикими зверями, которых очень любил. Об этой его любви я узнал, когда однажды пришел в его каливу насобирать немного маслин. Он был рядом, когда я услышал какой-то шум, доносившийся из его кельи. Я сказал ему, чтобы он закрыл двери, на что он ответил: «Я его люблю — он не злой; это друг, приходит взять, чего хочет, и уходит». Это, наверное, была какая-нибудь лисица или шакал. Я удивился его великой святости.

Когда он жил в келлии Буразери, то изучил в качестве рукоделия чеканку по золоту для украшения икон. Однако вскоре ему пришлось оставить это дело, потому что он не мог переносить стука.

На Каруле он занялся иконописью, взяв перед этим несколько уроков у одного монаха. Незамысловатым способом письма он придавал ликам святых такие черты, какие видел глазами своего сердца. Прародителей, например, с морщинами на лицах, а аскетов просто и без излишеств. Он писал ровно столько икон, сколько ему нужно было на сухари.

В Капсале он жил на деньги, которые ему высылали на поминовение имен. Отец Тихон говорил мне, что монах должен один час работать и один час молиться. А об акафисте Божией Матери «Радуйся, Невесто Неневестная», который он особенно любил, рассказал мне следующий случай, произошедший в Русском монастыре.

Был один монах, который каждый день двадцать четыре раза читал этот акафист следующим образом. Когда он слышал, как часы отбивают новый час, начинал чтение и каждый раз читал его с таким благоговением, будто делал это в первый раз. И вот однажды он услышал от иконы голос, который говорил ему: «Радуйся, рабе, и ты, радуйся».

Сам отец Тихон тоже по многу раз в день читал этот акафист со слезами. Также каждый день он читал Евангелие от Матфея. Особенно любил отрывок о Страшном Суде — 25-ю главу. Он хотел всегда иметь свой ум обращенным к Страшному Суду. Непрестанно памятуя о смерти, он вырыл себе могилу, чтобы, постоянно имея ее перед собой, плакать и с радостью ждать времени, чтобы лечь в нее. Его оружием в пустыне был честный крест. «Разбойники, — говорил он, — имеют ружья и ножи. Я же — Христа и крест».

«В воскресенье, — говорил он мне, — работать нельзя. Потому что в старое время, когда израильтяне питались манной, Господь каждый день посылал ее, за исключением седьмого дня. Не благословлял Он также тех, кто был чревоугодлив, потому что, если кто хотел сохранить ее до следующего дня, Господь превращал ее в червей. Таким образом, в субботу евреи не делали ничего другого, кроме как сидели у себя в палатках и воспевали Бога».

И сам старец каждое воскресенье полностью посвящал Богу. Совершая Литургию, он желал, чтобы она подольше не заканчивалась. Часто случалось так, что уже наступало время вечерни, а он все еще служил Литургию...

Русский святогорский старец Тихон (Голенков)

Мысли из писем отца Тихона

Будем иметь любовь Христову. Рай сладок, однако требует много труда.

У тебя много страха перед адом, однако нужно иметь в своем сердце Иисуса Христа, и страх немедленно начнет уходить, потому что там, где Христос, всегда радость. Христос сладок... Все святые отцы имели страх. Поэтому и подвизались. Иные по тысяче поклонов клали, иные ели траву, другие были столпниками, третьи жили в пещерах, другие по сорок дней постились. Все, все его боялись.

И мы сейчас, как можем, подвизаемся. Днем и ночью нужно молиться Христу и Богородице. Нужны слезы. Христос милостив. Помилует. Нужны горячие слезы.

Молитва отца Тихона

Ниже следует молитва старца, которую он написал с большой болью и многими слезами, посвятив ее измученной России.

Слава Христовой Голгофе!

О, Божественная Голгофа, освятившаяся Кровью Христовой! Просим тебя, скажи нам, скольких тысяч грешников благодатью Христовой, покаянием и слезами ты очистила и ввела в брачный чертог Рая! О, Христе Царю, Своей неизреченной любовью и благодатью Ты наполнил кающимися грешниками все небесные дворцы. Ты и здесь, долу, всех милуешь и спасаешь. И кто может достойно возблагодарить Тебя, имей он даже ангельский ум! Грешники, поспешите! Святая Голгофа открыта, и Христос благоутробен. Припадите к Нему и облобызайте Его святые ноги!

Только Он, будучи благоутробным, может исцелить ваши язвы! О, мы будем счастливы, когда многоблагоутробный Христос удостоит нас с великим смирением, страхом Божиим и горячими слезами омывать Его пречистые ноги и с любовью лобызать их. Тогда благоутробный Христос соблаговолит омыть наши грехи и откроет нам двери Рая, где в великой радости вместе с Архангелами и Ангелами, Херувимами и Серафимами и со всеми святыми мы будем вечно славить Спасителя мира, Сладчайшего Иисуса Христа, Агнца Божия, вместе со Отцем и Святым Духом, Единосущную и Нераздельную Троицу.

