Русский Афон

Православный духовно-просветительский портал о русском монашестве на Святой Горе Афон

Афонский Пантелеимонов монастырь в кон. XIX в. глазами русских паломников

Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь (Прибрежный Руссик). Фото начала XX в.Все многообразие паломнической литературы второй половины XIX – начала XX столетий, в которой описывается Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь, условно можно отнести к двум периодам: с конца 1850-х до середины 1870-х годов – когда монастырь развивается при наличии двуединого греческо-русского братства – и с начала 1880-х до начала XX века – когда обитель сделалась преимущественно русской.

Несмотря на значительный наплыв паломников в первый период (до русско-турецкой войны 1877–1878 годов) – паломнических описаний Афона публикуется сравнительно немного, во всяком случае намного меньше, чем за последующий период. После войны увеличился не только поток паломников, но и количество туристов, приезжавших на Афон ради любознательности. Все это создавало довольно пестрый и порой квази-субъективный образ Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. В настоящее время мы располагаем огромным количеством описаний Святой Горы. Из более чем 900 библиографических ссылок, касающихся Афона, которые собрал архимандрит Иннокентий (Просвирнин), примерно половина относятся к интересующему нас периоду и более 200 имеют отношение к Руссику .

Но составить какое-то единое представление о том, как воспринимали монастырь паломники, или, вернее, попытаться понять – чем был этот монастырь для посещавших его людей, можно не прибегая к цитированию всех этих заметок. В середине XIX века монастырь решил завести у себя «Памятную книгу», чтобы образованные посетители могли записывать туда свои впечатления о пребывании в обители. Она дает прекрасный срез для того, чтобы увидеть Руссик глазами его посетителей.

Руссик. Прибывшие в монастырь паломники. Фото начала XX в.

Оригинал книги представляет из себя три фолианта в переплете. Наиболее полной и возможно наиболее интересной является первая книга, охватывающая период с 1852 по 1899 год . На первом же листе находится выразительное обращение к читателю и к будущим авторам записей: «В Книге сей обозначаются имена случайных путешественников... Поводом к такой записи и целию служит то, чтоб отметки современников могли доставить потомству утешение и сладкие воспоминания о нашем мирном, славном и счастливом времени под державою и мудрым правлением нашего Батюшки-Царя Николая Павловича, самодержца Всероссийского. Пройдут годы и веки, но не замрет память о них в потомстве, когда события их внесутся на светлые скрижали Истории современным пером! 1852 года июля 23 дня». Предисловию предшествует эпиграф, взятый из Книги премудрости Иисуса, сына Сирахова: «Пецыся о имени.... Доброе имя во веки пребывает. (41 гл., ст. 15)». Уместно поставить вопрос: о чьем имени идет речь? Правильным ответом, как кажется, будет – об имени Русского монастыря св. Пантелеимона.

В истории Руссика второй половины XIX века одной из важнейших задач было признание его властями в России при том, что полное признание русским народом уже было свершившимся фактом. Российская бюрократия, как почти всегда было в нашей истории, запаздывала с осознанием очевидного факта – за границей, на Афоне, есть совершенно не правительственный, но при этом полностью русский духовный центр.

Можно сказать, что в императорской России так и не была выработана официальная позиция по отношению к русским обителям на Афоне и на Христианском Востоке в целом. Еще в 1890 году посол в Константинополе Нелидов просил дать ему официальные инструкции для своих действий в отношении русских монахов на Святой Горе. «Имея в руках лишь фактические данные, показывающие глубокое почитание народа русского к Святой Афонской Горе, невозможно взвесить, как велика нравственная польза этого почитания или насколько Афон полезен и нужен нам с государственной точки зрения... Приходится иметь дело с неизведанной областью, с самостоятельной и могучей силой народной». В огромной записи, сделанной архимандритом Леонидом Кавелиным в Гостевой книге Руссика, эта сторона описана в следующих словах: «Не имея, по несправедливости исторической, на своей Родине никакого постоянного обеспечения (тогда как многие из чисто греческих монастырей имеют более необходимого от своих недвижимых имуществ в России и подобно Иверской не только не ценят этого, но еще оказываются первыми гонителями русских афонцев) она живет и существует милостию и милостынею всего русского народа и, надобно отдать ей справедливость, не даром ест сама и делится с единоверцами русским хлебом. Здесь есть чему поучиться для русского поклонника, какого бы звания не был, и в особенности есть на что обратить свое внимание к подражанию иноку русскому».

