– Отче, на Литургии есть момент, когда перед Причастием закрываются врата и идёт приготовление к Причастию. В храме читаются молитвы. Что происходит в этот момент в алтаре? Если можно, расскажите не теологическими терминами, а своими словами.

– У меня нет богословского образования и ничего теологического и академического я вам сказать не могу. Могу рассказать только о собственных переживаниях. Лично у меня во время Литургии – полное единение с Христом. Предложенные хлеб и вино, которые после вознесённых молитв будут освящены в Тело и Кровь Христовы, и, принимая Его Тело и Кровь, по Его благоволению и по Его любви, я соединяюсь с Ним. Когда врата закрываются, афонские монахи моментально начинают молиться, это самая важная часть для них. От закрытия врат до Причастия мы готовимся к встрече с Господом. Представьте, что вы добивались встречи с президентом. Вы годами ждали эту встречу, и тут вам говорят, что в такой-то день вы с ним встретитесь. И с этого момента вы становитесь как бы невменяемыми, полностью концентрируетесь на этой встрече. Вот что происходит в душе у афонского монаха с момента закрытия врат и до Причастия. Монах ждёт прямого контакта с Богом. Неимоверными внутренними усилиями он концентрируется на встрече с Ним. Я видел этих монахов, которые застывали в стасидии. Стасидии – это молитвенное место, где монахи стоят. Ты его хоть по голове бей, он ничего не поймёт. Они застывают в ожидании Бога. Если вы так подходите к этому вопросу, то вы действительно с Ним встретитесь.

о. Ермолай (Чежия), заведующий архивом и библиотекой
Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон

– Это очень хороший вопрос. Я очень рад, что имею возможность ответить на него, потому что это всеобщая болезнь.

Человек обращается, становится церковным — и моментально начинает всех вокруг обращать. «Давай, иди в храм, давай, молись, давай, читай!» И вы уже первый проповедник и миссионер. Это самое ошибочное отношение к духовному делу. Люди должны идти в храм потому, что видят в вас Христа. То есть, человек должен получить импульс, видя в вас любовь. Увидев вас, у него автоматически должно возникнуть желание: «вот, я хочу таким быть!». Вот тогда ты – миссионер.

Единственный способ привести человека к Богу – личный пример. Только личным примером мы можем «заставить» людей идти в храм, молиться и посвящать себя Богу. Но агрессивная конфессиональность, что я принадлежу Церкви, храму, а ты – нет, наоборот может вызвать отторжение. И с детьми происходит то же самое.

Детей невозможно обмануть. Ребенка невозможно обмануть – если наши слова и поведение расходятся, то он быстро разочаруется в нас. Мы думаем, что можем убедить ребёнка в том, что Дед Мороз придёт, а сами можем смеяться над этим. Нет, он прекрасно знает, кто такой Дед Мороз – это всего лишь сказка, мечта, и ребенку нравится в это верить. Поэтому если мы не покажем детям на своём личном примере, Кто такой Христос, то можем сколько угодно гнать ребёнка в храм, а эффект будет обратный - дети уйдут из храма. Но если они видят, что их родной отец просто живёт любовью, дарит себя и Богу, и ребёнку, и жене, и соседям, то зададутся вопросом: «А почему мой папа такой? Почему его все любят и все уважают?» И после, путями Божиими, поймут, что это исходит из веры отца, из любви его ко Христу, и тогда вслед за отцом и ребёнок придёт ко Христу. Это единственный путь, чтоб ребёнок остался в храме.
Храм — не школа, не музей и не аттракцион, куда мы можем отвести насильно или наоборот приманить. Вопрос веры и души — это вопрос жизни и смерти. Это вопрос его спасения. Здесь нужен тончайший подход, но основанный на личном примере. Другого пути нет.

о. Ермолай (Чежия), заведующий архивом и библиотекой
Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон

 

 

 

 

– Никогда не бейте детей. Я вас умоляю. Бить детей – значит компенсировать нашу духовную немощь физической силой. Нам лень общаться с детьми, лень с ними по душам поговорить, объяснить, в чём именно причина той или иной ситуации, как нужно поступать в тех или иных случаях. Нам легче быстро решить вопрос – наказав ребёнка, напугав его. Но через физическое насилие мы убиваем детскую душу.

Самое страшное, что можно причинить ребёнку – это физическое насилие. В его душе это остаётся навсегда. Он будет играть роль любящего вас сына, дочери, будет ухаживать за вами и через сто лет провожать вас до гроба, но никогда не забудет ту боль, которую вы ему причинили. Поэтому я вас умоляю: постарайтесь не бить ребёнка, говорите с ним.

Мы думаем, что дети маленькие и не всё понимают. Просто они по-другому понимают. У них иное восприятие мира. Поэтому мы должны объясняться с ними на их языке, тогда они нас поймут. Обязательно! А любое насилие, даже, как нам кажется, во благо, уничтожает их, и мы теряем самых близких друзей. Каждый удар, который вы им наносите – это колоссальная дистанция между вами. И потом мы удивляемся, почему мой сын не делится со мной своими делами, мыслями, или почему моя дочь не навещает меня и не звонит. А потому, что это дистанция, которую вы сами сконструировали через насилие, подсознательно возбуждает у ребенка неприязнь и ненависть к вам. Это проверено на опыте.

Дети – это святые, они такие, какими мы должны стать. Господь нас призывает: «будьте как дети» (Матф. 18, 3). А мы стремимся перевоспитать детей, хотим сделать их такими, какие мы сами: жестокими, прагматичными, безжалостными. А на самом деле убиваем душу, о которой Господь говорил нам, что она для Него бесценна, и которую Он любит.