В заключении жизнеописания отца Тихона приведем сохранившийся в архиве Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря фрагмент его письма:

«Окончив творение мира, Господь возвестил, что все сотворенное Им «зело добро». Так вот этот факт на фоне всех кажущихся нам, а особенно мне, грешному, неувязок как в личной моей физически мучительной, болезненной жизни, так и в жизни страждущих остальных сынов человеческих, так вот, этот факт, повторяю, становится для меня не только радостной истиной, а восторженным состоянием души. Может быть, это ощущение тесно связано с ростом умной молитвы, а может быть, это она и сама.

Афонский старец схимонах Силуан передал нам слово явившегося ему Господа: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся». Так вот, быть может, и нам, грешным, пребывающим своим плотским умом в «аду», а одновременно другим умом (сердечным) возвышаясь «горе», Господь даст возможность чувствовать, торжествовать и праздновать Христову победу над всеми этими воплями и стенаниями от земных страданий — унынием и отчаянием. Знаю и чувствую, что золотые слова эти, «зело добро», по-прежнему продолжают звучать во Вселенной и кто имеет «уши», тот и может слышать их, и может сам блаженно «утешаться» ими, и, наверно, сможет других утешить».

 

Дополнительно см.:

На Афоне почтили память русского старца Тихона (Голенкова)

 

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Подражатель древних пустынников: Схимонах Иоанн (Гарус). День памяти — 24 ноября
Послушник Илия во время тяжкой болезни дал обет: если выздоровеет, приедет на Афон, станет монахом, не будет есть ни сыра, ни яиц, ни молока, ни рыбы, ни масла. Вскоре после этого он стал здоров, полу
Афонский пустынник в горниле гонений: Священномученик Гавриил (Владимиров). День памяти — 19 ноября
Священномученик Гавриил (Владимиров), в миру Владимиров Григорий Петрович, родился 14 января 1873 года в деревне Котляровка Опочецкого уезда Псковской губернии в крестьянской семье. По окончании сельс
Страдание святого преподобномученика Тимофея Есфигменского. День памяти — 11 ноября
Скорбь о потере любимой жены угнетала бедного Триандафила, и он решился во что бы то ни стало вырвать ее у когтей диавола, почему, кроме усердной молитвы, он тайно чрез других увещевал ее оставить мус
Духовное созерцание и уединение дороже игуменства: Иеросхимонах Товия
Иеросхимонах Товия был уроженцем Харьковской губернии. Фамилия его нам неизвестна. До переселения своего на Афонскую Гору он проживал в Ахтырском монастыре Харьковской епархии, где был пострижен в мон
Житие преподобного и богоносного отца нашего Герасима Нового. День памяти — 2 ноября
Многосветлая новоявленная звезда — божественный Герасим родом был из селения Трикала, находящегося в Пелопонессе. Он происходил от благочестивых, благородных и богатых родителей, отца Димитрия и матер
Преподобный Евфимий Новый, Солунский. День памяти — 28 октября
На Афоне преподобный принял великую схиму и жил три года в пещере, в полном безмолвии, борясь с искушениями. Долгое время святой Евфимий подвизался на столпе, недалеко от Солуни, наставляя приходящих
Страдание двадцати шести святых преподобномучеников Зографских — игумена Фомы и с ним 21 инока и 4 мирян. День памяти — 23 октября
Византийский император Михаил Палеолог в 1261 г. успел неожиданно отнять у латинян Константинополь, завоеванный ими, но, как бы по роковой неизбежности, от них же чаял спасения уже небольшого слабого
Как научиться детскому смирению: Схимонах Виссарион (Кикодзе). День памяти — 22 октября
Бывало, когда он несет большой поднос с различными угощениями, его уже осаждают несколько человек, прося уделить им какой-нибудь кусочек с подноса. Отец Виссарион, как бы не обращая на них внимания, п
Преподобный Сергий Обнорский, Нуромский, Вологодский. День памяти — 20 октября
Святогорец Вселенский Патриарх Филофей Коккин в середине 1360-х годов отправляет преподобному Сергию Радонежскому чрезвычайно важное послание, в котором призывает его ввести в своей обители общежитель
Страдание святого преподобномученика Макария Нового. День памяти — 19 октября
Макарий прожил в скиту двенадцать лет, но сердце его все-таки не было покойно, ибо в тайниках оного гнездилось смущение, вследствие которого не царили в нем вожделенные мир и радость, которые посылают
Последние обновления
Архив сайта
<<<Сентябрь 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
212223242627
282930    
Видеогалерея

 

 

на верх