В начале Первой мировой войны из Гостевой книги была сделана выборка, предназначенная к изданию в «Душеполезном собеседнике» за 1915 год . Опять-таки: в 1915 и 1916 годах российская дипломатия активно обсуждала будущий статус Афона, и публикация должна была продемонстрировать российской общественности и власти значение Русского монастыря на Афоне для России; причем свидетелями выступают паломники – представители самого российского общества, многие из которых были достаточно известными людьми.

Выборка есть сама по себе любопытное свидетельство того, что было дорого монастырю и что его руководство считало возможным предать публичности.

Выписки из Гостевой книги сохранили свой хронологический порядок. Их авторы: военные, дипломаты, сановники, нобилитет, купцы, писатели, художники, ученые, студенты, духовенство (от простых послушников и монахов до епископов), а также представители Дома Романовых. Записи этих посетителей перемешиваются между собой: создается ощущение динамики и жизни. Кто-то пишет вежливо банальные вещи, кто-то детски наивно, кто-то записывает свое имя и несколько слов «для порядка», кто-то оставляет большую (иногда огромную) запись, пытаясь описать историческое значение Русского Афона или оценить свой собственный опыт духовного просветления на Святой Горе.

Вот геополитический проект ныне забытого публициста, мыслителя и издателя – Сергея Федоровича Шарапова (в бытность на Афоне редактора газеты «Русское дело»). «И на холодном Белом море, и на пустынном Валааме, и на теплом Архипелаге стоят зоркие часовые Православия, истинные носители славянского духа и будущности, ибо славянство воплощается в православии и о нем стоит, ибо изменили и славянству, и собственному племени своему те из наших братьев, кто изменил чистому апостольскому учению свв. Кирилла и Мефодия. <...> Но твердо стоят стольный Белград... блещут неугасимые огоньки православия и в Дубровниках, и в Сплите, и в славном Задре... Живы и под черно-желтым саваном апостолической Австрии православные славянские борцы. Верят и надеются они, что недаром вокруг славянских земель расставлена святая эта стража! Сомкнется она через стольный Загреб и Златоверхую Прагу, протянут руки свои друг другу: Цареград Афону, Афон Солуню, Солунь Цетинье, Цетинье Загребу, Загреб Праге, Прага Балтийскому морю... и войдет в православно-славянскую семью и Польша, восстав из-под смрадных развалин своих. И над всем союзом земель православных ярко воссияет Корона Царя – защитника Церкви Православной и свободы Славянской. Вот какие мысли приходят здесь, на священной земле Афона, и верится в их скорое осуществление». А подо всем этим панславизмом следующей записью в книге стоят подписи... контр-адмирала и офицеров французской эскадры. (24 августа 1889 года).

Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь (Прибрежный Руссик). Фото начала XX в.

Какие впечатления превалируют у посетителей Руссика? Наиболее часто повторяется слово «Любовь», которую посетители иногда с удивлением (возможно, впервые в жизни) чувствуют или испытывают на себе, причем не только православные, но и европейцы, мусульмане и даже еврей из Солуня.

Затем – удивление и восхищение тем, что иноки исповедуются и причащаются каждую неделю (для России, где миряне причащались под роспись раз в год, это было подобно чуду). Старец-схиархимандрит Макарий (Сушкин) даже убеждал собственных родителей в письмах с Афона причащаться как можно чаще и не отговариваться тем, что не достойны: «Мы до конца жизни будем недостойны», – писал он.

Приведем еще одну цитату из Леонида Кавелина, который говорит о ежедневном причащении в Руссике и сравнивает ситуацию с российской: «Не то у нас: где новоначальный, пришедший в монастырь ... не встречая, и так сказать, не ощущая над собой постоянного отеческого водительства (возможного лишь при частной исповеди)... колеблется и, цветя вначале подобно зеленому листку усердием, оставленный надолго самому себе, вянет, сохнет и падает яко листвие. Когда же наконец наступит узаконенное время для исповеди (от поста до поста время довольно!) то духовник с прискорбием видит, что раны многих уже вчервивились и требуют посему не пластыря и мази, а сечения, то есть мер карательных, не всегда для духовника удобных».

Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь (Прибрежный Руссик). Фото начала XX в.

Не менее часто упоминается благолепное богослужение, затем идет благодарность за теплый и чисто русский прием. Другие пишут, что встретили в Руссике истинных христиан и имели общение с ними. И везде: Спасибо!... Спасибо!... Спасибо!...