Безусловно, надо воспитывать детей, но только через личный пример, с любовью и только на равных. Да, это стоит затраты энергии, времени... Но это — единственный путь. Лишь тогда ваш ребёнок будет вашим другом, и когда станет взрослым — тоже. Не сыном или племянником, а другом. И он будет рад общаться с вами, будет делиться с вами своим сокровенным и просто радоваться тому, что вы его родной человек. Думаю, только так можно дать возможность ребёнку научиться любить.

о. Ермолай (Чежия), заведующий архивом и библиотекой
Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон

 

 

 

 

 

— Невозможно быть хорошим политиком, если ты не чист внутри. Невозможно быть проповедником, если в тебе не живёт Христос. Невозможно убедить больного поверить в Бога, если ты сам не имеешь в сердце Бога. Если мы спорим с кем-то о Боге, то это просто спор из-за того, что он ущемляет наше самолюбие. Нас ущемляет это, но нет в нас чувства, что этот человек тоже наш. Если мы дадим ему почувствовать, что относимся к нему с величайшей любовью и сожалеем о том, что между нами есть какая-то разница, он поймёт: вы тоже его часть — и потянется к вам. Любой спор и любое деление — это от дьявола. Бог — это целостность и единство. Как только мы начинаем делить страну, территорию, армию или даже чётки, мы теряем Бога.

Дьявол хочет, чтоб мы в разделении научились ненавидеть. Это не значит, что мы не должны защищать свою веру, исповедовать её суть и догматы. Это совсем другое. Если в любви это происходит, в сочувствии и осознании, что мы все едины, получится совсем по-другому. Это не вызовет спор, отторжение и ненависть, хотя физически это, может, и проявится. Первый человек, к которому вы так подойдете, может и по голове стукнуть, но вы не почувствуете, что происшедшее есть зло, и тогда отношения между вами будут конструироваться совсем на других условиях. Во второй раз он уже вас не ударит. Это, как Господь говорит, подставить другую щеку. Может показаться, что это безумие, но это не безумие. Это — единственный путь, благословенный Богом – Любовью.

о. Ермолай (Чежия), заведующий архивом и библиотекой
Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон

 

 

 

– Почему возникают помыслы? Потому, что мы постоянно думаем о себе. То есть: я пришёл, я помыл, я купил, я отнёс. Если наше «я» в центре наших мыслей, тогда все помыслы возникают именно во круг нашего «я». Как можно с этим бороться? Я, например, когда был послушником, лет 14 назад, подошёл к старцу Иеремии и спросил: «Батюшка, что мне делать? Я постоянно думаю или о себе, или о моих делах». Он мне ответил: «А ты измени тему. Думай теперь только о Христе». – А как?» – «Вот так: если молишься – молись Христу, если читаешь – читай о Христе, если не можешь молиться или читать — говори о Христе, если никого рядом нет – пой о Христе. Просто всё сое время займи Христом. И ты когда-нибудь научишься не думать ни о чём, кроме Христа».

Я взял его предписание на вооружение и теперь, даже видя любой посторонний предмет, вижу одного Иисуса Христа. Поверьте мне – это работает. Поэтому всё дело в нашем решении. Бог нам дал одно оружие – силу воли. Он нам специально благословил эту силу, чтобы через нее мы научились любить. А как только мы научимся, или будем неуклонно стремиться к этому, тогда эти проблемы сами собой исчезнут.

О. Ермолай (Чежия), заведующий архивом и библиотекой Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон

 

 

Преображение ГосподнеДля изъяснения таинства настоящего празднества и уразумения истины необходимо нам обратиться к самому началу нынешнего чтения Евангелия: «И по днех шестих поят Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возведе их на гору высоку едины» (Мф. 17, 1). Спрашиваем прежде всего, откуда Евангелист Матфей начинает счет шести дней, после которых наступил день Преображения Господня, то есть с какого дня? Как показывает ход речи, с того, в который Спаситель, наставляя учеников Своих, сказал им: «приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего», и прибавил: «аминь глаголю вам, суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Сына Человеческаго грядуща во Царствии Своем» (Мф. 16, 27, 28), то есть, Свет предстоявшаго Преображения Он назвал Славою Отчею и Своим Царством.

Игумен Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне схиархимандрит Иеремия (Алехин)В Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне завершился период празднования Пятидесятницы. Ежедневно в эти дни, начиная с понедельника Святого Духа, за Повечерием после чтения трипеснца пелся умилительный акафист ко Пресвятой и Живоначальной Троице с припевом «Свят, Свят, Свят еси Господи Боже наш, помилуй ны, падшее создание Твое, имене ради святаго Твоего». По уставу монастыря этот акафист совершается соборно, то есть несколькими священниками, во главе с предстоятелем. На каждый день седмицы составлены особые молитвы ко Пресвятой Троице по окончании акафиста.

Неделя всех СвятыхВсяк, убо иже исповестъ Мя пред человека, исповем его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех. А иже отвержется Мене пред человека, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех [1].

Молитва афонского монахаПреп. Марк Подвижник пишет в слове о думающих оправдаться делами: "Пренебрегающего заповедь о молитве постигают самые тяжкие нарушения против заповедей, передавая его одно к другому, как узника".

исцеление слепорожденного. в неделю 6-ю по ПасхеВелик Бог наш, и творит Он чудеса; и нет конца рассказу о чудесах Его. Нет очей, что увидели бы все чудеса Его; нет языка, который перечислил бы их; нет ума, который уразумел бы их.

Последние обновления
Архив сайта
<декабрь 2021>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031