Естественно, материалы книги содержат историческую информацию о русской дипломатии, но не так много, как бы хотелось. Например, благодаря записи солунского консула В. Максимова мы видим, что в наиболее трагический и опасный момент исхода греческой братии из монастыря русский консул находился в его стенах и, по-видимому, сыграл свою роль в мирном окончании этого болезненного процесса. Другие записи дают представление о личности дипломатов. Например, консул Н. И. Илларионов, которого начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) описывал исключительно негативными красками, предстает человеком верующим и даже лиричным.

В 1872 году на Афон в последний раз приехал инок Парфений (Агеев), автор знаменитого «Сказания». Запись его кратка, но мы можем проиллюстрировать ее словами того же Антонина Капустина. В письме к о. Макарию Сушкину он пишет: «сфотографируйте его, это личность историческая». К сожалению, мы до сих пор не знаем ни одного изображения инока Парфения.

С 1886 года резко увеличилось количество русских ученых, посещавших Афон. Афон становится местом научного паломничества. «В Пантелеимоновском монастыре я был как дома; все мои желания исполнялись так, как исполняет добрый отец желания добрых сыновей. Со стороны о. библиотекаря я встречал всегда не только полную готовность содействовать мне в моих занятиях, но и особенную заботливость для облегчения моих трудов. Профессор С. Петербургского университета Полихроний Сырку. 20 авг. 1887 года».

А. А. Дмитриевский пережил пожар 7 августа 1887 года вместе с о. Макарием и братией монастыря. Имен известных российских ученых на страницах книги встречается не один десяток.

В 1886 году в Пантелеимонов монастырь прибыл с курьезным секретным поручением С. В. Керский, помощник обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева . Полиция откуда-то получила сведение, что анархисты готовят в монастыре подкоп, чтобы ограбить монастырскую кассу. В ходе этого секретного визита выяснилось, что означенных анархистов на Афоне нет и подкоп сделать нельзя, а на паспорта вновь прибывающих обращается самое строгое внимание. Желающих поступить в число братии держат на испытании от 4 до 6 месяцев и потом уже принимают, назначая на долгие сроки в черные труды, под строгим присмотром и с обязательством ходить ко всем службам церковным. По заявлению о. Макария, Руссик не имеет не только двух миллиардов, но и двух миллионов; монастырские суммы хранятся в московском банке, а в монастыре имеется наличными не более 2 тыс. лир (около 20 тыс. руб. серебром), частью у о. эконома Павла. В монастырской кладовой самые ценные и удобные для похищения вещи – церковные сосуды, их немало, но особенно дорогих нет.

Дальше Керский привел интересные свидетельства о внутренней жизни монастыря:
«Руссик – лучший монастырь на Афоне по своему внутреннему строю и совершенно русский по духу. Монастырь общежительный. В основу его положено безусловное и полное послушание настоятелю, труд и молитва. Богослужения весьма продолжительные. В праздники они длятся от 14 до 18 часов в сутки, постом тоже. Бдение под праздник св. блгв. кн. Александра Невского началось в 6 часов вечера и окончилось в 5 часу утра. Один псалом «Благослови, душе моя, Господа» пелся час с четвертью, пелись все стихи и каждый стих с припевом, пелись все полиелейные псалмы, избранные псалмы и 30 раз величание; 3 раза во время бдения читались поучения. Поют просто, так сердечно и трогательно, что такое пение, полагаю, способно потрясти даже каменные сердца, и неописуемою небесною радостью преисполняет души человеческие. Да, нигде не умеют так торжественно и достойно величия Божия славить Господа, как в монастыре св. Пантелеймона – молятся на всех ектениях, где по уставу положено, «о Благочестивейшем Государе нашем...» (поминая при этом, помимо Августейших особ, что в России оставлено), «о Св. Прав. Синоде», «о Святой Горе сей, о св. обители сей, об отечестве нашем и всяком граде и стране...» Ваше имя, имя супруги Вашей Екатерины Александровны, Владимира Карловича, поминают на всех великих и сугубых ектениях и при великом входе на литургии. А сколько молебнов за Вас отслужили?! – В монастыре служится ежедневно, в разных церквях, не менее шести литургий, а в праздники от 12 до 18. Сам о. Макарий служит литургии ежедневно, в течение почти 30 лет, исключая лишь случаи, когда бывает болен. Всех церквей в монастыре и его скитах свыше 40, больших и малых (параклисов). Сведения о других русских обителях, об отношениях к ним греческих монахов, о способах разрешить и удовлетворить просьбу грузин относительно Иверского монастыря, о необходимости и средствах устроить в Константинополе русскую школу позвольте мне представить уже по возвращении в Петербург» .

Благосостояние русских обителей производило большое впечатление на соотечественников. «Пребывая в стенах русского монастыря святого Пантелеимона, там живал в какой-то атмосфере древнего русского благочестия, – писал генеральный консул в Македонии М. А. Хитрово, – сердце радуется, видя на далекой чужбине это благоустроенное, прекрасно управляемое громадное хозяйство в благочестивом деле русского Православия. Но не надо забывать, что великое дело это, возникшее, так сказать, само собою из духовных потребностей русского народа, развилось, зиждется и поддерживается ныне исключительно неусыпной деятельностью, непреодолимой энергией и громадным нравственным влиянием выходящих из ряда отцов Макария и Иеронима и нескольких лиц, которых они сумели собрать вокруг себя. Дело это благодаря усилиям отцов Макария и Иеронима ныне поставлено на прочную почву. Монастырь святого Пантелеимона стоит на собственной земле и имеет своего, русского представителя в протате. Игумен – русский, в составе братии огромное большинство принадлежит русским» .

С восторгом описывает свое посещение Афона 1886 г. профессор Санкт-Петербургской духовной академии И. Е. Троицкий. Русские монастыри, по его словам, «это ульи пчел, уютно и практично устроенные, в которых жизнь кипит ключом, в которых обитатели, как трудолюбивые пчелы, работают с утра до ночи каждый над своим делом, расширяя и благоустрояя свои жилища, приумножая общие средства, созидая дело, долженствующее существовать века... Русские монахи живут и работают для будущего, работают для своей обители, которая служит для них и отцом, и матерью, родом и племенем, осуществляет для них все дорогое им в жизни, и ради которой они и живут, и умирают» .

Восхищался русскими обителями также и живший в 1880–1890-е годы на Афоне, в келлии Милопотамон, бывший Вселенский патриарх Иоаким III. Жизнь русского Афона в это время ярко представлена в его записке, составленной в январе 1891 года для солунского консула И. С. Ястребова. «На каком бы месте Афона русские ни заняли келлии или места, – говорилось в записке, – они тотчас стараются (...) умножать число монахов и перестраивать все здания и церкви, дабы придать им русский вид. Так, о. Иероним нашел приют в монастыре Св. Пантелеймона с 15 русскими монахами, а через 35 лет число их возросло до тысячи... Архимандрит Виссарион с семью учениками приехал из Киева и занял Ватопедскую келлию Св. Андрея, а через 40 лет эта келлия превратилась в прекраснейший скит, превосходящий благолепием все монастыри, число же братии возросло до четырехсот. Оба эти человека были люди простые и достигли таких результатов только благодаря своей ревности и усердию. Их примеру следуют некоторые другие старцы келий, перестраивая все на русский лад. В то же время греческое монашество падает, чахнет и близится к роковому концу вследствие нерадения монахов и преследования ими только личных интересов. Духовная власть на Афоне не пользуется никаким значением, ослушание заметно повсюду. Монастыри греческие враждуют между собой, стараясь превзойти один другого в самочинии и своеволии. Напротив, в русских обителях господствует порядок; все идут на зов настоятеля, являются к послушанию с покорностью, работают с самоотвержением, не вмешиваются в мирские дела. Старшие усердно стремятся к приумножению имущества, получая богатую милостыню из России (ежегодно до 200 тыс. лир, т. е. 1 ½ миллионов рублей). На эти средства в течение 40 лет воздвигнуты русскими обителями великолепнейшие здания, храмы, подворья; ризницы и кладовые их можно назвать царскими, амбары наполнены хлебом, вином, елеем и всякими благами. Внушительное число монахов, величие храмов, примерное гостеприимство и щедрая раздача милостыни привлекают к русским обителям» .

Опасения по поводу растущего обрусения Афона и окончательного перехода его в русские руки нашли яркое выражение в донесении болгарского торгового агента в Фессалонике Атанаса Шопова от 22 мая 1900 года: «Я ездил из монастыря в монастырь по всему Святогорскому полуострову и думал, что езжу по России. На каждом шагу, на пристанях, в монастырях, в келлиях, в центре казы, в лесах и на дорогах, – везде, везде вы встречаете русских и русских, монахов и мирян. Если на всей Св. Горе монахов пятнадцать тысяч, то десять тысяч из них уже русские. И их число изо дня в день быстро увеличивается».

Отмечая разницу в числе насельников греческих и русских обителей, Шопов указывает на такие факторы, как наличие подворий в Константинополе и городах России, большое число паломников. «Не пройдет пяти-десяти лет, и русских монахов на Св. Горе будет вдвое и втрое больше. Из тех, кто смотрит на это нашествие на самой Св. Горе и вокруг нее, никто не сомневается, что через немного лет Афонский полуостров будет населен одними только русскими. В первую очередь русские монахи Афона, а вслед за ними греки и болгары полагают, что вскоре Афонский полуостров и в политическом отношении будет русским. А экономически он уже давно в руках русских. Все богатые греческие монастыри получают свои доходы под контролем русского правительства из России». То, что политическая власть над Афоном в недалеком будущем будет в русских руках, продолжает Шопов, не отрицают и сами русские чиновники и консулы, которые твердят, что нельзя оставить тысячи русских под произволом кучки греческих монахов, получающих содержание из России. Турция в Афоне не заинтересована, потому что он не облагается налогами и не служит источником дохода. «Вопрос о Святогорском полуострове, с какой бы стороны на него ни посмотреть, по моему скромному мнению, обстоит так: в чьи бы руки ни перешла политически Македония, Св. Гора не может в ближайшем будущем не оказаться в руках России», – заключает Шопов .

Вид на море из Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря (Прибрежный Руссик). Фото начала XX в.

Естественно, что среди посетителей Пантелеимонова монастыря были русские моряки: экипажи с канонерских лодок Черноморского флота, проходившие службу при российских посольствах в Константинополе и Афинах (так называемые стационеры), а также корабли Средиземноморских эскадр. Поэтому, пльзуясь подходящим случаем, мы можем отчасти представить Афон второй половины XIX века и в виде приветливой гавани для русских кораблей средиземноморских эскадр.

К. А. Вах, Л. А. Герд

 

Печатается по книге: «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря от 1912 до 2010 года». Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 6. – Афон: Свято-Пантелеимонов монастырь, 2015

 

 

 

 

Использование материалов возможно
при условии указания активной гиперссылки
на портал «Русский Афон» (www.afonit.info)

Смотри также:
Монашеский рай. Митрополит Саратовский Лонгин о Святой Горе и Русском Афоне
Воспоминания о паломничестве на Святую Гору Афон митрополита Саратовского и Вольского Лонгина вошли в его книгу «Ближе к Богу – ближе к людям». Издание приурочено к 55-летию владыки. Мы публикуем отры
ВИДЕО: Возрождение русских обителей на Афоне
Игумен Феофан (Замесов) и поэтесса Нина Карташова в передаче радио «Радонеж» «Афон — частица Русской земли». Отец Феофан недавно вернулся из паломнической поездки на Святую Гору и поделился с радиослу
Православные томичи на Русском Афоне: паломничество на Святую Гору делит жизнь на «до» и «после»
Прихожане Томского Богородице-Алексиевского монастыря и других храмов города в начале лета посетили Святую Гору, — передает корреспондент портала «Русский Афон». Паломническую группу возглавили митроп
Митрополит Рязанский и Михайловский Марк: Многие люди пришли к Богу, посетив Святую Гору Афон
«Афон — это место, куда всегда приходишь с радостью и, с другой стороны, с неким трепетом. Потому что Афон — это тайна, это свой ритм, свой закон, свои принципы», считает митрополит Рязанский и Михайл
Афон стал вторым домом для туляков
Прихожане тульского храма святых апостолов Петра и Павла ежегодно посещают Святую Гору Афон. Паломническую группу всегда возглавляет иерей Антоний Дьячков, а путешествие начинается молебном, который с
Приехать в гости к Богородице
Как правильно вести себя паломникам на Святой Горе рассказал директор Международного института афонского наследия в Украине Сергей Шумило.
Великий пост на Святой Горе Афон
Как прибрана, спокойна и торжественна церковь русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне сегодня вечером, в Прощеное воскресенье, перед началом Великого поста. Все входят в нее тише, чем обычно,
В Саду Пресвятой Богородицы. Отзывы паломника о поездке на Святую Гору Афон
Пожалуй, нет такого христианина и уж тем более православного верующего, который бы не слышал о Святой горе Афон – уделе Пресвятой Богородицы на земле, месте подвига большого количества прославленных м
Восхождение на вершину Святой Горы (+ФОТО)
Братия Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря по благословению игумена обители схиархимандрита Иеремии совершили традиционное ежегодное восхождение на вершину Святой Горы Афон, где отслужили
Восхождение на Афон. Впечатления паломника от посещения Святой Горы
Святая Гора Афон. Одно только это словосочетание в сердце православного христианина вызывает трепетные и благоговейные чувства. Попасть на Святую Гору, приобщиться к ее благодатным святыням – заветная
Последние обновления
Архив сайта
<<<Декабрь 2015>>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
141516171819
21222324252627
28293031   
Видеогалерея

 

 

на верх